Петербург—Владивосток

 

Петербург--Владивосток Молодой парень вошёл в кафе с тяжёлой мыслью, что жизнь его кончена. Внутри было много людей, и только за столом, где в одиночестве сидела девушка, имелось свободное

Молодой парень вошёл в кафе с тяжёлой мыслью, что жизнь его кончена.
Внутри было много людей, и только за столом, где в одиночестве сидела девушка, имелось свободное место. Лёля, так звали молодого человека, заказал на кассе смузи и сел напротив. Официанты сновали по залу с подносами, и ждать скорого исполнения заказа не приходилось.
На улице стоял холодный осенний день, за окном длинными нитями хлестал дождь, ветер разносил истлевшие листья по опустевшей улице.
Лёля, складывая зонтик, тяжело дышал и хмурился. Его ухоженные, точно нарисованные, брови сходились на переносице, плотные щёки надувались от ярости.
Девушка молча смотрела в окно и ела картошку фри. Вода медленно стекала по стеклу, образуя собою нечто вроде решётки. Дама хмурилась, и легко было догадаться, что с ней тоже приключилась неприятная история.
Лёля был в отчаянии, и потому его нисколько не смущала мысль заговорить с девушкой. В сущности, даже если бы она отвернулась или просто проигнорировала, Лёля не обиделся бы, ибо нет на свете боли большей, чем та, что сейчас сжимала его сердце.
Тоже спросил Лёля, глядя на девушку.
Она перевела свой взор на молодого парня и слегка удивилась. Оказалось, девушка даже не заметила, как подсел Лёля настолько она была погружена в пучину своих мыслей.
Да, ответила дама, достав очередной длинный кусок картошки из маленькой картонной упаковки.
Понимаю, сказал Лёля и поблагодарил официанта за смузи. Меня Лёха зовут, или, если удобно, Лёля.
Таня, отозвалась девушка. Или, если удобно, Таниша.
Таниша вновь достала длинный кусок из маленькой упаковки и положила себе в рот. Лёля задумался: как там умещается вся эта картошка и не торчит снаружи
Мы живём в Петербурге, культурной столице, с людьми, у которых устаревшие взгляды, сказал Лёля. И оттого культура наша не более чем пережиток двадцатого, а то и девятнадцатого века.
Судя по твоим речам, смузи и имени, ты педераст, равнодушно заключила Таниша.
Она выудила громадную картофелину из мельчайшей упаковки и проглотила. Лёля отпил смузи и, скрестив руки, облокотился на спинку стула.
Дело не в этом. Хотя это важно… но всё же не в этом. Общество или не может, или не хочет понять, что человек это очень сложное и многогранное явление, которое нужно принимать таким, какое оно есть.
Я тебя понимаю.
Повисла пауза. Лёля отпил смузи и сказал:
А ты
Да.
Таниша потянулась за картошкой и её тонкая кисть полностью скрылась в крошечной упаковке.
Значит, заходят как-то гей и лесбиянка в кафе сказал Лёля.
А официант им говорит: «Пошли нафиг отсюда!» подхватила Таниша.
Петербург он такой, ухмыльнулся Лёля.
И всё же нас не выгоняют.
Я бы на твоём месте не расслаблялся.
Оба посмотрели в окно.
Видишь ту девушку на противоположной стороне улицы спросила Таниша.
Которая хот-догами торгует
Да. Лизой зовут. Я здесь ради неё сижу. Это моя знакомая с универа. Подружилась с ней на первом курсе, до третьего хорошо общались, а потом
а потом она нашла себе парня.
Таниша сжала в руке огромный кусок и насупилась.
И забыла меня. Чёртовому сердцу не прикажешь.
Лёля посмотрел на Танишу и наклонился к ней.
А меня с работы сегодня уволили, едва ли не шёпотом говорил он, потому что босс прознал, что я… нетрадиционной ориентации и пытаюсь подкатить к одному сотруднику. Теперь мне нечем платить за учёбу
Бывает.
Вот это я понимаю! Лёля скривил нервную улыбку и ударил ладонью по столу. Сострадание удел слабых. Так держать! с сарказмом проговорил он.
С чего мне тебе сострадать Я тебя даже не знаю. Я просто говорю ради слов.
Потому что мы люд Ай, ну тебя!
Лёля и Таниша друг другу не понравились. Молодой человек допил своё смузи и отправился в туалет. Выйдя из кафе, он неожиданно встретил Танишу, что стояла у входа, обхватив руками плечи. Дождь лил, и она пыталась понять, сможет ли дойти до дома в одном платье. Продавщица хот-догов ушла.
Решив пренебречь гордыней, Лёля подошёл к Танише.
У меня есть зонтик. Давай, помогу.
Таниша посмотрела на него и кивнула.
Ладно…
После прогулки под Питерским небом, Лёля и Таниша обнаружили, что ошибались. Со временем они подружились и уже гуляли друг с другом, помогали с домашней работой, успокаивали, когда речь заходила о проблемах, посещали то самое кафе, где встретились однажды, переписывались в соцсетях, смеялись, спорили, ругались, мирились, словом, с удовольствием проводили время. Вскоре прошла холодная осень, а за ней и лютая зима.
Да уж, быстро летит время, сказала Таниша.
Молодые люди сидели в парке под сенью пышной листвы. На улице было тепло; солнце сияло на небе, озаряя светом поющих на ветках деревьев птиц; лёгкий зной как бы ненавязчиво намекал людям о раннем лете.
Да уж, согласился Лёля. Время пролетело, точно сокол над каньоном.
Сколько тебя знаю и всё равно не перестаю удивляться стилю твоей речи, Таниша улыбнулась.
Благодаря этому ты и помогла мне устроиться на работу в колл-центр.
Кал-центр, поправила Таниша. Ужасное место, но это были крайние меры, иначе ты не смог бы оплачивать учёбу.
Как бы то ни было, ты чудо, сказал Лёля. Без тебя я бы не нашёл силы двигаться дальше.
Таниша смутилась. Её щеки порозовели.
Слушай, если не секрет
Что
За всё время я так у тебя и не спросила Кто тот парень
Лёля тяжело вздохнул.
Его зовут Джером. Он иностранец, кажется, из Гондураса. Хорошо знает наш язык. Умный, сильный, весёлый, надёжный в общем, на редкость прекрасный человек. Однако сильно занят, и увидеть его можно только на работе.
Босс скотина
Ну у него, видимо, свои взгляды.
Ага, усмехнулась Таниша. Такие же тупые, как и у моего препода по культорологии, который не хотел ставить мне зачёт лишь потому, что я высказывалась за ущемление прав меньшинств.
Помню, помню, сказал Лёля. Это из-за него мы целую ночь просидели в квартире, и мне приходилось опрашивать тебя по учебнику.
Козёл он.
В этот момент рядом с сидящими на скамье Танишей и Лёлей прошла любовная пара. Влюблённые весело обсуждали что-то и громко смеялись.
Может, дело в нас сказал Лёля, глядя на удаляющуюся чету.
А что мы Мы такие же люди. Среди нас есть и мрази, и хорошие личности, и обманщики, и помощники, и бездарности, и поэты Все кто угодно! У нас так же две руки, две ноги, одна голова…
Таниша вскочила со скамьи и надулась. Лёля встал вслед за ней и принялся успокаивать подругу. Её задевали разговоры об ущемлении, ибо Таниша не видела весомых аргументов в защиту того, что человека можно и нужно судить исходя лишь из его сексуальных предпочтений.
Таниша и Лёля пошли в сторону озера. Лёля угостил подругу мороженым, и та умерила пыл. Солнце спряталось за облаками, ветер усилился. Кроны деревьев громко шелестели, и уже не разносилось то мелодичное пение птиц, которое наполняло парк прелестным ощущением наступившего лета. Надвигался дождь.
Дурацкая система! чертыхнулась Таниша, бросив камень в утку, что плескалась в озере.
Ты слишком много ругаешься, заметил Лёля.
А ты слишком мало.
Таниша кинула второй камень, однако утка ловко увернулась.
Они хотят, чтобы мы перекроили себя, начал Лёля, но хоть камнем бей: я не понимаю, что есть прекрасного в женщинах.
А в мужчинах спросила Таниша.
Как же… Они сильные, надежные. С ними всегда весело общаться и не надо думать, что можно говорить, а что нельзя. И тело здорового мужчины оно могучее, твёрдое, за ним, как за скалой.
Тю.
Таниша вновь замахнулась, но птица, подобно торпеде, скрылась под водой и направилась в сторону берега. Со стороны озера донеслись кряки, и, кажется, утка была не на шутку зла.
Хочешь сказать, женщина лучше
Конечно, заявила Таниша. Во всём. Женщина красивая, ласковая, грациозная. Её тело достояние природы. Грудь, бёдра, ноги всё это прелестные формы, вдохновившие тысячи художников на сотворение гениальных шедевров. С ней можно быть откровенной и не стесняться, что она засмеёт тебя, обругает, или побьёт. Драться это не про женщин. А эта негласная традиция одеваться так, словно обнажать своё тело для общего взора и не казаться слишком развязной Просто великолепно! Намного, намного приятнее, чем грубые шрамы или щетина какого-нибудь пахнущего потом здоровяка
Ты со своей колокольни не видишь всей красоты мужчин, сказал Лёля. Она заключается в простоте и силе. Невероятное сочетание, которое есть только у представителей мужского пола!
Сила у мужчин всего лишь оправдание тупости и грубости.
Неправда! воскликнул Лёля.
Не пищи, сказала Таниша.
Есть много мужиков-гениев
Гейниев.
Не перебивай! Так вот, взять хотя бы Пифагора, Платона или Сократа. Или Ньютона, Павлова, Коперника. Да таких примеров пруд пруди! А что женщины
Лёля и Таниша стояли на берегу. Обиженная утка резко вынырнула из-под воды и обрызгала платье Таниши. Полил дождь. Ветер не на шутку разыгрался, и теперь от лета остались лишь зелёные кувшинки на озере да шумящие деревья вокруг.
Долбаная птица! крикнула Таниша, отбежав от берега.
Самка, кстати, заметил Лёля.
Лицо Таниши покраснело. Она сжала кулаки и фыркнула.
Да пошёл ты, Лёля! Все мужики одинаковые!
А все бабы дуры!
Надеюсь, твой Джером натурал.
Лёля взбесился. Он пнул камень и крикнул:
А Лиза любит парня!
Таниша окончательно обиделась и собралась уходить. Ей было холодно, и мокрое платье облепило её юное тело.
Стой, сказал Лёля, схватив подругу за руку.
Что глаза Таниши источали ярость.
Я не понимаю Как как в ту упаковку умещалось столько картошки фри Ты доставала громадные куски из крохотной пачки, хотя они даже не торчали!
Идиот!
Таниша ударила Лёлю по щеке и быстрым шагом направилась домой.
***
Ох, и как же они ненавидели друг друга с того дня! Целую неделю, а может, даже и две Лёля и Таниша не гуляли. Мысль забыть обидчика пылала ярким пламенем в их сердцах, ибо каждый хотел быть независимым. Но со временем пыл иссяк, оба успокоились, осознали глупость своих суждений и предприняли попытки связаться.
Лёля позвонил Танише, но телефон был выключен. Оказывается, Таниша не зарядила его перед тем, как пойти на пару, и сейчас сидела в университете, не подозревая о звонке. Однако вернувшись домой, она увидела пропущенный и тут же написала Лёле во Вконтакте; они договорились встретиться в любимом кафе.
Вскоре оба сидели за тем же столом, улыбались и извинялись.
Ты права, в женщинах есть прекрасное, признал Лёля, глядя в глаза Танише. Честно говоря, у меня никогда не было подруги, и я не имел опыта общения с девушками…
Таниша, улыбнувшись, выудила непомерный кусок картошки из тонкой упаковки и проглотила. Она посмотрела в окно: продавщицы хот-догов не было.
Лёля уже не удивлялся этому овеянному тёмными чарами процессу поедания картофеля. Сейчас его волновало другое: он впервые заметил, какие лазурно-чистые, сверкающие голубым огоньком глаза у Таниши. Это открытие весь вечер будоражило его и наслаивалось на воспоминания о преведенном времени вместе.
Таниша всё думала о том прикосновении у озера. Сильная рука ловко прервала движение, и не покориться этой силе не представлялось возможным. Это ощущение обуревало молодую девушку, и сейчас Таниша впервые заметила, какие крупные руки у Лёли.
И мужчины тоже ничего, сказала она. Я, по правде, так же, как и ты, не имела возможности общаться с представителями другого пола…
Значит, я у тебя первый парень
Таниша улыбнулась.
Да. А я у тебя первая девушка
Лёля смутился.
Да.
Друзья были счастливы, но внезапно Таниша нахмурилась. Она наклонилась к Лёле и сказала:
Я на этой неделе диплом защитила…
Почему я не знал! Поздравляю!
Подожди ты, казалось, Таниша напряглась, родители обещали приехать. Скоро.
И что
Ты моих родителей не знаешь. Забрать меня во Владивосток хотят, чтобы я там преподавала.
А ты сама хочешь
Нет! Там же делать нечего! Но им плевать на моё мнение.
Лёля взял Танишу за руку.
Не переживай, мы договоримся, сказал он.
Однако у богов были свои планы. Дверь кафе распахнулись и внутрь вошли кто бы мог подумать! Джером и Лиза. Нет, они не были знакомы, просто появились одновременно. Оба прошли в сторону кассы и остановились. Лёля и Таниша заметили их.
Ну и ну, сказал Лёля.
Без парня пришла поссорились значит. Они всегда вместе ходили в это время, уж я-то знаю.
А Джером писал мне, что всё не прочь встретиться
Таниша прикусила губу. Лёля почесал затылок и откинулся на спинку стула.
Давай, Лёля, это твой шанс.
И твой тоже.
Думаешь неуверенно спросила Таниша.
Может, вместе пойдём так же неуверенно предложил Лёля.
Подожди, пусть рассядутся.
Оба принялись ждать. Таниша и Лёля смотрели на объекты своего вожделения и думали. Лёля, с одной стороны, давно хотел сблизиться с Джеромом, но с другой, именно сейчас ему почему-то было некомфортно менять компанию Таниши. О том же рассуждала и Таниша, украдкой поглядывая на своего друга.
В конце концов, когда Джером и Лиза уселись, Лёля встал, уронив стул.
Пойдёшь спросила Таниша.
Его сердце стучало, как отбойный молоток, в такт барабанящему по стеклу дождю.
А ты
Таниша медленно поднялась и тяжело вздохнула.
Да, наверное.
Друзья распрощались и направились по своим делам. Многолюдное кафе вскоре поглотило их, и они уже не видели друга друга.
Лёля подкрадывался к Джерому. Его руки вспотели. Джером сидел могучей спиной к нему и пил кофе с булочкой. Подойдя вплотную и едва ли не дыша в затылок, Лёля остановился и развернулся. Быстрым шагом он покинул кафе и окунулся в Питерский дождь.
Лёля стоял у входа. Все его мысли были о Танише. Её улыбка, глаза, манера ругаться, таинственная способность поедать картошку фри они восхищали его, волновали, заводили сердце и заставляли трепетать. А её ноги Бёдра, грудь Пунцовые губы, такие чистые, божественные, но омытые бранью Ах, даже недостатки и те были милы!
А где Джером В кафе и только. В кафе там же, где сейчас и Таниша со своей подругой.
Дождь лил, Питер давал о себе знать, а её всё не было. Но вот, дверь открылась, и оттуда выбежала Таниша. Они посмотрели друг на друга, и Таниша нырнула в объятья Лёли.
Таня
Лёша
Они поцеловались. Ливень прекратился, и как по волшебству сквозь массивные засовы туч прорвались первые лучи солнца.
Оба, уже влюбленные, направились к Лёше домой.
Почему я тебя люблю спрашивал Лёша, глядя Тане в глаза и снимая с неё лифчик.
Сердцу не прикажешь, улыбаясь, отвечала она.
Возлюби ближнего своего да будет ночь нежна!
***
На следующее утро Таня отправилась к себе домой, чтобы подготовиться к приезду родителей, а Лёша пошёл на работу, ибо уже закрыл сессию за третий курс. Они договорились встретиться вечером.
Мгла и дождь вновь вторглись в Питер. Когда кончился рабочий день, Лёша позвонил Тане. Он ужаснулся. Таня плакала и едва смогла выговорить фразу, которая повергла Алексея в шок.
«Родители приехали. Я на вокзале, в поезде Петербург—Владивосток».
Лёша вызвал такси и приказал водителю гнать на Московский. Внутри, пробиваясь сквозь толпу, он сверился с таблом и выбежал на перрон.
Там, рухнув на колени, Лёша смотрел, как в отдалении, медленно скрываясь за горизонтом, мчался омываемый ливнем поезд, намеревавшийся перевезти своих пассажиров на другой конец России.
Большой Проигрыватель
Другие работы авторов:

 

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *