Я ем людей

Я ем людей (В соавторстве с Марией Надёжиной) Таких, как я, убивают сразу. Без суда, оглядки и уточнений. И я вполне могу их понять. Я могу понять кого угодно. Но это не причина перестать есть.

(В соавторстве с Марией Надёжиной)

Таких, как я, убивают сразу. Без суда, оглядки и уточнений. И я вполне могу их понять. Я могу понять кого угодно. Но это не причина перестать есть. И не повод измениться. Я ем людей, и в этом моя суть. Всех. Маленьких и больших, старых и юных, красивых и страшных. Женщин и девочек, дедушек и мальчиков.

Возможно, это звучит забавно, до тех пор, пока я не намечу жертву. Тогда я следую за ней, выжидаю день, два, порой год, порой дольше. Все зависит от жертвы. И убиваю. Рано или поздно это случается. Нет, я не смерть, не архетип смерти и не воплощение смерти. Обычное существо. Единичное на целую кормовую планету. Уникальное. Я выгляжу, как человек, это моя мимикрия.

Когда я выбираю жертву, я не оставляю ее, пока она не умрет. Я не прикасаюсь к ней. Но если бы кто-то видел те материи, которые вижу я, он бы осознал, что я делаю. Я забираю жизнь жертвы целиком и полностью, ее время, ее силу и ее пространство. Как она умрет не моя забота. В тот момент, когда смерть происходит, я забираю ее смысл целиком.

Я ем людей. Иногда я пробую думать, как люди, это важно для того, чтоб не потерять сноровку. Они могут быть опасными врагами. Они могут принять меня за маньяка. Я иду за кем-то, смотрю на кого-то и вот он уже мертв, попал в аварию, под машину, упал с моста, сражен сердечным приступом.

Но я не маньяк. Любой маньяк одержим идеей или фантазией. У меня нет фантазий. Единственная моя идея необходимость насытиться. Любой, кто попытается наделить меня чертами людей, ошибется. Я не стремлюсь причинять страдания или вступать в любую форму отношений. Я просто ем.

Когда я думаю, как человек, мне знакомо чувство юмора. Смешно, если бы кто-то решил, что я испытываю необходимость оправдания или нуждаюсь в прощении. Человеческая карма, фантазии на ее счет меня не касаются. Я не претендую на душу, я ничего про нее не знаю. Если тот, кого я съел, будет жить снова в этом или иных мирах, что ж, это к лучшему мне или кому-то другому будет больше пищи. Снова.

Я не знаю, что будет со мной, когда я перестану быть. Как существо рациональное и думающее, порой я предполагаю и такое развитие событий. Мне все равно. Когда меня не будет некому будет испытывать голод, жажду и охотничий азарт. Ни одна из религий мира не может претендовать на мою сущность я не человек, не демон, не ангел и не дух, не призрак и не фантазия. Я просто ем людей. Это часть моей природы, поэтому никто не имеет права наказывать меня за это.

Но, как хищник, я понимаю, что люди могут сражаться за свою жизнь, поэтому я осторожен. Мое тело уязвимо. У меня много лиц, много схронов и много имен. Иногда я разговариваю с людьми, когда-то это казалось мне забавным. Но теперь такая необходимость возникает все реже и реже. Я выхожу из тени, беру свое и ухожу. Я не вампир, после меня не остается следов укуса, смерть может быть неаппетитной, но не я выбираю ее для жертвы.

Я не знаю, откуда я взялся, и не помню, сколько мне лет. Это совершенно не важно, потому что мне не перед кем отчитываться. Наверное, когда-то я появился на свет, или меня создали, или породили, или же я был всегда. Я просто есть, и это самое главное. Я ни разу не встречал таких, как я, но знаю, что такие могут существовать. Это знание находится внутри меня, и я не стремлюсь искать подобных себе. Мне не требуется дружба, любовь и размножение. Мне просто нужно питаться.

Когда я сыт я не убиваю. Не потому, что мне жалко людей. Мне никого не жалко. Просто это не имеет смысла, и не рационально, любой ресурс нужно экономить.

Сегодня я выбрал женщину и ее маленькую дочь. Мне не нужны обе человеческие самки, мне будет достаточно одной из них. Когда я возьму ее случай, смерть или человеческие божества решат, кто станет моей добычей. Я просто иду следом, и смотрю в их спины. Я вижу их тонкие энергетические тела, они привлекают меня. Я голоден, а значит, все свершится через минуту или пять. Я могу позволить себе это маленькое развлечение. У меня нет желания сделать одну из них несчастной, мне просто любопытно как играет жизнями людей случай. Я иду следом и жду добычу.

Я иду за ними уже полчаса, но они не умирают. Иногда так бывает, и я не знаю, почему. Возможно, такое философское понятие людского сознания, как удача, существует на самом деле. Тогда мне не везет. Но долго это продолжаться не может. Я всегда беру свое.

Внезапно девочка оборачивается на меня, и я вижу ее улыбку. Даже это еще ничего не значит, но я насторожен. Надо оставить эту добычу и уйти прочь. Я могу знать не все про людей и других существ. Девочка улыбается, и я решаю свернуть за угол. Мне нужно найти другую добычу. Я очень голоден. Но я ощущаю их жизнь. Я не могу терпеть.

Женщина что-то чует. Сперва она ускоряет шаг, тащит за собой девочку почти волоком. Считает меня грабителем или насильником. Банально. Я продолжаю следовать за ней. Я не могу остановиться. Их жизненная сила слишком маняща. Это плохо.

Женщина заходит в узкий темный переулок между домами. Останавливается, подталкивает дочь вперед — подальше от меня. Сейчас она начнет просить не трогать их, затем — пожалеть хотя бы ребенка. Как и многие другие до нее. Ничего нового.

Я слышу, как она делает глубокий вдох, пытаясь успокоиться. Делаю шаг вперед. Она поворачивается ко мне внезапно, резко. Смотрит прямо в глаза. Необычно. Светло-голубая дымка — ее жизнь — чуть дрожит, будто ожидая. Значит, моя жертва она, не ребенок. Мне все равно.

Я продолжаю трапезу, уже сосредоточившись на ней. Она ничего не поймет. Сейчас я развернусь, и уйду. Пусть успокоится. Через какое-то время она должна умереть. Через мгновение я понимаю — что-то не так. Жертва продолжает смотреть, не моргая. Ее жизнь окутывает ее точно так же, как и несколько минут назад.

Будто ничего не произошло.

Резкая острая боль накрывает внезапно. Тело пронзает тысяча огненных игл. Я отшатываюсь назад и вдруг вспоминаю. Вспоминаю старую информацию о тех, чья жизнь для таких, как я — яд. Кто мне мог ее рассказать Моя память совсем не то, что раньше. Раньше мне казалось это глупостью. Хватаюсь рукой за стену, но ноги все равно подкашиваются. Она не перестает смотреть. Девочка не перестает улыбаться.

Некоторые хищники охотятся в паре. Некоторые хищники заманивают добычу запахом, парализуют добычу ядом. Я ничего не знал о таких, как эти двое, раньше. Я делаю вдох, почти точно зная, что он будет последним. Я не знаю, кто меня съест старшая самка или младшая. Наверное, младшая.

Понимаю, что больше не чувствую голода. Не чувствую боли. Только холод. Я отшатываюсь. Что-то происходит, это взрыв или авария, а может быть, то и другое. Я ощущаю удар, и мое тело перестает быть целостным. Смерть это больно и неприятно. Она темная и пустая, я ничего не могу сказать про нее. Я могу сделать только один вывод я ем людей.

А кто-то съел меня.

Li

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.