Кто будет сторожить сторожей

 

Кто будет сторожить сторожей Участники этой истории без труда узнают себя в героях рассказа. Они, конечно, будут возмущаться, но пусть лучше посмотрят со стороны, как всё это выглядело. И пусть

Участники этой истории без труда узнают себя в героях рассказа. Они, конечно, будут возмущаться, но пусть лучше посмотрят со стороны, как всё это выглядело. И пусть кое-кому будет стыдно. Хотя бы одну секунду.
Лет десять назад мой коллега Станислав капитан-медик и начальник санслужбы одной из региональных частей «попал на клык» своему непосредственному столичному начальнику подполковнику Абрамову. Ни с того ни с сего тот объявил Славе подряд два выговора по какой-то надуманной причине, а три выговора в нашей армии это уже серьёзно и грозит увольнением. Слава удивился. Абрамова он знал ещё по гражданской жизни, когда Слава был студентом первых курсов медуниверситета, а Абрамов там же заканчивал военмед. Они не раз пересекались и даже почти приятельствовали. Абрамов после окончания был направлен начмедпунктом в часть, потом переучился и попал в санслужбу. И вот когда он туда попал, а особенно когда получил майора тут его как будто подменили. Стал груб в отношении бывших коллег, на проверках хамил, за каждую мелочь, которую можно было устранить за пять минут драл нещадно.
Досталось и Славе. После второго выговора «ни за что» он осторожно позвонил в Минск бывшему однокурснику а ныне майору в головной организации.
— Ваня, что происходит Чего Абрамов на меня взъелся.
Ваня, как «пиджак» «пиджаку» ответил честно, но шепотом в трубку.
— Наверное, хочет кого-то из своих на твоё место поставить. Уже не раз командиру докладывал, что ты, мол, ненадёжный, своевольный, и вообще «пиджак». А часть ответственная, туда надо кого-то из военных.
Слава вздохнул и принялся морально готовиться к увольнению.
А тут сентябрь сменился октябрём, и в армии по приказу министра обороны наступила зима. То есть все военнослужащие облачились в зимнюю форму одежды. Да вот беда, часть, где служил Слава, располагалась южнее столицы и температура там была выше. Поэтому в самый разгар солнечного октябрьского дня солдаты на плацу парились в тяжёлых бушлатах, потели и мучились. Командир, попавший в часть из десантников, солдат пожалел и устно приказал форму одежды облегчить. Бойцы с радостью спрятали зимние шапки и помянули командира добрым словом.
Вот под всё это безобразие и прибыли из столицы проверяющие. Абрамов, получивший к тому времени подполковника и второй подполковник Сергей Владимирович, начальник эпидотдела.
Абрамов только за КПП сразу на Славу орать:
— Что, б.., у тебя в части творится! Почему солдаты не по форме!
Слава молчит, безоблачное небо разглядывает, вид делает лихой и придурковатый. Абрамов поорал, поорал, пошёл часть проверять. И всё ему не так, и всё не то. Стенгазета в казарме не того цвета, доски пола не в той тональности потрескивают, вороны не строевым шагом по плацу ходят.
— Короче! орёт подполковник. Надоело мне всё это! Третий выговор и полетишь ты из вооружённых сил пробкой! Нам тут такие не нужны!
Слава эту фразу уже где-то слышал.
Проверяющий поорал устал. Проголодался. Офицеры части подполковника подхватили и повели в ближайший ресторан выгуливать.
Остались Слава и второй подполковник вдвоём.
— Товарищ капитан, — вдруг говорит подполковник. Мне очень стыдно.
— Что удивился Слава.
— Мне очень стыдно за моего коллегу и я приношу свои извинения. С моей точки зрения ваша часть вполне нормальная и никаких глобальных проблем я не выявил.
— Спасибо, товарищ
— Сергей, в особо торжественных случаях Сергей Владимирович, — перебил капитана подполковник. Слушай, не в службу, а в дружбу. У тебя в городе есть одно памятное место. А я историю ВОВ очень люблю. Если тебе не сложно покажи мне это место.
— Конечно! обрадовался Слава. Поехали.
Ходят они с подполковником по памятному месту, Слава историю любит, поэтому рассказывает интересно и с подробностями. Откуда немцы наступали, где кто оборонялся.
Тут звонок. Абрамов пьяный уже вдребодан. Язык заплетается.
— Слышь, капитан, у меня капли в нос кончились! Подскочи в аптеку привези мне.
Слава смотрит на подполковника. Тот пожимает плечами.
— Что тебе сказать Вот я бы на твоём месте послал бы его подальше. Но я не на твоём месте. А карьеру тебе он испортит.
— Так и так испортит, — вздыхает Слава.
— Ещё не всё потеряно. Иди в аптеку, я сам тут похожу ещё.
И Слава поехал. Купил в аптеке какие-то отечественные капли. Заходит в ресторан. Подполковник в виде непотребном, раскрасневшийся, в расстёгнутом на пузе кителе учит жизни офицеров проверяемой части. Те кивают, примериваясь, в какую часть полковничьей головы лучше бить табуреткой.
— Принёс! увидев капитана заорал Абрамов.
Слава молча поставил перед подполковником коробочку с каплями.
— Ну что ты как неродной! поморщился Абрамов. Мы ж с тобой в одном универе учились. И теперь одно дело делаем. Садись!
Сел.
— Выпей со мной, — Абрамов плеснул в рюмку водки.
Слава выпил.
— Я тебя научу работать, — не смущаясь присутствием офицеров, заговорил подполковник. Ты вот их жалеешь, прощаешь. А их давить надо! Вот как!
И он поднёс к носу капитана кулак покрытый веснушками и рыжим волосом.
— Надо чтоб они тебя боялись тогда уважение будет! Понял!
— Понял, товарищ подполковник.
— Ну раз понял вали отсюда, настроение портишь!
Слава ушёл.
Наутро Абрамов слегка похмелился и пошёл к командиру части акт проверки писать. С ним в кабинет и Слава с Сергеем Владимировичем зашли потому что комиссия. Командир о вчерашних разговорах наслышан. Молчит, смотрит на проверяющего из-под бровей. Абрамов развалился в кресле, фуражку на стол кинул.
— Бардак у вас в части творится! начинает заводиться проверяющий. После вчерашнего ему плоховато, а ещё и домой ехать. Поэтому настроение не очень. На складе непорядок, в столовой грязно. И главное почему солдаты не по форме одеты!
— Не по форме! поднял брови командир. А вы, товарищ подполковник в каком головном уборе в часть прибыли
— А какое это имеет значение насторожился Абрамов.
— А такое, что приехали вы на проверку в фуражке, а никак не в зимней шапке. А следовательно тоже нарушаете форму одежды, установленную министром с восемнадцатого числа.
— Да я!
— Что я зло сказал командир.
— Да я на вас такую бумагу напишу, что вас с должности снимут.
— А вот мы сейчас на освидетельствование в ближайшую больницу съездим, — предложил командир. А то что-то запах от вас, товарищ подполковник, какой-то подозрительный. Не явились ли вы на проверку в состоянии алкогольного опьянения
— Э-э, — растерялся Абрамов.
— А за подобное поведение ваше командование может и вас снять, не так ли, товарищ подполковник Я слышал, что ваш командир крут нравом и не любит такие выходки подчинённых.
Абрамов вскочил.
— Я этого так не оставлю!
Схватил фуражку со стола и к выходу.
— Куда! рявкает десантник, который как известно, бывшим не бывает. Бойцы задержать!
И перед Абрамовым в дверях вырисовываются два сержанта с самыми недружелюбными лицами.
И тут понял подполковник, что он попал. Что командир в своей части царь и бог, а до столицы ещё добраться надо. И что поволокут его пузатое нетрезвое тельце сейчас к эскулапам, а там в крови столько промилле, что о дальнейшей карьере можно забыть.
Чуть ли не на колени рухнул Абрамов перед командиром. Весь гонор с него мигом слетел.
Слава с Сергеем Владимировичем стоят, краснеют.
— А теперь давайте акт проверки обсудим, товарищ подполковник, — цедит сквозь зубы командир.
Уезжал Абрамов из части пришибленный, молчаливый. Глаза от встречных солдат прятал.
А командир части вызвал Славу к себе.
— Если он тебя доставать будет ты мне скажи. Мы мигом на этого товарища управу найдём. Мне таких медиков, как ты терять нельзя. Хоть и «пиджак», но свой человек. Иди, служи, капитан.
Слава до сих пор в той части служит. Майор уже. А вот Абрамова настигла-таки карма. Попался за рулём нетрезвый. А у нас в армии за такое быстро увольняли.
На кого сейчас орёт
Доктор Лобанов
Другие работы автора:

 

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *