Да здравствует…

Да здравствует... Вспыхнет спичка в темноте. Пополам вселенная. Свет разлетится рукавами галактик, взрывами, звёздами, Магеллановыми облаками, белыми карликами, сверхновыми, и всё это

Вспыхнет спичка в темноте. Пополам вселенная.
Свет разлетится рукавами галактик, взрывами, звёздами, Магеллановыми облаками, белыми карликами, сверхновыми, и всё это космическое великолепие будет значить лишь одно: игра началась снова.
Слышишь, друг Снова, мать его, снова!
Господь умер! Да здравствует Господь!
Ты стоишь посреди мрака и трясущейся рукой держишь спичку, всё ещё не до конца понимая, что именно только что сотворил. Вокруг из космических узоров уже проступают знакомые лица. Те самые фотографии из прошлой жизни. Из отыгранной партии.
Кто здесь
Они смеются в ответ. Они говорят. Голоса вокруг. Голоса в твоей голове. Сначала чуть слышно, но с каждой секундой всё громче:
Не существует реальности, пока нет восприятия этой реальности
Каждый несет в себе всё. И потому всё можно найти в самом себе… Это лишь костюмы просто костюмы
Мы получаем такие реальности, какие заслуживаем, сохраняем или создаём
Ведь я никогда не был стрелой монгольского воина, конём средневекового рыцаря, никогда не сидел на троне, никогда не был вражеским танком Так откуда я знаю весь этот опыт!
И в конечном счёте невроз следует понимать как страдание души, не находящей своего смысла. Встреча с самим собой принадлежит к самым неприятным
Голоса звучат всё громче-громче… Со всех сторон одновременно. Спичка тухнет, но свет, который она породила, уже разлетелся на сотни километров. И ты, наконец, узнаёшь эти лица. Вспоминаешь каждого из великих волшебников. Вот они! Вот они, посмотри!
Швейцарский доктор, что заперся в башне рисует сновидениями Красную книгу и переворачивает с ног на голову психоанализ.
Загадочный антрополог, запутав биографов, уезжает к старику-индейцу, чтобы сделать ещё один глоток из чаши с отваром и вновь остановить реальность.
Американский профессор ставит опыты на студентах Лиги Плюща, читает лекции и между делом запускает психоделическую революцию.
Советский филолог возвращается с Первой мировой и совершает невозможное: раскладывает русскую сказку на элементы, словно периодическую таблицу.
Все они маги, шаманы, философы. Великий ковен человечества.
И вот ещё один Тот самый босоногий волшебник из пустыни, над чьим домом вспыхнула однажды звезда о восьми лучах.
Они твои голоса, и, сколько бы ты не жил, все они будут повторять лишь одно:
Это всё ты, Герой. Все отражения и все звёзды, все истории и все путешествия. Все сказки, легенды, мифы, архетипы, арканы все они о тебе. Это ты продал Спасителя за тридцать серебряников, и ты был распят на Голгофе. Это тебя приковали цепями к скале, и ты был орлом, что выклёвывал печень. Это ты стрелял, прищурившись, под грохот танков, ты падал замертво от прицельного выстрела, ты сбрасывал бомбы, ты погибал снова и снова. И каждый философский текст, каждая религия, каждое тайное учение, каждый миф все они об одном и том же… О том, что именно ты их написал когда-то. Оставил подсказки для новой игры.
И умирая, ты вспомнишь это. Вспомнишь каждый сюжет, каждую сказку, каждую секунду вселенной. И все разрезанные отражения начнут складываться обратно образ к образу, ниточка к ниточке, и воспоминания превратятся в бесконечный поток света где-то далеко, в конце темноты. С каждым мгновением свет будет становиться всё ярче, ярче, ярче Будет разлетаться во тьме галактиками, созвездиями, взрывами сверхновых и Магеллановыми облаками. Пока ты вдруг не поймёшь
Кто здесь!
Тёмная комната. Зажжённая спичка.
Господь умер. Да здравствует Господь!

Источник

Обсудить историю

  1. Черникова Инна

    Боги мои! Каждое слово как набат, пульсом отозвалось в голове.

  2. Чиркова Лариса

    Мощно!

  3. Невская Ирина

    Лин пишет шикарно 🙂

  4. Горбунова Светлана

    ???????????

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *