Волшебная музыка

 

Волшебная музыка - Ефросинья Карловна! Фросенькааааа! - Бархатистый мужской голос разносился по лесной поляне, разбиваясь на звуки о стволы вековых деревьев. - Ну где же вы, душа моя!- Моя...

— Ефросинья Карловна! Фросенькааааа! — Бархатистый мужской голос разносился по лесной поляне, разбиваясь на звуки о стволы вековых деревьев. — Ну где же вы, душа моя!
— Моя… я… я… — Глуховатое эхо передразнило кричащего и затихло.
— Да где же ее носит! — Из-за раскидистого дуба выбралось непонятное существо в маске зайца и методично обошло поляну, заглядывая в кусты. — Ефросиньюшкааааа!
— Аааа… а… а… — Эхо снова ехидно кинуло ему в спину обрывки его же крика.
— Евлампий Акакиевич! Отчего вы тут столько шуму развели — На поляну вышло подобное ему существо. Его голос был низким, но женским. Да и одето оно было в платье, в отличии от упомянутого Евлампия, который носил потрёпанный костюм без одной пуговицы на пиджаке.
— Душенька моя! — Первое существо раскинуло костлявые лапы в приветственном жесте. — Я вас потерял!
— Ну полноте, друг любезный! Куда же я могу отсюда деться — Ефросинья всплеснула длинными руками с сероватой кожей.
Диалог странных существ прервала прекрасная музыка, которая, казалось лилась отовсюду. Будто с каждого листика, с каждой веточки и травинки всего леса. Наполняя воздух и окутывая непонятных существ.
— Фросенька, может прогуляемся — Евлампий протянул спутнице лапу. — Такая прекрасная ночь…
— Ох, балуете вы меня, Евлампий… — Она подхватила спутника под костлявый локоть.
— Фросенька, а помните как мы гуляли под луной Много лет назад, совсем молоденькие…
Существа удалялись в глубь леса, их голоса затихали, сливаясь с музыкой, а очертания размывались сгущающейся темнотой.
***
— А ещё, ещё там живут монстры! — Костя размахивал руками, пытаясь жестами дополнить свой рассказ. — Они слушают музыку и гуляют! Я сам видел!
— Внучек, откуда в тебе столько воображения — Лидия Марковна с любовью смотрела на мальчика, подперев сухонький рукой щеку и улыбаясь. — Давай ещё молочка налью
— Бабушка! Но они там живут! — Он схватил кружку, которую бабушка снова наполнила и сделал большой глоток. — Они странные и в масках. И очень вежливые. Она даже друг к другу обращаются на «Вы».
— Милый мой. Ну нет у нас в лесу монстров. Все перевелись. — Старушка хихикнула. — Тем более, вежливых. Волки, — она задумалась, — были. Даже медведи. Но монстры… — Бабушка кинула взгляд на часы. — Допивай и бегом спать!
Когда внук уснул, обнимая подушку и улыбаясь чему-то приятному, бабушка вернулась на кухню и налила себе чашку чая. Глядя на поднимающийся пар, она погрузилась в воспоминания
«В то теплое и памятное лето, Лидочка, девчонка десяти лет, приехала к ещё крепким и жизнерадостным родителям мамы, в деревню с вкусным названием «Галушки». Почему в русской глубинке появилось такое название никто не помнил, а может и не знал вовсе. Расположилась она не очень далеко от городка. Час езды на дряхлом автобусе и, здравствуй простор и природа!
Здесь все было родным и уютным. Двенадцать, от силы, дворов. Продуктовая лавка, клуб, школа и маленькая церквушка. Был ещё медицинский пункт, где дедушка подрабатывал водителем «буханки» и кочегаром по зиме.
Детей в «Галушках» было довольно много. По три — четыре разновозрастных сорванца в каждой семье. Жили дружно. С соседями войн не водили, а ходили друг к другу в гости с пирогами да соленьями.
Вечерами дети, собираясь шумной толпой, носились по дороге и третировали взрослых, подбивая тех на активные игры.
Лидочка любила приезжать сюда летом.
Домашнее парное молочко с едва уловимой горчинкой — Зорька полынь жевала. Ажурные блинчики Лукерьи Федоровны с медом и домашним маслицем, с вишнёвым и яблочным вареньем.
Городская жизнь не испортила девочку и она с удовольствием помогала бабушке в огороде, воруя семечки из накрытых от птиц подсолнухов. Ей богу, как шкодный воробей!
Бабушка и звала ее: «Воробушком».
В один дождливый денёк, когда с неба летела мелкая изморось, оставляя на лице мокрые капельки, Лида пошла за водой.
Колодец расположился на пригорке за деревней, уходя вниз к поляне у леса. Там, если немного пройти, можно было угодить в густую и темную чащу, куда взрослые строжайше запрещали забираться.
Позвякивая ручкой самодельной тележки с флягой, Лида подошла к колодезному срубу и замерла, услышав прекрасную музыку. Девочка не могла понять на каком инструменте ее исполняют и решила пойти на звук. Выйдя к поляне, она огляделась, но музыка стихла, что бы через мгновение возобновиться из леса.
Как завороженная, Лида шла за волшебными звуками не замечая ничего вокруг. Через какое-то время она оказалась на довольно большой поляне, а музыка смолкла.
Девочка испуганно оглядывалась, понимая что заблудилась, когда за ее спиной хрустнула ветка заставив обернуться и замереть.
Подле деревьев, которые окружали полянку, стояли люди. Что-то в их облике насторожило девочку. Сероватая кожа на неестественно длинных руках и нелепые заячьи маски. Кривые прорези для глаз и носа, несуразные уши…
Сердце Лиды билось испуганной птицей о ребра, а на глаза набегали слезы страха.
Они молча стояли и смотрели на девочку, которая судорожно придумывала как ей убежать от тех, кого она мысленно нарекла чудищами.
Внезапно на поляну вышел ещё один «человек». На нем был потёртый но добротно прошитый костюм.
— Доброго дня, девочка! — Голос чудища был бархатистым и немного скрипучим. — Добро пожаловать на нашу поляну! Меня зовут Евлампий Акакиевич. Что ты делаешь одна в лесу
— Меня зовут Лида. — Она почувствовала себя глупо, стоя перед чудовищем, которое так приветливо ее расспрашивает. — Я заблудилась идя за музыкой.
— Ох, деточка! Ты ее слышала — К ним присоединилось ещё одно существо. Судя по лёгкому платью и платку накинутому на плечи, это была женщина. — Поздравляю тебя! — Она пожала Лидину руку. Меня зовут Ефросинья Карловна.
— Простите, а кто вы такие — Девочка слегка успокоилась и с любопытством рассматривала чудовищ.
— О великие! — Ефросинья хлопнула в ладоши и на поляну принесли большие подушки, соорудив из них уютное ложе. — Присаживайся, деточка. Я расскажу тебе нашу историю.
«Давным давно, когда только стали строить деревни и села, мы с молодым мужем перебрались в эти края. Работая у доброго пожилого барина на скотном дворе, мы получили клочок земли и смогли построить добротный домишко. Со временем обзавелись скотиной и наладили быт. Кроме нас, ещё три семьи в деревеньке было, что из других краев прибыли. Ещё год и половину спустя, сынок у нас родился. Ох и пригожий мальчик был. Рос спокойным и добрым. Сам грамоте учиться пошел к дьяку в церквушку, что барин сладил.
Когда ему минуло годков осемь, стал он мне помогать по дому да в саду. То грядки вскопает, то картошку окучит. Не могли мы на него нарадоваться.
Однажды, по началу весны, были мы с сыночком в саду, земельку готовили к посадке.
У заборчики нашего бабка остановилась. Все ее ведьмой звали, боялись люто.
— Девонька, — ласково позвала меня она постукивая пальцами по калитке, — пригласи бабушку во двор. Советом да делом тебе помогу.
Она так добро улыбалась, что ноги сами меня понесли пригласить ее в дом и чаем напоить. Но сынок мой, вдруг закричал, вцепился в подол платья и просить стал не пускать ее.
Я растерянно смотрела на сына, когда он упал и тело его стало выворачивать и крутить. Кожа его посерела, личико вытянулось и обвисло аки тесто на пироги. Глазки ввалились и казалось что их нет на его лице вовсе.
Только я к нему кинулась, как бабка бросила в сад мешочек холщовый. Лишь он коснулся земли нашей, я упала подле сына. Боль скрутила тело, а бабка кричать начала как безумная.
— Ох же вы, чужаки незваные! Понаехали! Попортили землицу нашу законную! Вырубили деревья наши на лачуги свои убогие! Испоганили воду в реке нашей, портки свои вонючие там полоща! Забрали работу нашу у барина! Зверей в лесу забиваете, чтоб жрать вам можно было! Да будьте вы прокляты! Чтоб вам скитаться по лесу! Чтоб вам даже смерть не была спасением! Юродивыми будете и вы сами, и дети ваши, и дети их детей! Все те, кто после вас придет, такими же юродивыми после смерти станут и так же скитаться будут! Все кто мою волшебную музыку услышат, пойдут за ней. Кто сразу погибель сыщет, кто проживет ещё. Пока не придет к вам мальчик, такой же как он! Коль не испугается он невиданного, то будет вам спасение!
Она ткнула костлявым пальцем в сторону сына моего и исчезла, будто не было ее тут.
Лежали мы на земле и холода не чувствовали. Евлампий прибежал, с лицом столь же уродливым как и у нас с сыночком. Дождались мы ночи и пошли к соседям, где такую же беду встретили. Посоветовались мы и решили в лес уйти, скотину распустив и оставив дома свои.
В этом облике, как показало время, мы не старели. Не чувствовали голода и холода. Боль тоже не чувствовали.
Постепенно, успокоились мы. Землянки себе в лесной чаще, далёкой от глаз человеческих, справили да украсили, уют создаваючи. Научились жить в гармонии с природой и самими собой. Когда грустно становилось, в душе начинала играть музыка. Волшебная, она обволакивала и утешала. А лес подхватывал ее листьями, веточками, птицами и разносил вокруг. На ее звуки приходили многие. Мужчины и женщины, девочки. Но ни разу не пошел к нам ни единый мальчик. И все они, кто раньше, кто позже, присоединялись к нам».
Ефросинья Карловна замолчала, а из под маски, на платье ее, упала прозрачная слезинка.
— Деточка! Смотрю, ты продрогла совсем! — Чудовище сняло с себя платок и накинуло девочке на плечи. — Береги себя, девочка. Когда-нибудь, ты тоже придёшь к нам.
Ошарашенную Лиду проводили до колодца. На улице было уже темно и она побежала домой. Взрослые не поверили ее истории и отругали за то, что она ходила в лес, сетуя что она могла и не выбраться, заплутав и погибнув от голода или зубов голодных зверей.
Прошло время. Лидочка, точнее, уже Лидия Марковна, стала мамой, потом бабушкой. Дом ее родных достался сначала ее родителям, а после и ей с мужем. Они его перестроили, провели все удобства и стали забирать внука Костю каждое лето.
Ее сердце наполнялось радостью глядя как мальчишка любит приезжать и проводить с ними время. Тут ему и рыбалка с дедом, и лес с грибами, и купание в речке с друзьями.
А сегодня он пришел и рассказал ей чудную историю, которая воскресила ее детские воспоминания.
***
Лидия Марковна допила чай и вышла в прохладу ночи. Дойдя до сарая, где хранились вещи ее бабушки и дедушки, вещи ее родителей и то, что накопилось за жизнь, она тихонечко притворила за собой дверь и включила свет. У стены стоял старый сундук, который ещё ее дед сколотил, чтоб было куда внучке игрушки складывать. Открыв крышку она доставала оттуда дорогие сердцу вещи и разглядывала, погружаясь в воспоминания. Вот её платье, что бабушка сшила. Вот её старый мишка, с пуговками вместо глаз и много раз пришитой лапой. Вот старый дневник с пятерками, которым она была очень горда. Значки, марки, фантики.
На самом дне, в бумажном пакете лежал пушистый платок. Тот самый, что накинуло ей на плечи ее детское чудище. Он всё ещё пах хвоей и немного, влажностью.
Лида поднялась, кутаясь в подарок и вышла, не забыв погасить свет и запереть сарай.
Постояв у дверей комнаты внука, она вздохнула и тихонечко прошла внутрь. Мальчика спал, раскинувшись на кровати и свесив одну ногу почти до пола. Кинув взгляд на часы, Лидия Марковна заметила, что давно минула полночь.
Опустившись у кровати на пол, она ласкова погладила внука по щеке.
— Просыпайся, миленький…
— Бабушка Что случилось — Костик, взъерошенный со сна, поднял голову.
— Вставай, внучек. Собирайся. Пойдем твоих монстров искать.
— А что скажет дедушка — Он сел на кровати и в его ещё сонных глазах загорелся хитрый огонек.
— Дедушка спит. Неужели, — она улыбнулась, — ты не хочешь пуститься в приключение
— Хочу! — Костик в считаные минуты оделся.
Выйдя в ночную прохладу, бабушка взяла внука за руку и они пошли к пригорку, где раньше был колодец, который заменил водопровод. Спустившись к лесу, они услышали волшебную мелодию.
— Бабушка! Я же говорил! Пойдем скорее! — Костя потянул старушку в лес.
Не смотря на ночь, в самой чаще было светло. Деревья окутывали тучи светлячков что казалось, будто на них гирлянды с огоньками. Было достаточно светло, что бы увидеть едва приметную тропку.
Дойдя до поляны, большой и уютной, они увидели множество монстров в масках. Сама поляна была усыпана подушками. Деревья на ней украшали разноцветные ленточки и огоньки светлячков. В середине поляны горел уютный костер.
— Ефросинья! Евлампий! — Лидия Марковна кинулась к давешним монстрам, а те обнимали ее как родную.
Костя огляделся и увидел девочку в маске, которая сидела у костра и задумчиво жевала травинку.
— Привет, меня зовут Костя. — Он подошёл и протянул ей руку.
— Здравствуй, а я Настасья. — Девочка пожала его ладонь холодными пальчиками.
— Слушай, а вам не мешают эти маски — Костя внимательно смотрел на нее. — Дай посмотреть! — Не дожидаясь ответа, он схватил несуразную мордочку зайца и начал крутить ее в руках.
От созерцания маски его отвлекли возгласы. Сначала удивлённые, а потом радостные. Поляна наполнилась криками и весельем.
Костя поднял голову и увидел около себя белокурую девчонку. Вздёрнутый носик ее был усыпан веснушками. С другой стороны костра бабушка обнимала высокую женщину с тяжёлыми русыми косами в лёгком платье и мужчину с добродушным лицом в добротном, но потертом костюме где на пиджаке не было одной пуговицы.
Автор: Ольхина
Группа автора: Ведьмы с рыжей Душой

 

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *