Секрет полетов ведьмы

 

Секрет полетов ведьмы Октябрь пришел внезапно. Заполненный дождями, туманами и опавшей листвой он шнырял по дорогам и дворикам, шаловливо крутя флюгеры и барабаня ветками в окна. Ведьма сидела в

Октябрь пришел внезапно. Заполненный дождями, туманами и опавшей листвой он шнырял по дорогам и дворикам, шаловливо крутя флюгеры и барабаня ветками в окна.
Ведьма сидела в кресле у камина и, с аппетитом поедая пятую плюшку, разглядывала свою метлу.
Метла ей досталась от бабушки. Самодельная, пропитанная историями и колдовством метла висела над камином, являясь гордостью семьи и образчиком средневекового искусства.
— Умели же раньше делать, — вздохнула Ведьма, протягивая руку к шестой плюшке, — залюбуешься! А какие у нее лётные данные, какая манёвренность! Прилечу на шабаш, все обзавидуются.
— Ну, во-первых, ты ее используешь несколько раз в год, поэтому все ее видели, а во-вторых, если ты так будешь налегать на мучное, то идти придется пешком, — философски заявил Тузенбах, и, подхватив острым коготком последнюю плюшку, ретировался из комнаты.
— На что это ты намекаешь! возмутилась Ведьма, — у меня магический метаболизм, и вообще, мне такие вещи не страшны.
— Ну-ну, — поддакнул кот, сытно облизываясь.
— Что ты нукаешь, — Ведьма почувствовала, что выходит из себя, — я тебе сейчас это докажу!
Откину в сторону плед, Ведьма поднялась с кресла и сняла со стены семейную реликвию. Ясеневая ручка на ощупь казалась живой и теплой. Замысловатый узор в виде тринадцати крестиков наводил на мысли о некой бабушкиной тайне, а перетянутые кожаным шнурком прутья орешника кокетливо топорщились в разные стороны.
Громко бухая деревянными башмаками, ведьма вышла во двор.
Погода стояла отличная — солнечная с легкой долей прохлады. Золотистые и бурые листья трепетали на деревьях, точно аплодируя ей.
Ведьма хмыкнула, откинула с лица непослушную прядь волос, оседлала метлу и, глубоко вдохнув сладкий октябрьский воздух, шепнула:
— Земля, прощай! и тут же зажмурившись (она всегда боялась взлетать) оттолкнулась от земли.
К ее изумлению, вместо невесомости полета, она ощутила всю силу притяжения.
— У-у-у! — взвыла ведьма, потирая ушибленный бок, — что за шуточки! она, кряхтя, поднялась и, стиснув зубы, предприняла вторую попытку, затем третью и четвертую, но тщетно. Метла, верная подруга, испытанная временем, не желала поднимать ее в воздух.
Недоуменно глядя на метлу, все еще зажатую меж ног, ведьма почесала затылок: — «Ты чего не летишь А Что происходит, милочка А ну-ка давай еще разок».
На этот раз она слегка разбежалась, прежде чем прыгнуть, и снова рухнула в пожухшую траву, словно куль с соломой.
С крыльца послышался странный звук похожий на то, как лопается воздушный шарик.
Ведьма хмуро обернулась и увидела, что Тузенбах, ее кот, катается по нагретым доскам с боку на бок и ржет точно конь.
— Между прочим, не смешно! обиженно крикнула хозяйка Дома-у-перекрёстка, — у меня метла сломалась!
Кот, все еще хихикая, сел на крылечко и, утирая кончиком хвоста выступившие на глазах слезы, спросил:
— Ты наивная, правда, думаешь, что дело в метле
— Но в чем же еще удивилась Ведьма, — ты знаешь, сколько этой метелке лет
— Для данного летательного инструмента, это не возраст, — отмахнулся кот.
— А вот не скажи, — заспорила Ведьма, — видать, старушкина магия из нее вся выветрилась, вот она и не летает.
— А давай проверим предложил кот, хитро щуря глаза.
— Давай, — азартно кивнула Ведьма, — как будем проверять
Вместо ответа, кот заорал дурниной:
— Девочки, во двор!
Тут же послышался громкий топот, точно из жаркой и далекой страны телепортировалось стадо слонов и теперь скакало там внутри, стараясь развалить бедняжку. Дом-у-перекрестка возмущенно стонал и кренился. Флюгер истерично вращался, скрипя как не смазанная телега. Вот дверь с грохотом распахнулась, и на улицу кубарем выкатились близняшки.
Ведьма сразу поняла, что до того, как их позвали, они лепили, потому как у той, что любила хвостики, зеленый пластилин застрял в волосах, а у ее сестры, с косичками, весь передник был перемазан красным. Ведьма хотела ужаснуться, что же происходит в доме, но вспомнила про метлу и решила отложить испуг на потом.
Не дожидаясь, когда малышки заспорят, Туз перешел в атаку:
— Девочки, хотите покататься на метле мурлыкнул он.
Глаза близняшек загорелись:
— Да! одновременно выкрикнули дети и бросились к маме.
Ведьма испуганно подняла метлу повыше, понимая, что если сейчас метла хотя бы цела, то после детей ей могут достаться одни обломки.
— Мама, дай! кричала любительница зеленого цвета.
— Дай, мама, — вторила ее перепачканная красным сестра, — нам кот разрешил.
— А я тревожно спросила ведьма, косясь на кота.
— И ты, — мяукнул Тузенбах.
Ведьма глубоко вздохнула, как перед полетом, и решилась:
— Вот, садитесь, только осторожно, если не сможете взлететь не страшно, потому что — она не успела договорить. Вечно спорящие близняшки, молча оседлали ясеневое древко. Причем та, что носила пижаму, села лицом к прутьям, а та, что любила полосатые носки, спиной к ним. Им даже не пришлось отталкиваться, так быстро они взмыли ввысь. Правда, тут метла растерялась, поскольку каждая наездница тянула ее в свою сторону.
— Вперед! — кричала одна,
— Лети, — требовала другая.
В итоге метла дергалась в воздухе, не зная, что делать, но, в целом, это было неважно.
— Слезайте, — хмуро велела Ведьма и, не дожидаясь, когда дети начнут канючить, притянула к себе метлу, — все ясно, — вздохнула она, поглаживая покрытую резьбой рукоять, — я слишком толстая и поэтому не могу взлететь.
— Ну, может, и не слишком, и все же, сегодняшние плюшки были лишними, поддакнул кот.
— Но ведь это катастрофа! Ведьма закусила губу, пытаясь не разреветься.
— Мамочка, не плачь, — обняла ее близняшка с хвостиками, — толстые — добрые.
— Да, мамуль, а метлу мы себе заберем, чтоб она тебя не огорчала, — тут же нашлась та, что с косичками.
— Я толстая, злая, и дети отбирают у меня последнюю радость! взвыла Ведьма не в силах больше сдерживать эмоции, — сегодня же сажусь на диету! приняла она важное решение и медленно поплелась в дом, волоча за собой метелку.
Проводив маму разочарованным взглядом и, понимая, что метла им нынче не достанется, дочки вздохнули и побежали в поле, кататься на комолой корове.
— На ужин у нас салат, — мрачно сообщила Ведьма, раскладывая всем по тарелкам зеленое нечто из травы и овощей.
— Мам, он не соленый! возмутилась любительница красного цвета.
— И не сладкий, — поддакнула её сестра.
— Это — диетический салат, — перебила их Ведьма, — жуйте и наслаждайтесь.
— Я, конечно, извиняюсь, — влез в разговор кот, — но у меня в миске тоже лежит «это», — он покосился на травяное месиво.
— У всех на ужин салат, — рыкнула Ведьма, — приятного аппетита.
— А пирожки будут робко спросила та из девочек, что носила полосатые носки.
— С этого дня в доме запрещены такие слова, как пирожки, плюшки пончики и прочие сладости, а еще гуляш, хлеб, шоколад и какао! процедила Ведьма, воюя с полезным салатом, как с врагом народа.
— Мама, худеешь ты, а мы тут при чем! воскликнули дочери.
— Вы за компанию, — отрезала Ведьма, — и пока я не взлечу, никаких поблажек!
— Даже мне кот удивлено округлил глаза.
-Тебе тем более, тоже вон пузико отрастил, скоро на стол залезть не сможешь.
— Хорошего кота должно быть много, — проворчал Тузенбах и, гордо вздернув хвост, удалился, фыркнув на прощание в сторону миски с салатом.
Ночью Ведьме снились плюшки, и сладости, и огромный кусок мяса, политый клюквенным соусом. Она проснулась на мокрой от слез подушке. Но вспомнив про грядущий праздник и неминуемый позор, если не сможет прилететь на метле, стиснула зубы.
Выбравшись из постели, она решила сделать сто приседаний, правда, спину прихватило на восьмом. Осторожно сойдя по лестнице, Ведьма повязала на лоб черный шарф, чтоб волосы не падали, и выпив стакан воды на голодный желудок, выбежала из дома.
Путь до мельницы и обратно показался ей длиною в жизнь. Деревянные башмаки натерли ноги, спину кололо, желудок урчал так, что из соседнего леса отзывались звери, принимая урчание за песню в брачный период.
Когда Ведьма все же добралась до мельницы, то она взвыла так громко и горько, что округа притихла, а живущее на мельнице привидение побледнело от страха.
Обратный путь оказался еще длиннее. Погода испортилась, и мелкий дождь вперемешку со снегом сыпался из пухлых туч.
Едва переставляя ноги, Ведьма шлёпала по раскисшей дороге, дрожа от холода, изнывая от голода и кляня судьбинушку.
Когда она, наконец, переступила родной порог, то даже мысли о еде не радовали. Скинув ненавистные ботинки, она почти доползла до камина и, стащив с кресла полосатый плед, спряталась под ним и уснула.
— Эй, дорогуша, время к вечеру, а ты все спишь, — кот требовательно постучал по её плечу лапкой, пора и меру знать и семью кормить.
— На ужин несладкий чай и брокколи в собственном соку, — откликнулась из-под одеяла Ведьма и горько разрыдалась.
— Б-р-р! Аж передернуло, — признался кот, — ну ты чего он, сделав подкоп, проник под плед и устроился под боком ведьмы, — чего ревешь-то
— Моя карьера ведьмы кончена, я не могу взлететь на метле, значит, я не прибуду на шабаш, и меня вычеркнут из книги. Надо придумать, чем заниматься после этого, может стричь газоны у соседей или, — она вновь всхлипнула, — танцевать в кабаке
— Тьфу ты! Глупая! рассердился кот, — на тебя, между прочим, дочери смотрят!
— Вот и какой я им пример Я — неудачница! простонала Ведьма, отворачиваясь от кота, Лучше я продам метлу, — шепнула она и затихла.
— Продашь метлу заинтересовался кот, — а что, это идея, я даже знаю покупателя, сегодня же прибудет, а пока хватит валяться, пойдём пончики есть.
— Я же на диете, — отмахнулась Ведьма.
— Ну, не хочешь как хочешь, — Тузенбах не настаивал и, выскользнув из-под пледа, ускакал в сторону кухни.
Совсем скоро комнату заполнили ароматы горячей выпечки.
Ведьма скрипела зубами и старалась не дышать. Она даже хотела разбушеваться, но как раз в этот момент в дверь постучали.
Предчувствуя, что кроме нее никто не откроет, Ведьма поднялась с пола и, шаркая ногами, поплелась к двери. Плед тащился позади, как скомканные крылья.
Свет фонаря выхватил из полумрака объемную фигуру, таких впечатляющих габаритов, что Ведьма на секунду испугалась, уж не тролль ли забрел на огонек.
— Это здесь продают трехсотлетнюю метлу приятный баритон явно не мог принадлежать чудищу, и Ведьма, посторонившись, кивнула:
— Здесь, проходите.
Покупательница втиснулась в дом и завертела головой в поисках реликвии.
А Ведьма рассматривала ее:
Вечерняя гостья была пышнотелой, корсет, который слегка утягивал верх юбки, больше походил на стальные обручи бочки, а широкую ярко-оранжевую блузку, близняшки могли бы использовать как палатку для игр. В такой даме поместилось бы штук шесть Ведьм, и это если не жевать.
— Ну, где же предмет продажи нетерпеливо переспросила покупательница.
— Вот, — Ведьма достала из угла метлу, — бабушкина, — зачем-то добавила она.
— О боже, какая прелесть! — взвизгнула дама, — это же ручная работа! Единственный экземпляр! О, я помню эту метлу еще молодой, ах какие тогда были времена!
— Вы знали мою бабушку удивилась ведьма.
— Конечно, — дама гордо вздернула тройной подбородок, — я одна из старейшин ковена и я знавала многих из тех, чьи имена теперь стали легендарными.
— Все это здорово, — замялась Ведьма, только скажите, зачем вам метла
— Как зачем — опешила старейшина, — кончено же летать!
— Не поймите меня неправильно, но с вашей комплекцией, — Ведьма красноречиво взглянула на гостью и не смогла закончить фразу.
— Да вы, деточка, намекаете, что я толстая поняла ее гостья и расхохоталась, — о да, я поднабрала веса за пару веков, но вот что я вам покажу, только давайте выйдем, мне тут чуть тесновато, — и старейшина захихикала, словно удачно пошутив.
Ведьма не противилась. Вслед за покупательницей она вышла из дому в холодную октябрьскую ночь, ожидая увидеть повозку, запряжённую драконом, на которой та прикатила в гости.
Однако вместо этого она увидела метлу, одиноко прислонённую к стене. Обычную метелку, почти такую же как та, что сделала ее бабушка, даже крестики на рукоятке имелись, правда было их в разы больше.
Меж тем, гостья поудобней перехватила ведьмину метлу и легко взмыла в воздух.
Ведьма, вытаращив глаза, глядела в ночное небо, где выписывала кренделя на трехсотлетней метле старейшина. С земли она походила на небольшую тучу, которая вдруг решила сплясать, а громкий смех напоминал отдаленные раскаты грома. Ведьма таращилась на происходящее, не понимая, как это может быть правдой.
— Закрой рот, — тихо подсказал Тузенбах, устроившийся рядом, — мухи налетят.
Ведьма опомнилась и выполнила команду так быстро, что аж зубы щелкнули. И как раз вовремя. Покупательница точно гигантская бабочка приземлилась подле Ведьмы и, ласково погладив ясеневую рукоять, выдохнула:
— Беру! Сколько хотите
— Я не знаю, — растерялась Ведьма, — я не понимаю.
— Чего вы не понимаете, деточка ресницы гостьи так и затрепетали, создавая ветерок.
— Я не понимаю, как вы с такими формами летаете, я вот не могу, я — толстая! воскликнула Ведьма, заламывая руки.
И гостья расхохоталась, она смеялась от души, чуть похрюкивая и периодически промакивая уголки глаз подолом юбки.
— О, Тузенбах, ты был прав, она у тебя такая забавная и юная! кот польщенно замурлыкал, — Деточка, — теперь она обращалась к Ведьме, — разве бабушка не рассказывала вам, что ведьма летает не потому что, а вопреки всему. Это состояние души, а не тела! Вы можете прятаться за удочкой и ни на сантиметр не отрываться от земли, а можете быть как я и парить среди облаков. Больше уверенности, милая и хорошего настроения. Настроение знаете ли, решает! Ну, давайте улыбнитесь и попробуйте сами.
— Я не могу, я не взлечу, я…
Но гостья не слушала, одной рукой она ухватила Ведьму. А другой метлу и, совместив их, подкинула в воздух, словно запустила самолетик.
— Последний раз летаю, — мелькнула мысль в голове Ведьмы, — ну и ладно, зато как птица! и стоило ей так подумать, как метла подхватила ее и понесла навстречу лунному свету.
— Ю-ху! — завизжала ведьма не в силах сдержать эмоций, Ю-ху!
— До встречи, милая! крикнула старейшина, проносясь мимо.
Ведьма хотела помахать ей вслед, но тут кое-что вспомнила, — Погодите! — крикнула она, — что значат крестики на древке! Это количество убитых инквизиторов
— Это столько раз ваша бабушка садилась на диету! хохотнула гостья и унеслась прочь.
А Ведьма все кружила в небе, раздумывая над тем, как просто вывести ведьму из состояния полета. Одно лишнее слово, одна капля неуверенности, и все, пиши пропало.
— Укушу Туза за хвост, решила она, — но сначала поем, ведь секрет полета, это состояние души, а мне для душевного равновесия не хватает как раз десятка пончиков!
Автор: Эль Гладкая
Группа автора:

 

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *