Исход

 

Исход Как он Анджей встревоженно смотрел на неподвижное тело друга, лежащее на каменном столе врачевателя. Хуже, грустно ответил Рик-врачеватель, трогая нос Эрвина. Не выкарабкается. Думаю,

Как он Анджей встревоженно смотрел на неподвижное тело друга, лежащее на каменном столе врачевателя.
Хуже, грустно ответил Рик-врачеватель, трогая нос Эрвина. Не выкарабкается. Думаю, завтра первое обращение. После этого денька через три придёт в себя. Потом, через месяц, снова всё то же самое. И так пока процесс не станет необратимым. Всё как обычно.
Болото! ругнулся Анджей, клацнув челюстями. Как его угораздило
Кто знает, развёл лапами Рик. Ты же слышал, что говорят мудрецы. Похоже, теперь не нужен ни контакт с бесшёрстными, ни появление в их жилищах. Они источают некие миазмы, которые представляют куда большую угрозу. Мы не видим опасности, даже не чуем её пахнут бесшёрстные всё так же мерзко, но всё равно заболеваем. Мы с тобой рискуем, даже просто находясь рядом с ним.
Я не боюсь рисковать, сказал Анджей, лизнув шерсть на месте старой раны. Я должен быть с другом.
Анджей и Эрвин, волк и лис, были не разлей вода. Оба прославленные воины Лесной Республики. У Анджея были и кровные братья, но своим истинным братом он считал Эрвина. Лис обычно считали хитрыми и склонными к предательству, но это точно было не в его характере. Рыжий, прекрасно сложенный, грациозный, он, вопреки лисьей натуре, бросался в бой первым, в своих замечательных алых доспехах не уступая самому храброму и безрассудному рателю, который всегда стремился в авангард.
Анджей же прикрывал ему спину. Более взвешенный и привыкший оценивать обстановку, он мог считаться тактиком в их гвардейской боевой двойке. Так уж повелось в Лесной гвардии, что пара дополняющих друг друга животных становилась основой боевой мощи лесовиков. Дятел видит поле боя с воздуха и отвлекает на себя противника, а пума ждёт в засаде, нанося удар, когда противник приблизится.
Бобр перекрывает дорогу, вынуждая врага поменять маршрут, и в итоге неприятель подходит к временному логову медведя, в котором тот, приняв специальный грибной отвар, ложится в боевую спячку в любое время года. Разбуженный не вовремя медведь действительно страшен и обращает многократно превосходящие силы противника в бегство. Анджей и Эрвин были очень дружны с Миккелем из их десятки. В жизни не было никого добрее озорника и сказочника Миккеля, любившего рассказывать, что однажды настанут времена, когда они будут развлекать бесшёрстных, выступая на их ярмарках. «Не раньше, чем бесшёрстные поймут, что деревья нужно не ломать, а селиться в них!» обычно в голос хохотал Эрвин. Но то был Миккель в жизни. Разбуженный Миккель был страшен в бою.
Так и жила Лесная гвардия боевое братство, верное Консулату Республики и Лесному закону: «Наш лес наш дом, мы будем верно хранить наш лес во веки веков, принимать всех, кому нужно укрытие, и не посягать на тех, кто не посягает на наш лес». Идеалам Леса следовали не все. Речная империя полагала лесные ручьи своими владениями, да и не знавшие порядка степняки с горцами досаждали.
Речники и лесовики долго вели свою войну, а степняки периодически присоединялись то к одним, то к другим, поскольку в каждой их обители был свой правитель. Война велась по правилам чести прежде всего для того, чтобы показать превосходство, а не убить противника до этого доходило только в крайних случаях. Тем более, в гвардии ходили слухи о том, что Речной король-выдра всё-таки решил выдать одну из своих дочерей за Консула. Династический брак должен был прекратить войну.
Тем не менее концом войны стал не брак, а памятная битва при Чёрном ручье. Тогда доселе пассивные бесшёрстные включились в войну против всех. В отличие от гвардейцев и воинов Речного короля, бесшёрстные не знали жалости. Речники и лесовики прекратили сражаться между собой, чтобы дать отпор бесшёрстным. И Анджей, и Эрвин участвовали в битве, гнали бесшёрстных и рвали их на части. Это была славная победа.
Но отпраздновать её не успели. После битвы при Чёрном ручье граждане Республики и подданные Королевства стали заболевать доселе неизвестной болезнью:
Я же помню, как пытался лечить одного из первых после битвы, пустился в воспоминания Рик-врачеватель, моя плод своими енотьими лапами, Миккель, твой же друг.
Я не знал, что ты лечил Миккеля, внимательно глядя на Рика, сказал Анджей.
Ты и не мог знать, вы с Эрвином были на выходах, гнали бесшёрстных Так бы и гнали, если бы не заболел он сам, вздохнул Рик. Ты же не видел ещё, как это происходит
Я видел результат, коротко сказал Анджей. Обращённые в бесшёрстных безумны, они теряют рассудок. Бросаются, орут. Их приходится связывать, пока они не вернутся в истинную форму. Давай не будем о Миккеле. Мне тяжело говорить о нем.
Самое удивительное здесь не это, заметил Рик в попытке перевести тему. Откуда они берут массу для превращений Ведь, в сущности, неважно, сколько плоти было в заболевшем изначально. Они перекидываются в бесшёрстного некого усреднённого размера.
Это вопрос к мудрецам, задумчиво протянул Анджей. Меня больше беспокоит другое: как же он заразился Раньше невозможно было заболеть, не укусив их. Что же изменилось
И это ещё один вопрос к мудрецам, грустно сказал Рик. Как и то, что эффективного лечения в итоге нет. В конце концов они так и остаются бесшёрстными. И стремятся к своим.
Лекарство по-прежнему лишает нас разума В привычном понимании уточнил Анджей.
По-прежнему, подтвердил енот. Культура, ремесло, творчество, общение по большей части теряет смысл для тех, кто принял лекарство. Это всё равно лучше, чем быть бесшёрстным, тем более, что Лесной закон ну или его аналоги, как у речников или горцев, похоже, у нас в крови. Мы не забываем главное: наш лес наш дом.
Может, оно и к лучшему, всё ещё задумчиво отозвался волк, грустно глядя на друга. Анджей знал о плане Консулата на крайний случай. Плане, названном Исходом. А вдруг это сработает Как правильно заметил Рик Лесной закон у них в крови.
Вдруг Эрвин задёргался, взвыл и стал изменяться на глазах. Шерсть выпадала, у него росли и видоизменялись конечности. Морда становилась плоской, удлинялись пальцы, когти и зубы уменьшались. Последними изменились глаза из них уходило лисье достоинство и лисья хитрость. Они сменялись на страх и безумие, свойственные бесшёрстным.
Пока Эрвин менялся, Рик хлопотал, пытаясь найти верёвки и недоумевал: почему преображение случилось раньше срока Анджей оставался спокойным. Значит, вот как это происходит. Болезнь уже не остановить. Слишком поздно. Даже врачеватели ничего не знают о том, как она будет развиваться и как с ней бороться. Похоже, Консулат прав. Анджей принял решение.
Он всем весом придавил бесшёрстного Эрвина, который уже начал бесноваться, вопя что-то на неизвестном языке и пытаясь дотянуться за палкой, чтобы бить, убивать. Безумие в глазах только усилилось. Безумие и страх. Существо готово было лишать жизни и калечить или принять свою смерть.
Рик, сказал Анджей потерянному Рику, давай лекарство.
Что Но Он же не сможет быть гвардейцем! Ваша двойка Рик был очень перепуган.
Рик, быстрее, он едва удерживал бесшёрстного. Возьми лекарство. Влей его Эрвину. А потом дай его мне.
Как Ты что, тоже
Я принял решение. Я всё равно заболею, пока держу его, волк очень хотел перегрызть бесшёрстному глотку. Но так нужно. Мы примем лекарство вдвоём. Нечего тянуть. Вопрос скоро будет поставлен Консулатом на голосование. Похоже, что Исхода не избежать. Мы не будем такими, как они.
О чём ты Рик выглядел совсем ошарашенным.
Скоро ты всё узнаешь! он понимал, что ещё немного, и силы покинут его. Мы обязательно встретимся, Рик! А сейчас лекарство, ну же!
И енот наконец сделал то, о чем его просили. С большим усилием он разжал своими маленькими лапками губы бесшёрстного и влил туда лекарство. Эрвин сначала потерял сознание, а потом преобразился обратно в лиса. Он открыл глаза, в них Анджей вновь увидел столь знакомый ему взгляд. Разве что теперь Эрвин не мог выговорить ни слова, а лишь молча смотрел на енота с волком.
Потерпи, дружище Теперь я, Рик, он обратился к еноту.
Я не могу в это поверить.
Я верю, что так будет лучше. Теперь это наш путь. Мы не должны стать ими, а это уже неизбежно. Я смирился. Закон у нас в крови. Я не прощаюсь, друг мой. Скоро ты всё узнаешь. После Исхода мы снова будем счастливы.
Надеюсь, ты знаешь, что делаешь, потрясённый Рик протянул к нему мисочку с горьким ягодным настоем.
Анджей чувствовал, как разум покидает его, чувствовал, как забывает своё имя, как разучивается говорить. Всё это заменялось чем-то более естественным, изначальным, задуманным самой природой. Волк поймал взгляд лиса, и им перестали быть нужны слова, чтобы понять друг друга. Не сговариваясь, они покинули енота и отправились в лес.
***
После Исхода животные даже до конца не могли осознать, что из себя представляют бесшёрстные и что они будут делать с их лесами, реками, степями и горами. Если бы Консулат видел будущее, возможно, это решение никогда не было бы принято. Возможно, животные предпочли бы войну.
Увы, этого нам узнать уже не суждено.

 

Источник

Обсудить историю

  1. Самохвалов Кирилл

    Спасибо большое за публикацию!
    Почитать меня ещё можно здесь

  2. Петрова Кристина

    Пишите ещё.??????

  3. Муравьёва Ангелина

    Сейчас сидела и пыталась подобрать слова. Свелось к банальному — невероятно круто! Сюжет — не оторваться! Такой неожиданный взгляд… Спасибо автору! ?

  4. Иваницкая Ольга

    Это офигительно! Шикарно и превосходно! Браво, автор!

  5. Рысева Виктория

    Офигенная идея!!! Если честно, хотелось бы большего развития, деталей, не все поняла

  6. Каримова Альбина

    Оригинальная идея?

  7. Гнучева Лиза

    Кирилл, спасибо ! Очень неожиданно, смело. Отличный слог, давно такого удовольствия не получала

  8. Тихомирова Ольга

    Прекрасная идея,рассказ получился очень интересным

  9. Жогель Дарья

    Сначала подумала: «Несерьёзно!» А потом медведь Миккель и «бесшерстные» подкупили моё сердце.
    Вспомнился Сетон-Томпсон, накатила ностальгия. ?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *