Я призываю силу СЫРА!

Я призываю силу СЫРА! За многие года я подзабыл, что из себя представляет зимняя рыбалка. Рыбачить, конечно, ездил, но летом и очень далеко не один. Да и какая к чёрту рыбалка Не до неё нам

За многие года я подзабыл, что из себя представляет зимняя рыбалка. Рыбачить, конечно, ездил, но летом и очень далеко не один. Да и какая к чёрту рыбалка Не до неё нам обычно было, так, с десяток минут и то не всегда. Знаете ли, развесёлое настроение к подобному плохо располагает, ведь хочется двигаться, действовать, а тут, стоять и ждать. Скучно, словом. Сети я в расчёт не беру по спортивным соображениям.

И что удивительно, я даже не понимал, сколь люто утомлялся от подобного. Уезжал на отдых, сбегая, как я думал, от усталости, приезжал ещё более вымотанным. Так и скапливал в себе притомлённость многие года, живя одним, не любя уже ровным счётом ничего. Бесился по поводу и без, сам не понимая, что это было простой усталостью и желанием спокойно отдохнуть от шума города, суеты работы и тягомотины дома.

И вот взбрела же мне в голову мысль «А почему бы мне не поехать на рыбалку Только на настоящую и одному!» Решил сразу, с какой-то робкой, шаткой уверенностью, что непременно поеду. Сам не заметил, насколько быстро пролетела неделя в неспешных приготовлениях. Так для примера, в пятницу, уставший, желающий привычного по расписанию отдыха я всё же потопал в лес. Чего ещё желать после недели нудной работы, как не побродить по лесу Да ладно ещё просто бродил, но я же все репьи облазил, собирая различных личинок. Только зелёным и их последователям не говорите, но я искал ещё и под корой разных деревьев. Да, такой вот я славный человек.

Мне немало запомнилась ночь перед поездкой. Я был на взводе и не мог уснуть, воображение живо рисовало, то, что я желал увидеть. Прекрасный край, чудесный вид, много рыбы, которая клюёт на голый крючок и солнышко, такое пушистое и тёплое. Виделось, как я, устав от постоянного таскания рыбёшки пошел собирать хворост и делал это непринуждённо, легко находя и вытаскивая его из под толстого слоя снега. Костерок, рыбка на прутике, немного соли и вот оно, счастье!

Словом, я уснул много позже привычного, хотя так и не научился вовремя ложиться спать, а утром встал с удивительной лёгкостью и светлой головой. Обычно бывало как Просыпаюсь, понимаю — надо вставать. Сползаю с кровати, влачусь, словно червяк, по полу до ванной. И только под холодным душем начинаю понимать, что вот оно — доброе утро!

В то утро и снег под ногами хрустел иначе и воздух был слаще. Дышалось, к слову, свободнее. Сейчас, оглядываясь назад, думается мне, я знаю, почему так было — я делал что-то по доброй воле. То есть, не для кого-то, не из нужды, а по своей прихоти лишил сам себя законного сна, прошу заметить, долгого.

Живя на окраине, оставляя город за спиной, шел к ближайшей станции. Придя, я немало поразился, когда обернулся. Каждый день приходилось ходить и глядеть на город, но почему же только в тот раз я его именно увидел И я невольно загляделся. Обратил внимание на отсветы, посмотрел на небо и вовсе поразился. Как мне удавалось не замечать подобного Смотреть смотрел, а видеть никак не желал. Случилось-таки утро неприятных открытий, а если кто-то скажет, что радоваться следует, то он дурак. Как это возможно радоваться, что ты не просто дурак, но ещё и дурак, разучившийся мечтать и радоваться жизни

Никогда не занимался астрономией, считая её скучной и нудной наукой, которой место на помойке. В тот ранний час во мне возникло некоторое сожаление. Люди жизни ложат на алтарь прекрасного, а я и не знаю об этом ничего. Вот только, что-то во мне проснулось, забытое, оно словно смахнуло пыль с фотоальбома и стало показывать фрагменты прошедших дней.

Сложив сумки рядом с собой, поднял в небо палец и стал оставлять невидимые для других линии. Чертил изображения, дорисовывая их уже в уме в различные сущности. Так я нарисовал несколько гор, чуть больше людей и пахабных слов, десяток красоток и даже танк. Ну, а чего вы от меня ждали Я может, вырос и забыл, как это чувствовать себя ребёнком, вот только ум-то со мной остался мой.

Даже не заметил, как быстро пролетело время.

Очередным открытием за утро стало то, как я воспринял перестукивание свойственное железной дороге. В повседневной жизни оно слышалось мне время от времени, но воспринималось простым и даже бессмысленным шумом, а тут я чуть ли не находил в нём некоторый, скрытый от меня самого смысл. И бросив взгляд на небо с его россыпями точек, стал глядеть на холм из-за которого вскоре должна была показаться электричка. Глаза уцепились за медленно светлеющий клок тёмной ткани. Чем явственнее звучали стальные шаги по рельсам, тем быстрее наполнялся светом тот клочок, разрастаясь, точно живой.

Электричка показалась в окружение рассеянного света, пробиралась словно сквозь туман, подсвечивая снежную пыль и редко падающие снежинки. Плутая по дороге, время от времени показывала свои бока, пересветы окошек вагонов. И ожидая приближения, как маленький идиот пялился на вырванный из сказки железнодорожный состав.

Зайдя в вагон, заметил только нескольких людей. Они спали, казалось, вырывая у случая своё одеяло именуемое сном. Недолго думая плюхнулся на знакомое всю жизнь сидение, слепленное из деревянных брусков. Или из чего их делают В голове крутились неосознанные, расплывчатые мысли. Я чуял, что стою на пороге важного для себя открытия. Думалось, ещё чуть-чуть и пойму, разгадаю и разгоню туманность в голове.

Ага, открыл, называется. Не знаю, люди ли тому виной, приятная теплота обжитого места или быть может мелькание за окном, но я уснул, так и не поняв того, что так и рвалось наружу из моей груди. Проснувшись под всё тот же перестук, я потерял нить своих мыслей. Так, возможно, мир лишился ценных знаний! И если кто-то захочет сказать, что это, якобы, я сам виноват, то, решительно заявляю, он не прав!

Сошел я на незнакомой станции и к великой своей радости углядел в ещё густой темноте водоём. С одной стороны к нему, точно прижимаясь грудью, раскинулась небольшая деревенька. Приземистые, неказистые домишки тянулись вверх от воды, наползая на низкорослый холмишко.

Я топал по льду, а с него, утренний, ещё сонливый ветер, поднимал снежную пыль, закручивал в странном танце и оставлял оседать танцующие хороводы. Ноги несли с удивительной лёгкостью, пружинистым шагом. Места я выбирал наобум, просто, опираясь на то, нравится ли мне место или нет. Весьма, должен заметить, ответственный и разумный подход.

Не один раз видел, как бурили лунки, помню даже из детства некоторые такие фрагменты и казалось бы, легко да просто! Ага, легко. Со стороны всё смотрится просто и доступно, но на деле два десятка лунок меня порядочно измотали. Пришлось несколько раз прерываться. Когда я окончил свою, надо полагать, неказистую и смешную со стороны работу, то на горизонте уже порядочно посветлело. Облака, что поближе, впитывая первые краски, выглядели городскими модницами среди деревни из тёмных сестричек.

Вспоминая бур, могу с уверенностью сказать, если будет нужда набурить лунок, то я, решительно объявляя, пошлю просителя в весьма увлекательное пешее путешествие. Словом, за то ранее утро я осознал насколько легко и быстро учусь, можно даже сказать, что учусь на лету. Или точнее стоя на льду и без особого результата тратя время.

Но знаете, я не совсем дурак, прежде чем уйти на порядочное время бурить, я сделал первые две лунки и обильно их накормил. Помнится, меня этому учили, но, память и время, они весьма любезно подтёрли немалую часть воспоминаний, оставляя большей частью только чувства да обрывки снастей.

Размотал, значит, снасти и сделал всё честь по чести, начав с мотыля, который уже полудохлый, пара суток в коробе да в холодильнике ему оказалась не особо радостным времяпрепровождением.

Я-то думал, рыбёшка слетится на завтрак, только сяду, и начнётся как во сне. Эх, святая я простота. Ни единого внимания местная рыба так и не проявила, полностью игнорируя меня с моей наживкой. Поддразнивал, всё по уму, ждал. Итог Ни-че-го!

— Попробовать личинки — спросил в уме сам себя, ходя уже от одной лунки к другой.

— Любопытно, но нет, спасибо, знаем уже, чем подобное заканчивается — ответила мне рыба.

— Сало Ну а что Может здесь ротан обитает.

— Мимо, приятель, мимо.

Холодное солнышко выплыло, вяло осветив просторный мирок. Из домишек высыпал народ, стали распускаться цветами первые палатки. И если прежде я не чуял холода, согревался надеждой и беготнёй, то теперь просто напросто растирал лицо. Казалось, кроме кожи задубели и скромные мышцы. Да что там, я ощущал, как подмерзали кости.

И чего делать, когда рыба нос воротит Не умею я без дела долго сидеть, утомляет. Решил перед уходом согреться, достал термос, подмёрзшие бутерброды. Сижу, значит, жую, чаёк попиваю. Кто может мне объяснить, почему на льду обычный чай становится столь вкусным Дома — вода крашенная от мытья полов, а на природе, столь приятное дело, что даже настроение не желает поднимать так сразу белый флаг, пытается ещё хоть чего-то сделать.

«Я же бутер хомячу!» — посетило меня осознание действительности.

Недолго думая, продолжая жевать, стал из хлеба делать катышки, да уже воображая результат, заулыбался, как лютейший кретин. Спросите, откуда я это могу знать Сложно подобное не почувствовать, когда твоя рожа помёрзла и любое движение на лице ощущается.

— Хлебушек Ух ты, давно не виделись! — отвечала рыба. — Но знаешь что Нет, нет и ещё раз нет!

— Колбаска Докторская! — предложил я.

— Докторская Ты сам-то этикетке веришь

— И то верно.

— Так что давай, гуляй отсюда, Василий Иванович.

— Но я не Василий Иванович!

— Твоя правда, только топать отсюда можешь Так и вали отсюда, будь человеком, чтоб тебя!

«Ну и рыба в здешних краях» — думалось мне. Опять стало грустно. Сижу значит на льду, а самого так всё и злит. Я словно гаснущий костёр, стрельнул напоследок искрами. Вспомнив детство, импровизируя, на манер детских мульт персонажей заорал во всю глотку «Я вызываю силу сыра!». Послышались смешки. Из какой-то палаток вырвался пропитый бассино «Вызови силу тишины, долбо…стук.

Спустя каких-то десять минут я ржал как самый настоящий эм… стук. Вокруг собрался народ, и тихо удивлялись с происходящего. Кто же мог подумать, что синтетический сыр, не содержащий ГМО, может понравиться рыбе К слову, о ГМО я не до конца в этом уверен, ведь этикетки такие этикетки.

Михаил Логинов

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *