И продал он душу за сигарету…

 

И продал он душу за сигарету... Вы обвиняетесь в преступлениях против государства, инакомыслии, ношении неподобающей одежды, свободном обращении со словами... Упитанный судья с раскрасневшимся

Вы обвиняетесь в преступлениях против государства, инакомыслии, ношении неподобающей одежды, свободном обращении со словами…
Упитанный судья с раскрасневшимся лицом зачитывал мне приговор. Суд присяжных хищно взирал на мою одинокую персону, сидящую с безразличным лицом.
В детстве, когда у меня были экзамены в школе, я волновался перед написанием. Но уже написав и сдав, я думал: «Ну вот, уже написал и сдал, теперь смысла волноваться нет, теперь всё как будто заранее решено, от меня уже ничего не зависит, остаётся только ждать». Так и сейчас. Сейчас я сидел на скамье подсудимых и думал: «Ну и что Я совершил преступления, попался, осталось только ждать приговора, так какая разница От меня уже ничего не зависит».
Монотонный бубнёж судьи прервался и он строго посмотрел на меня из-под очков.
Подсудимый, раскаиваетесь ли вы в своих преступлениях
Я безразлично пожал плечами и произнёс только одно.
Нет.
Зал будто взорвался. Люди кричали, тыкали в меня пальцами, требовали смертной казни. И они её получат.
Я не видел смысла оправдываться, не видел смысла объяснять свою точку зрения. Я не видел смысла в попытках донести до людей, что свобода это гораздо больше, чем дозволение государства посидеть на унитазе без вечного наблюдения. Я знал, что всё куплено, и моя судьба уже предрешена.
Уже лет с 12 я курил. Я полюбил сигареты, как ничто другое, я отдался им. Я не видел в курении ничего плохого, более того, я боготворил его и считал чуть ли не подарком божьим.
Суд оглашает своё решение. 25-летний Игорь Фридумин обвиняется в политической измене и свободомыслии. Вы приговариваетесь к казни через повешение завтра в 7 утра. Приговор окончательный и обжалованию не подлежит. Ваше последнее слово, подсудимый
Молчание.
Подсудимый, вам есть что сказать!
Из размышлений о детстве меня вырвал громкий крик судьи.
Да, ваша честь, произнесено это было с такой язвительной интонацией, на которую я только был способен. Можно сигаретку
Сигареты запрещены от 15.03.2016. Просьба отклоняется. Это всё
Я лишь молча кивнул. Они забрали из моей жизни самое дорогое, и даже перед лицом смерти я был вынужден смириться с несправедливостью.
Увести.
***
Я сидел на сыром полу, синяки по всему телу безбожно ныли, а задница от сидения на холодном камне порывалась уйти от меня.
Сиди там на месте, не дёргайся, усмехнулся я.
Я снова вспомнил детство. Первая сигарета. Первая пачка. Первый блок. Я курил много. Очень много. Я бы умер от рака лёгких, если б не этот дурацкий закон.
Ну, это ещё неизвестно…
Несмотря на боль во всём теле, я подскочил. Голос из тёмного угла камеры ударил как гром среди ясного неба. Здесь не могло никого быть…
Кто ты
Я бы поиграл с тобой в загадки, но до твоей казни осталось чуть больше часа, так что перейдём к делу. Я Чёрт. Просто Чёрт. Бес, нечистый, называй как хочешь. Рад знакомству, руку жать не буду, ошпаришься.
Ну, судя по всему, имя ты моё знаешь. и руку я тебе, положим, жать и не собирался. Знаю я вашу породу…
Нет.
Что нет недоуменно переспросил я.
Нет, не знаешь ты нашу породу. Всё, что тебе надо знать, ты знаешь и без моих слов. Да, я пришёл за твоей душой. Да, продав её ты попадёшь в ад. Но ты и так туда попадёшь за свои деяния, просто тебе, как интересной личности, дано последнее желание. И да, я не могу дать тебе того, что ты и без меня имеешь, да и вообще много чего не могу. Можешь немного поднять свою гордость, меня за тобой прислал лично сам Он.
Дьявол
Нет, Бог.
Я впал в ступор, вопросов было очень много и непонятного тоже. Я открыл было рот, но посетитель меня перебил.
Любой вопрос и ответ на него так же расценивается как желание, советую быть осторожнее.
Рот я закрыл. Мда, дела. Ну… Я, в принципе, знал, чего хочу.
Хочу свободы.
Я ещё в самом начале сказал, что не дам тебе того, что у тебя уже есть. Ты свободен. Да, ты в тюремной камере. Да, тебя казнят. Но ты свободная
личность. В отличие от многих…
Понятно. Ладненько. Что насчёт последней ночи с девушкой
Чёрт вышел из тёмного угла и с сомнением на меня посмотрел.
Ммм… Не думаю. Ты ужасно грязен, воняешь, резинки нет. Вряд ли кто согласится. Даже Дьявол не всемогущ, развёл он руками.
Я молчал, обдумывая своё последнее желание. Дела… Что же такое загадать… В Ад я и так попаду, душу не жалко. Но я совершенно не знаю, чего хочу… Хотя нет, чёрт, знаю!
Не упоминай имя моё всуе, — пробормотал Чёрт.
Что
Что
Ничего.
Он укоризненно посмотрел на меня и покачал головой. Я лишь пожал плечами.
Что бы такое пожелать-то… О! Точно! Как я раньше-то не додумался. Странно, что эта мысль не пришла в голову первой.
Хочу пачку… Нет, блок! — я замолчал. Час ведь остался…
Чёрт тоже молчал.
Я вздохнул.
Хочу сигарету. Одну прикуренную сигарету.
Чёрт вопросительно изогнул бровь и произнёс:
Ты уверен
Я кивнул.
Хорошо.
Он щёлкнул пальцами и протянул мне уже прикуренную сигарету. На фильтре красовалась надпись: «Hell Smoe». Я усмехнулся и сделал затяжку. А ничего так. Вторую, третью…
Когда лишь обугленный фильтр остался у меня в руках, Чёрта в камере уже не было.
Конец.
***
Барабанная дробь, эшафот.
Опять зачтение приговора. Петля. Дрыгание ногами. Беспамятство.
***
Жарко, чёрт.
Не упоминай имя моё всуе.
Старый знакомый улыбнулся и протянул мне прикуренную сигарету марки «Hell Smoe».
Затяжка, ещё одна. Вопросительный взгляд.
В аду тоже курят. Добро пожаловать.
***
Я жил свободным человеком. Я продал душу за сигарету. Я ни о чём не жалею.
***
И да, здесь не так уж и плохо, как рассказывают.
Большой Проигрыватель
Другие работы авторов:

 

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *