Звезда наоборот

 

Звезда наоборот Осень пришла в город точно по расписанию. Я понял это даже не по желтому листу, мягким шорохом скользнувшему по окну. Проснулся и вдруг понял осень. Ещё вчера сверкала летняя

Осень пришла в город точно по расписанию.

Я понял это даже не по желтому листу, мягким шорохом скользнувшему по окну. Проснулся и вдруг понял осень. Ещё вчера сверкала летняя гроза, стучала, будто пустые бидоны из-под молока. Ещё вчера солнце будило меня, растворяя остатки сна в ярких лучах, от которых хотелось улыбаться. Сегодня небо оказалось затянуто тучами. И хоть большинство деревьев оставались наряжены в ярко-зелёную бахрому, следующий лист, упавший мне на руку, дал точно понять осень пришла.

Теперь вечерело в разгар дня. Я шел по Фонтанке и смотрел на проплывающие мимо катера. Пахло ужасно, как всегда пахнут петербургские каналы и речки. Бывает, приглядишься к воде и вместо спокойной тёмно-синей ряби канала вдруг видишь ядовитые круги бензина или мелкий мусор. Мимо меня шли прохожие, недоумевая от изменившегося окружения вроде и лето, но что-то менялось в головах, как меняется плавность вальса. Тело не осознает, а в голове уже что-то не так.

В этом году лето оказалось неожиданно жарким. Тепло стояло почти весь сезон, и старожилы говорили, что не помнили такой погоды уж лет как десять. Но бывали дни, перемежающееся то дождём, то прохладным солнцем, будто ещё с весны готовя горожан к осени. И вечная меланхолия моего сознания, тоскующего по чему-то необъятному, далёкому и эфемерному, была рада раствориться в улочках этого серого города.

Каждую осень меня накрывало летящее чувство тоски. Я дошёл до Невы и стал слушать далёкие крики перелётных птиц чувствовал, будто зовут с собой.

Впрочем, иногда бывали и просветы. Я давал уроки венского вальса по воскресеньям недалеко от площади Восстания. Эта маленькая радость в череде бесконечно серых дней, насквозь пропитанных туманами и дымом моей старой трубки, стала неким аналогом пятницы в барах молодости. В остальные же дни работа в типографии.

А вы неплохо танцуете, Михаил, звонкий голос вывел меня из задумчивости, не пугайтесь так, я не по вашу душу.

Рядом со мной, перегнувшись через перила, на набережной стояла темноволосая девушка. Каждые несколько секунд раздавался тихий плеск камешки дробили спокойную рябь воды.

Янина, девушка повернулась ко мне и протянула руку, изогнув ладонь кверху, я вчера видела вас в окнах танцевального зала. От вас за версту несет грустью, но танцуете вы хорошо.

Я пожал руку девушки, поздновато подумав, что надо было её поцеловать.

Раз уж видели, почему не зашли я поднял взгляд и увидел в её глазах своё отражение.
Заходила, да вы заняты были. Только ваше имя и запомнила. И ваш маршрут.
А говорите, не по мою душу, чем дольше я смотрел в её глаза, тем больше находил себя.

Янина расправила плечи.

Человека, бредущего без цели, не отдающего себе отчета в дороге, легко найти. На вас лежит отпечаток вселенской тоски. Вы так и светитесь этим. Этакая звезда наоборот.

Янина тепло улыбнулась, качнув гривой густых волос.

Раз уж мы встретились здесь, не откажете в променаде
Конечно. Зайдете в следующий раз
Не получится. Я сегодня улетаю. Самолёт вечером.

Мы пошли вдоль набережной. Стало гораздо теплее, и только сейчас я заметил, как легко одета девушка волосы до груди скрывали под собой красное платье с большим разрезом на спине, в то время как прохожие кутались в пальто и куртки.

Знаете, я всегда любила последние часы перед отъездом. Ходить по городу, смотреть в лица прохожим. Всё такое знакомое, но ты понимаешь, что совсем скоро город спутает краски, утонет в тумане, испарится. И перед тобой уже будут другие места, другие люди. И то, что было раньше, останется на картине, нарисованной бесцветными красками.
И бесцветными красками вырвано всуе почти всех персонажей из жизни моей, произнёс я всплывшие в памяти строчки.
Неужели в вашей жизни нет чего-то светлого, счастливого Янина обернулась, пристально посмотрев мне в глаза, то, что заставляет вас улыбаться
Я бы сказал, что это вы, да боюсь, неправильно поймете, я против воли улыбнулся, у вас глаза цвета чая. Знаете, Янина
Яна. Для друзей Яна.
Яна. Я очень люблю людей. И счастливым меня делают именно они. Мне радостно наблюдать за успехами моих подопечных, их искренние улыбки, когда выходит станцевать правильно.
А что вы делаете в остальные дни
Работаю в типографии.
Нет, о чём вы думаете Чем занята ваша голова

Я остановился и глубоко вздохнул. Пахло морем. Пахло песком, бурунами волн, сбивающих замки, пахло рокотом воды, пахло вечностью. Уходящей вечностью.

Я думаю о меланхолии. О чувстве, которое преследует меня с рождения. Это это тоска по вечности. Тоска по несбыточному, неясному, далёкому и нереальному. Я не могу обличить это в форму. И дело вовсе не в том, что я люблю грустить. Нет, Яна, грусть и меланхолия вещи совершенно разные.

Мы оказались на Невском проспекте. День кончался, вечер догорал и шпиль Адмиралтейства отбрасывал причудливые тени на брусчатку. В парке кружились листья, медленно оседая на землю.

Вы, наверно, хотите спросить, кто я и откуда. Я отвечу, но это не будет иметь никакого значения. Только люди и места имеют смысл. Здесь, например, я впервые познакомилась с этим городом.

 

Яна показала рукой на возвышающиеся вдалеке над домами купола Исаакиевского собора. Сусальное золото блестело и искрилось в лучах, переливалось тысячами искорок.

Этот город скоро уснет в вашей меланхолии. Но я запомню его именно таким, как сейчас. Десять лет не была в Петербурге, приехала поздней весной и вот скоро уезжать.

Яна вздохнула.

Что вы сделали за лето, Михаил Достигли своей мечты
А я и не знаю, что такое мечта.
Вы совсем ни о чём не мечтаете
Скорее, просто живу. Кого-то жду. Давно потерял смысл жизни, да и нужен ли он я остановился и посмотрел на девушку, я достиг всего, что хотел. И теперь, просто наслаждаюсь жизнью.
Потерянный, Яна сокрушенно покачала головой.

Мы зашли в парк.

Осенний бал, Яна подошла к неработающему фонтану и присела на мраморный край, листья кружатся в последнем танце. Они всё лето зрели, зеленели и впитывали окружающих, девушка взяла лист в руку, и всё это ради последнего и единственного танца. Природа прекрасна сама по себе. И порой, если приглядеться, можно даже услышать её музыку.

Я посмотрел на кучки листьев под ногами.

Сегодня утром их ещё не было.
Сегодня утром я не хотела уезжать, Яна подкинула листик, думала, ещё пару недель побуду здесь, листик закрутился, сцепившись с другими падающими.
Уезжаете на юга я понимал.
Да. Может быть, Италия. Там, где теплей. Там, где меня ждут.
Тепло всегда ждут, Яна.

Невдалеке послышался нежная и пронзительная мелодия скрипки. Солнце пробилось из-за облаков и с последними силами, отчаянно и ярко, бронзовым светом, сквозь который падали листья, обнимало землю.

И даже они кружатся в вальсе.
В последнем вальсе, Михаил.

Я взял девушку за руку. Яна прижалась ко мне и я почувствовал мягкий шелест волос на своей щеке. От девушки пахло цветами и жизнью. Но как капля краски на холсте, её захватило моё настроение, и меланхоличная улыбка пробежала по глазам. Но это не портило девушку нисколько, ведь бесцветными были краски.

И мы танцевали. Медленно, шаг за шагом, переплетая наши пальцы, укрываясь от дырявых туч, мы танцевали последний осенний бал как дань уходящему лету, последнее прощай белым петербургским ночам, жарким часам и зелёным листьям. Девушка положила голову ко мне на плечо и закрыла глаза. И мы забыли о времени и пространстве.Только сейчас я понял моя меланхолия была со мной всегда. Стоило только протянуть руку и вот она, рядом.

Просто помните о том, что вы звезда наоборот. Вовсе не пустота, не чёрная дыра. Вы солнце. Только светите по-иному. И если вы светите так
То значит, это кому-то нужно.
Посмотрите на ту девушку, которая с вас глаз не сводит, когда вы танцуете. Опубликуйте, наконец, вашу книгу в типографии. Сделайте то, что планировали на лето. Времена года не имеют значения для мечты. Лето ли, весна или зима это всего лишь смена времён года.

Я закрыл глаза. Девушка осторожно поцеловала меня в щеку. Стало тепло, тепло так, как не бывало летом. Но эта жара не обжигала, наоборот, она наполняла моё сердце светлым теплом. Как тепло камина в сумрачные, зимние вечера, как голос старой бабушки, читающей мне в детстве сказки на ночь, как радость при встрече со старым другом, как последний разговор с уходящим временем года.

Тепло, которое давало мне сил светиться изнутри.

Я вернусь через год, прошептала девушка, когда морозы оставят только надежду на тепло, я вернусь.
Я буду ждать, Яна.
Я знаю, Михаил. Я знаю.

И я знал, что будет, когда открою глаза.

Ворох листьев, рассыпающихся по ветру. Тепло уходящего лета. Тихий шелест деревьев и в моей руке последний зелёный лист.

Я открыл глаза.

Лето ушло из города точно по расписанию.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *