ДОКТОРА ВЫЗЫВАЛИ

 

ДОКТОРА ВЫЗЫВАЛИ Да... Ночь сегодня удалась,- выходя из своей комнаты и прислушиваясь к тишине в детской, подумала Люба. -Хорошо,что все оказалось не так серьезно. Как же Никитка всех напугал!

«Да… Ночь сегодня удалась,- выходя из своей комнаты и прислушиваясь к тишине в детской, подумала Люба. -Хорошо,что все оказалось не так серьезно. Как же Никитка всех напугал!» Никита- это ее полугодовалый внук, к которому сегодня ночью пришлось вызывать врача. Перед этим он весь день капризничал, а к вечеру внезапно поднялась температура. Вызвали скорую, а та, казалось, ехала целую вечность. Время тянулось, как резиновое.
Звонок в дверь раздался неожиданно, как всегда, когда чего-то очень сильно ждешь и не можешь дождаться. Люба открыла. На пороге стоял доктор. Он был не совсем молодым, но и не старым — рослый, в белом халате, с саквояжем, стетоскопом на шее и очень серьезным взглядом уставших глаз. Из-за его плеча выглядывала молоденькая девчушка медсестра, стройная, как тростинка в беленькой шапочке, из — под которой выбивался непослушный каштановый локон.
— Доктора вызывали Что у вас случилось — поинтересовался он сразу же у порога, а выслушав Любин сбивчивый рассказ, спросил, где можно помыть руки. Она проводила его в ванную комнату. Зайдя в детскую, доктор взял плачущего ребенка из рук растерянной Олеси и положил на пеленальный столик. От неожиданности или испуга, а может от того и другого, Никитка замолчал и уставился на «блестящую штуку» висящую у него на шее.
Он, осмотрев малыша, о чем-то тихо поговорил с Олесей, потом попросил девчушку медсестру сделать укол, после которого Никитка через какое-то время заснул, а жар спал.
Доктор выписал рецепт и и почему-то протянул его Любе.
-Вам всем нужно успокоится. Ничего серьезного нет. У ребенка режутся зубки. Сегодня днем зайдет педиатр. О вашем вызове передадим в поликлинику на участок. Малыш проспит до утра,- и, обращаясь к ней, добавил:- А вы, если что, позвоните мне на мобильный. Я его написал на обратной стороне рецепта. Позвоните
Люба кивнула головой:
-Хорошо. Спасибо.
Он подхватил свой саквояж и уже у выхода улыбнулся:
-До свидания!
Входная дверь захлопнулась за доктором и медсестрой.
Утром Люба приготовила завтрак. Какой бы «веселой» ночь не была, но работу никто не отменял. Запах жарившихся блинчиков, разбудил Дениса, ему тоже надо было к девяти. Он сначала подвозил мать до библиотеки, а потом уже ехал в автосалон, где работал.
День прошел без потрясений. Люба несколько раз звонила домой, чтобы узнать у Олеси, как себя чувствует Никитка. Температуры не было, хотя, он и капризничал больше обычного. Врач из поликлиники тоже ничего серьезного не нашла и подтвердила диагноз, полученный со скорой. Это радовало.
Вечером за ужином, Денис сообщил, что у них намечается выезд на турбазу в выходные. Все едут семьями, и, если бы мама согласилась посидеть с Никитой, то они с Олесей могли бы тоже съездить отдохнуть на природе.
Люба всегда старалась им помочь, даже иногда в ущерб своим планам на выходные. Она очень любила и их, и Никитку. Что возьмешь с молодых Им еще погулять хочется. А она что А у нее уже все в прошлом.
В субботу рано утром Денис и Олеся уехали на турбазу. Последние годы в жизни Любы было мало разнообразия. Да и не к чему оно, считала она. Сын рос, окончил школу, отслужил армию, отучился на экономическом, потом женился. С Олесей он дружил с третьего класса, и семь лет просидел с ней за одной партой. Их все считали просто друзьями, и никто не предполагал, что они когда-нибудь поженятся. Слишком были разные.
Денис спокойный и вдумчивый, даже иногда, казалось, медлительный в своих решениях, но которые всегда оказывались верными, а Олеся — импульсивная, деятельная и решительная. Ее очень угнетало бездействие и «бесполезное сидение» дома с ребенком, когда есть бабушка. Денис уже несколько раз, как бы невзначай, намекал матери, что было бы гораздо лучше Олесе выйти на работу, а ей посидеть с внуком.
Люба одевала Никитку на прогулку, когда раздался телефонный звонок.
— Здравствуйте! Это Сергей. Как у вас дела
-Простите, какой Сергей- не сразу поняла Люба.
— Я врач со скорой помощи. Помните Был по вызову к ребенку. К Никите. Вы обещали позвонить, но… Как малыш — продолжал очень приятный мужской голос в телефонной трубке.
— С Никиткой все хорошо. На прогулку собираемся в сквер. Где вы взяли номер телефона
— Извините, но я воспользовался служебным положением,- в его голосе послышались виноватые нотки. — При вызове регистрируется адрес и номер телефона. Не сочтите меня за нахала… Я сейчас недалеко от вашего дома и хотел бы с вами встретиться. Если вы, конечно, не против…
— В сквере. Я сейчас уже спускаюсь вниз.
Когда она выкатила коляску на улицу, то у парадной встретила Сергея. Мужчина в синих джинсах и белой футболке совсем не походил на того уставшего доктора со скорой помощи. Он взялся за коляску и покатил ее перед собой так, как будто делал это каждый день. Поймав ее вопросительно-удивленный взгляд, сказал:
— Не волнуйтесь, я опытный водитель коляски. Только неделю назад уехала дочь с внучкой. Так что опыт есть.
— Простите, но…
— Вы хотели спросить про жену Она живет с дочерью в другом городе. Мы развелись три года назад. Как это модно говорить — не сошлись характерами. Но это не самая приятная тема на которую с вами хочется говорить.
— Да, я и не думала на эту тему разговаривать,-ответила Люба.
— А где родители этого чудесного создания по имени Никита
— Я их отпустила отдохнуть. Завтра вечером вернутся.
Так за разговором о том — о сем время пролетело незаметно. Никитка проснулся. Пора было кормить ребенка, и они пошли в обратном направлении к дому. Встретившиеся знакомые соседки по парадной обратили внимание на спутника Любы и где-то в тайне даже позавидовали: «Надо же, такого мужика отхватила тихоня. Только интересно где»
Прошло несколько дней , но Сергей больше не звонил и не появлялся. Люба заволновалась и решила ему позвонить сама, но рецепт с номером его телефона, как сквозь землю провалился, хотя она точно помнила, что не выбрасывала. Он так и остался лежать на тумбочке, куда она его положила той ночью. Спросила у Олеси, но та ответила, что вообще ничего не видела, и ничего не знает.
Последнюю неделю сын с невесткой несколько раз возвращались к разговору об ее увольнении с работы, на которой не так уж и много платят, чтобы каждый день, как говорил сын, «на ней убиваться». Они, если будут работать вдвоем с Олесей, прекрасно смогут обеспечить семью всем необходимым, а она будет спокойно отдыхать и заниматься воспитанием внука.
Только Люба была против. Ей совсем не хотелось сидеть дома. Нет, она любила, конечно, своего внука, но стать «законченной» бабушкой в сорок семь, когда есть силы и позволяло здоровье, это было уже слишком. Тем более, что работа в библиотеке ей нравилась.
Прошло, несколько месяцев с той встречи с Сергеем. Он больше не звонил и не заходил. Люба уже и вспоминать о нем перестала. Жизнь шла по привычному кругу. Сын с невесткой несколько успокоились по поводу своего желания уволить ее с работы.
Как-то Денис купил билеты на концерт. Он и Олеся ушли слушать музыку.
Люба, укладывая внука спать, как раздался сигнал домофона.
Она спросила:
-Кто -но пока приходила от неожиданности в себя, в дверь уже звонили.
Люба мимоходом остановилась у зеркала, критически оглядев и махнув рукой своему отражению, открыла. На пороге стоял Сергей с охапкой крупных махровых астр и улыбался:
— Здравствуйте, Люба! Позвольте мне войти.
— Зачем Вы сначала пропадаете, а потом появляетесь и пытаетесь ворваться в мой дом,- удивилась она.
— Я не пропадал вовсе! Это вы, Люба, то на совещании, то на работе, то в магазине, то в театре. Вы же мне не дали номер своего мобильного. Я звонил на городской, наверное, раз сто, но ваши то сын, то невестка говорили, что мамы нет дома. Она занята, то туда ушла, то сюда. Заходил несколько раз, но результат был тот же. Дальше домофона мне прорваться не удалось, а отвечать на мои вопросы они не хотели.
— Я ничего не понимаю, — смутилась Люба, вспомнив, как несколько раз то Олеся, то Денис, на ее вопрос «Кто звонил» или «Кто заходил» отвечали, что ошиблись номером или адресом.
— Тут и понимать нечего. Ваши дети, видимо, против всяких «случайных докторов и потрясений от них»,- пошутил Сергей.
Они поговорили немного еще, и, решив встретиться завтра в кафе, расстались. Люба поставила цветы в вазу, помыла чашки из-под чая и стала размышлять над сложившейся ситуацией.
Конечно, она понимала детей, но не хотела, чтобы за нее решали, что она должна делать, а чего нет. Когда вернулись Денис и Олеся, первый их вопрос был:
— Мама, откуда цветы Кто приходил
— Никто. Вышла прогуляться и купила у метро. Там старушки их продают,- солгала Люба.
— Ты оставила Никиту одного Как ты могла, мама- возмутился Денис.
-Могло произойти все, что угодно! Это неосмотрительно! — вторила ему невестка.
— Он спал. А я хотела немного подышать свежим воздухом. Не переживайте, ведь все хорошо,- успокоила она разволновавшихся сына и невестку.
На следующий день Люба и Сергей встретились в маленькой кафешке на Тихорецком. Официантка принесла два кофе и, пожелав приятного аппетита, удалилась к стойке за очередным заказом для новых посетителей.
— Вы будете с сахаром или без — поинтересовалась Люба у Сергея.
— С сахаром. И, пожалуйста, два. И на ты. Мы не на официальном приеме,- улыбаясь, сказал он, наблюдая, как она опускает в его чашку кусочки сахара.
— Я так и знала, что ты сладкоежка, — пошутила она.
— Еще какой! Знаешь, когда мы развелись с женой, то я почему-то был рад этому. Нет, конечно, я не всегда работал на скорой помощи. Были и другие времена, когда работал за деньги и только ради них. Потом, когда умерла моя мама… К ней просто не успела доехать скорая… Во мне что-то щелкнуло. Я поменял работу и сказал себе, что буду всегда успевать, когда нужна моя помощь. Последнее время перед разводом мы с женой совершенно перестали понимать друг друга. Началось с того, что мой однокурсник открыл частную клинику и звал к себе, предлагая большие деньги, заграничные командировки, но я отказался. Рита этого не смогла вынести. Если все врачи уйдут работать в престижных клиниках, то кто же будет спасать таких вот Никиток, пожилых людей, тех кто попал в беду И если бы я не работал там, где работаю, вряд ли встретил тебя. Сейчас покажусь тебе легкомысленным. Ведь легкомыслие свойственно молодости, которая еще мало что знает о жизни. Я помню твои глаза, когда приехал на вызов. В них было столько всего: и слезы, и надежда, и вера, и испуг. Их просто было невозможно забыть. Они мне все это время не давали покоя. И я решил тогда тебе позвонить. Очень хотел услышать твой голос, — Сергей, перестав размешивать ложечкой уже почти остывший кофе , серьезно сказал, — Ты выйдешь за меня замуж
Люба, глядя ему в глаза, очень тихо произнесла:
— Да.
Прошло несколько лет… Вечерами, сидя в кресле, Любе нравится наблюдать, как муж, склонив голову, делает записи в ноутбуке для своей будущей книги «Справочник врача скорой помощи». И всегда вспоминает тот день, вернее ночь, когда они познакомились, и благодарит судьбу за то, что она не позволила им пройти мимо друг друга…
Автор: Рябинина

 

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *