Привычный ход вещей

Привычный ход вещей Вечернее метро было тусклым. Толпа распирала перрон. В открытые двери хлынул поток озлобленных людей. Костя стоял у самой двери и поприветствовал первого ворвавшегося в вагон

Вечернее метро было тусклым. Толпа распирала перрон. В открытые двери хлынул поток озлобленных людей. Костя стоял у самой двери и поприветствовал первого ворвавшегося в вагон мужика:
— Здравствуйте!
Тот не отреагировал — несся к заветному свободному месту. Вслед за мужиком перла тетка с сумками.
— Добрый день! — доброжелательно сказал ей Костя.
Тетка вскинула было глаза, но ее уже унесло потоком.
— Здравствуйте! Здравствуйте! Как поживаете — Костя вежливо здоровался с каждым входящим, стараясь никого не пропустить. Люди глядели на него безумно, туго забиваясь в брюхо вагона. В какие-то полминуты вагон наполнился под завязку, двери с натужным шипением закрылись и поезд тронулся.
— Какое замечательное пальто! — искренне сказал Костя прижатой к нему девушке.
Та прошипела:
— Отъебись.
— Нет, правда, очень модный цвет.
— Блядь… — девушка попыталась развернуться к Косте спиной.
Костя обратился к рядом стоящему мужчине, который пытался вызволить из людского месива свою руку вместе с сумкой:
— А вы не знаете, какую завтра обещают погоду
— Такую же, — пробормотал в ответ тот, дергая зажатой рукой.
— А на выходные — дождь или солнце
— Хуй знает, — мужик наконец вызволил сумку и теперь пытался достать из нее бутылку пива.
— А хотите орешков — спросил Костя у мужика. — У меня есть в кармане, правда, сейчас не достать, я даже рукой шевельнуть не могу, но на станции постараюсь.

Мужик тупо посмотрел на Костю и вернулся к вытягиванию бутылки. Девушка безразлично смотрела поверх Костиной головы. Он обратился к ней:
— Девушка, а еще у меня есть маленькая шоколадка. Вам полезно будет, — мягко убеждал Костя. — В шоколаде — гормоны удовольствия.
Девушка, не меняя выражения лица, мягко просунула свою ногу между ног Кости и вдруг резко ударила его коленом в пах. Костя осекся, на лице у него появилось классическое выражение «ну вот и поговорили». Девушка продолжала смотреть поверх его головы.
— Де..вушка, — прерывающимся голосом произнес Костя. — А когда вам в ресторане шоколад предлагают, вы тоже так делаете
— Что. Ты. Пристал. — металлическим голосом отчеканила девушка.
— Да я же… — Косте мучительно хотелось присесть на корточки и унять боль в паху. — Да я же… просто… поговорить. Живые ведь люди…
Девушка не реагировала.
На станции Костя вывалился из вагона, сел на лавочку и подождал, пока стихнет боль. Рядом присела пожилая женщина.
— Здравствуйте, — вежливо сказал Костя.
Та покосилась на него и нехотя ответила:
— Здравствуйте.
— Как дети поживают
— Не жалуются.
— Устали, наверное После работы, сумки тяжелые… Хотите, шоколадкой угощу У меня есть, мне не жалко.
Женщина оценивающе посмотрела на него и сказала:
— Шел бы ты, парень, домой.
Подошел поезд, женщина встала и направилась в вагон. Костя хотел было пойти за ней, но потом передумал.
«Всегда одно и то же, — думал Костя. — Прилети сейчас инопланетянин, единственное, на что он может твердо рассчитывать — что его пошлют на хуй». Рядом на скамейку присел благообразный старичок. «Ну все, последний на сегодня», — решил Костя.
— Добрый вечер, — повернулся он к старичку, стараясь улыбаться как можно добрее.
— Отвали, пидор, — ответствовал тот, не повернув головы.
Костя поднялся, и, взяв старичка за лацканы, оторвал его от скамейки.
— Сейчас я тебя, суку поганую, — медленно проговорил Костя, — возьму и скину на рельсы. Это тебе, козлу, будет последний в жизни урок вежливости.
Старичок затрепыхался, как сазан, противным тоненьким голоском заверещал чего-то, закрутил шеей, пытаясь освободиться, уйти. Костя выпустил его и не глядя пошел к выходу. На душе было противно и пакостно, мерзким голосом орала внутри совесть, ладони были липкими.
Выйдя из метро, Костя купил бутылку пива, осушил ее в три жадных глотка и отправился в магазин за водкой.
— Здравствуйте, — продавщица мило улыбалась.
— Здравствуйте, — мрачно выдавил Костя. — Бутылку «прозрачной», литр вишневого и пачку «кент».
Продавщица все с той же милой улыбкой дала Косте водку, сок и сигареты.
— Может, вам пакет нужен — спросила она заботливо.
— Обойдусь.
Костя расплатился и вышел из магазина. «Только за деньги, только за деньги, — тоскливо думал он. — Попадись она мне в метро, не только яйца бы отбила, но еще и нос откусила. А вот когда ты клиент — тогда пожалуйста! И поздороваются, и улыбнутся, и ласковы будут. Тьфу». Костя закурил. Потом открыл бутылку водки и сделал большой глоток. Так, через затяжку, прямо у магазина, выпил полбутылки. Жадно выпил весь сок.
— Здравствуйте, — вежливо сказали за спиной. Костя обернулся.
— Ваши документы, пожалуйста, — сказали милиционеры.
— Дайте хоть допить, мужики, — попросил Костя. Милиционеры молча смотрели, как Костя допивает водку. Потом отобрали документы и отвезли в отделение.

Вечернее метро было тусклым. Толпа распирала перрон. В открытые двери хлынул поток озлобленных людей. Костя стоял у самой двери и поприветствовал первого ворвавшегося в вагон мужика:
— Пошел на хуй!
Тот озверело глянул на Костю, но толпа уже утащила его вглубь вагона.
— Куда прешь, сука! Совсем охуел, долбоеб! — Костя старался не пропустить никого. Люди огрызались, но проталкивались мимо. Вагон наполнился, двери закрылись и поезд тронулся. Мужик, прижатый к Косте, дышал перегаром.
— Ну че ты пялишься, орел! — Костя злобно пихнул мужика локтем. — Нажрался, пролетарий хуев!
Пролетарий секунду смотрел на Костю, а потом изо всей силы ударил его лбом в нос. Треск от удара был слышен даже сквозь шум поезда. От дикой боли Костя на секунду ослеп, в голове помутилось, на куртку полилась кровь. На станции его выпихнули на перрон.

В магазине Костя, придерживая кровавый платок у носа, промычал:
— Бутылку «прозрачной», литр вишневого и пачку «кента».
Продавщица с ужасом посмотрела на него, потом вышла из-за прилавка и закрыла дверь в магазин. Подошла к Косте и тихо спросила:
— Очень больно, да
— Ну… — удивленно прогнусавил Костя, — вообще-то да.
— Дайте я посмотрю.
Девушка нежно отвела Костины руки от лица, и легко касаясь его носа, прощупала место перелома.
— Боже мой. У вас перелом, надо вправлять. Вам сейчас в больницу надо. Я с вами съезжу, мало ли что.
Она решительно стала натягивать куртку. Костя молча смотрел на нее, потом решился.
— Не надо, девушка, — мрачно произнес он. — Не надо нарушать привычный ход вещей. Бутылку «прозрачной», пожалуйста, литр вишневого и пачку «кента».
Девушка некоторое время глядела в пол, потом сняла куртку, зашла за прилавок, молча выставила требуемое. Так же молча приняла от Кости деньги и отчеканила:
— А теперь пошел на хуй!

cerf

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.