Приговор

 

Приговор Я иду по гулкому коридору с замиранием сердца. Стук каблуков отражается от стен и оглушает. Аж неловко, что так громко. Дохожу до кабинета. Очереди нет. Никого нет. Неудивительно. Кто

Я иду по гулкому коридору с замиранием сердца. Стук каблуков отражается от стен и оглушает. Аж неловко, что так громко. Дохожу до кабинета. Очереди нет. Никого нет.
Неудивительно. Кто сюда добровольно придёт Только больной.
Смотрю на часы. Ещё семь минут. Рано пришла. Не хочу идти. Мне страшно.
Подожду.
Так тихо, что я слышу, как тикают часы. Тик-тик-тик. Я закрываю глаза и расслабляюсь. Затылок касается холодной стены. Это то, что мне сейчас нужно, охладить разгорячённые мысли.
Успокоиться.
Тревожное состояние со мной уже давно. И ничего хорошего я не жду. Знаю. Я всё знаю. Но не хочу верить.
Дверь кабинета открывается, выглядывает хорошенькая девушка, слишком молодая, чтобы быть врачом.
Практикантка Только этого мне не хватало.
— Оболенская
-Да! в моём голосе звучат нотки раздражения. А то нас здесь толпа.
— Заходите.
Самые мучительные секунды в моей жизни, самые долгие, самые страшные. Чувствую, как вспотели мои ладони. Как горит лицо и накатываются слёзы на глаза.
— Подождите, шепчу еле-еле.
Я хочу убежать. Провалиться сквозь землю. Но обратного пути нет. Тем более, я всё знаю.
Чувствую.
Поправляю юбку, смахиваю несуществующую пыль. Тяну время. А девушка ждёт, не торопит.
Надо.
Захожу в кабинет и вижу доктора. Наверно с детства я себе его так и представляла. Седовласый, с пышными усами и сеточкой морщин вокруг глаз. Всё в нём выдаёт человека доброго. А этот взгляд. Умный, понимающий. Не отводит глаза.
— Здравствуйте, Ася! голос врача по-отечески тёплый.
— Здравствуйте, доктор.
— Садитесь, в ногах правды нет.
Ага, вся в жопе скопилась говорит мой внутренний голос.
— Ася, я получил историю вашей болезни, всё изучил. Также пришли результаты анализов биопсии, УЗИ, рентгена. Скажу честно, ваша ситуация становится всё хуже. Опухоль уже более двух сантиметров, у вас глубокая инвазия миометрия. Опухоль распространилась на шейку матки, метастазы уже пошли на яичники и лимфоузлы…
— Я знаю. Мне миллион раз говорили, — раздражённо выдыхаю.
— Ася, облучение не помогло. Риск слишком большой.
Мне не хватает воздуха. Чувствую, как темнота затягивает меня. Тело немеет.
— Ася. Нам придётся удалить яичники.
Я смотрю на него и не понимаю, что он говорит.
— Доктор, а нельзя…
— Нельзя! Вы не понимаете, что дальше будет только хуже! А так есть все шансы на выздоровление.
— Мне надо подумать.
— Нет времени.
Я пытаюсь встать со стула, но тело не слушается меня. Оно безвольно, мягкое. Отчаянно трясутся руки. И вот он тот самый момент. Когда хочу плакать, не плачу. Не могу. Мои глаза сухие. Слишком больно. Слишком.
— Машенька, дайте воды пациентке.
Через секунду уже чувствую, как стаканчик оказывается в моей руке. Но я не могу поднять его. Не сил. Только отчаяние.
Да, я предполагала. Но знать правду это совсем другое. Мне всего 30 лет. Почему так У меня хорошая семья, образование, работа, муж.
— Почему я у меня вырывается всхлип.
— Вас кто-нибудь заберёт интересуется Машенька. Чёртова молодая сучка.
Я медленно встаю.
— Нет, я сама. Документы и все сопутствующие бумаги завтра заберёт муж.
Я выхожу из кабинета. Мои шаги тяжёлые и не так звонкИ. С правдой идти сложно. Эта ноша невыносима. Колени слабые, чувствую дрожь. Приду домой лягу и буду плакать. Если получится.
Я Ася, мне 30 лет, у меня рак и я никогда не смогу иметь детей.
Автор: Символокова

 

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *