Эля

 

Когда военный кричит ,,лежать, надо падать не раздумывая, в грязь, в лужу. Не важно куда, главное остаться живым. Поэтому приказы людей, выводящих вас от нелюдей надо выполнять беспрекословно.
Тогда есть надежда.
Они просто поехали отдыхать. Никто не знал, что в этом тихом курортном месте может вдруг так быстро вспыхнуть то, что даже не тлело. Просто взорвалось и не остановить. Два народа, жившие бок о бок столько лет вдруг узнали, что ненавидимы соседями. А тут уж или убивай, или умри.
Военный, выводивший их из зоны военных действий закричал ,, ложись. Все рухнули, завалились кулями, а одна из них, женщина в возрасте, осталась стоять, открыв рот уставилась на людей с автоматами. Таких же, как те, кто совсем недавно улыбались ей на базаре, на узких улочках городка. Эля привстала и потянула её за руку вниз. И тут полоснула автоматная очередь.
Очнулась она в темноте, почему-то в лесу. ,,Наверно меня сюда перенесли. Ныло плечо. ,,Почему плечо Мне же не в спину стреляли. Пробовала встать, спина заныла. На рассвете услышала собачий лай и шуршание травы под чьими-то ногами.
Пожилая женщина наклонилась над ней.
-Больно, деточка Потерпи, сейчас помогу.
Неожиданно сильные руки подхватили её, поставили на ноги, и поддерживаемая женщиной она дошла до лошадки, которая стояла в нескольких десятков метров на лесной поляне, запряженная в возок.
Эля была одета в белую рубаху, мягкую и длинную, шитую узорами по подолу, рукавам и вороту, подпоясанная туаным поясом . ,,Странно, когда меня переодели И зачем А, наверно кровь. Хотя, все равно не понятно.
-Расскажешь, что случилось И как зовут тебя
-В меня стреляли. Из автомата, бабушка. Эля меня зовут. А вы кто
-Ванда я. Неужто не знаешьИ что говоришь, не могу понять. Но это ладно. Это потом.
Потихоньку они доехали до домика в лесу. -Ложись-ка ты на лавку.
Она ловко стянула с Эли рубаху, уложила на живот.
-Стрелой тебя ранили, деточка. Степняки опять пробрались, видать. Ничего, полечимся.
-Какой стрелой, какие степняки Я под наркозом, наверно
Ванда молча обработала рану, наложила повязку, поставила воду греть для отвара.
Потом поставила плошку воды перед собой. Зашептала над ней.
-Скажи ка мне, милая, имя свое. Тут оно необходимо мне.
-Так Эля. Я же говорила, вроде.
— Тебя и зовут Эля и имя такое
-Ну, да. Какая разница
Ванда вздохнула.
-Разница большая. Когда тебя зовут, отзываются уши, кто угодно может окликнуть. А когда именем называют, отзывается сердце. Оно только для самых близких. Кто ты и откуда, если таких простых вещей не знаешь
Ванда опять склонилась над водой. Шептала, ладонью над ней водила. Потом посидела молча. Взяла плошку с водой, подошла к Эле.
-Ну ко глянь!
Эля наклонилась над водой. В ней отразилась молодая девушка, бледная, красивая, но совершенно незнакомая.
-Это кто
-Вот оно как получается, милая. Ну, значит, нужна ты здесь.
-Зачем И где здесь Что происходит, господи
-Какого господина ты зовешь Ты была невольницей
-Нет, не была. Что-то плохо мне,- заозиралась, вдруг увидев керамическую посуду, отсутствие ламп и розеток, свою косу, свесившуюся со спины.
,, Нет, это невозможно. Это только в книгах и в кино. Я просто сплю. Надо попытаться проснуться. Или подождать. Это вот-вот кончится.
Уходить от Ванды ей было некуда. В какое время Эля попала, она тоже не знала.
Вставали со светом, ложились на закате. Много дел успевали переделать, совсем не торопясь. К Ванде приходили много людей, почти каждый день кто-то. И хоть врачевать своих могла всякая женщина, иногда помочь могла только она.
Как-то пришел дедок, лошадь привел, захворала. Увидел Элю, обрадовался. Кинулся обнимать, благодарить. Эля растерялась, не знала, что делать, как реагировать. Ванда отвела его в сторону, пошептались. Вечером рассказала Эле, кто была та девушка, которой она стала.
Звали её Рысью, она из Изборска, семья там. И жених. Сюда с отцом приезжала по делам. Когда степняки напали, они домой возвращались. А она детей защищала, пока они в лес убегали прятаться. Всех их спасла. Степняков перебили потом. Два осталось. Один сказал, что подстрелили девушку, она упала с коня на всем скаку, дух и вышибло. Искали её свои, да не нашли. Элю уже Ванда к себе забрала.
-Это не я детей спасла, а дед меня благодарил.
-Ты ведь тоже спасти человека пыталась там у себя
Через три дня к ним прискакал молодой воин, увидел Элю. Подошел. Стоял, смотрел на неё. И столько счастья и любви было в его глазах, что Эля расплакалась. Она вдруг осознала, что больше никогда не увидит своих родных, подруг. Хорошо, что там не было мужа и детей. И мужчина смотрит на неё так, что не страшно начинать жить здесь, в это время, с этими людьми. Еще есть родители Рыси. Она здесь не одна. И она нужна.
-Весняна, ты помнишь меня
-Мое имя Весняна Ты знаешь, моё сердце отозвалось.
Lina1965

 

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *