Случайности не случайны

 

Случайности не случайны Как часто мы не замечаем очевидного, считая всё происходящее само - собой разумеющимся. Но иногда случается такое, что поражает странным стечением обстоятельств, может

Как часто мы не замечаем очевидного, считая всё происходящее само — собой разумеющимся. Но иногда случается такое, что поражает странным стечением обстоятельств, может быть, и не случайным, но чаще всё-таки мы этого не замечаем и не задумываемся.
Всеволод Семёнович всегда был реалистом, ни в бога, ни в чёрта не верил, талисманов в машине не вешал, даже увидев падающую звезду, желаний не загадывал. Он был обычным человеком, жившим со своей семьёй в пятиэтажном доме обычного спального района, где вырос, и где его знали почти все, само собой, кроме тех, кто поселился там недавно.
Летнее утро начиналось как обычно с крика вороны, живущей на дереве возле его окна, с лая собак, которых выгуливали с утра пораньше, и с плача ребёнка за стеной, частенько недававшему соседям спать. Стоило ли говорить, что птиц, собак и особенно детей в выходные дни он немного недолюбливал.
Нехотя проснувшись, мужчина включил кофеварку и отправился бриться и умываться.
Прохладная вода помогла очнуться от желания забраться обратно под одеяло, а запах свежесваренного кофе и вовсе прогнал остатки сна.
Несмотря на вчерашнюю непогоду, день сулил быть солнечным. Даже замечательно, что дождь лил почти всю ночь, городу не хватало именно такой чистоты и свежести, которую мог подарить хороший ливень.
Сегодня Всеволод Семёнович ехал на дачу, он всегда ездил туда на все выходные. Там старался помочь, но отец обычно отправлял его с женой и дочкой, которые проводили на свежем воздухе всё лето, на реку, уверяя, что он пока и сам справляется, а вот его супруга с Настёнкой соскучились.
Накупавшись, они приходили домой, обедали, а потом сын всё-таки помогал отцу, который ворчал, но помощь его принимал.
Вечером традиционно топилась баня. Сперва мылись мужики, женщины сильную жару не любили.
А потом его мама, Светлана и Настя, оставив любимым холодненького квасу, уходили сами. А как возвращались все приступали к ужину, к расспросам «как там, в городе» и к рассказам про местное житьё — бытьё. Ездить в пятницу вечером ему запрещали, хотели, чтобы лёг пораньше и выспался. Ведь и так всю неделю он вставал, как говорила жена, «ни свет ни заря», а на даче спать долго не получалось само по себе.
На другой день «дорогому гостю» давали поспать подольше, но он всё равно по привычке подскакивал с первыми лучами солнца.
После целый день, с перерывами на обед и ужин, они с отцом возились в огороде, потом речка, а уезжал он почти ночью.
Чтобы всё успеть, в субботу нужно выехать пораньше. Всеволод Семёнович быстро оделся, и, захватив всё, что ему велели привезти, собранное в сумку с вечера, чтобы не забыть какой-нибудь мелочи, спустился вниз.
Машину он всегда оставлял на платной стоянке, недорого и не нужно ссориться из-за того, что чьё-то место занял, как это обычно делали жители их подъезда.
Но, наверное, им нравилось ругаться, раз не хотели решить этот вопрос цивилизованно, стоянка-то совсем рядом, за соседним домом, только перекрёсток пройти.
Возле светофора, едва загорелся зелёный свет, его окликнула старушка, соседка с первого этажа:
— Севочка, как хорошо, что я тебя встретила. Мама твоя просила у меня книгу про то, как за смородиной ухаживать, говорила, паутинный клещ одолел. Так я нашла её, книжку ту, неделю искала. Пойдём, отдам тебе.
— Мария Викторовна, давайте я, как вернусь, зайду и заберу, а на следующей неделе увезу, — попытался избежать возвращения назад Всеволод Семёнович.
— Что ты, — взволнованно заявила старушка, замахав руками и давая понять, что отказаться вряд ли получится. — Я её целую неделю искала. Паутинный клещ на смородине это тебе не шутки, если с ним не бороться, то можно без урожая остаться.
— Хорошо, хорошо, — вздохнув, ответил Всеволод, понимая, что лучше быстро сходить с тётей Машей, чем обсуждать полчаса это у светофора, а в результате всё равно пойти. Идёмте. Только вот возвращаться плохая примета.
Последние слова были жалкой попыткой избежать дороги обратно. Но Мария Викторовна уверенно заявила:
— Ничего, в зеркало посмотришься. У меня как раз у порога зеркало висит.
Эти слова были жирной точкой в их споре.
Дома, передавая ему книгу, бабуська, хихикнув, заявила следующее:
— Ты Севочка не обижайся на меня старую. Тут дело такое, если я тебе эту книжку сейчас не отдам, то могу куда-нибудь её снова засунуть, а потом не найти. Память уже не та, вот и заставила тебя вернуться. И вон туда посмотрись обязательно.
Тётя Маша махнула в сторону небольшого овального зеркальца, висевшего на стене.
Вскоре Всеволод снова был у светофора.
«Двадцать минут потерял. Кому нужна эта книга времён СССР Сейчас с вредителями справляются химией за пять минут», — подумал он.
Сев в машину, мужчина отправился привычным путём в сторону дачи.
Но в десяти километрах от пункта назначения дорога оказалась перекрытой. Наличие полиции, скорой помощи, давали понять, что проезд закрыт неспроста. Авария, причём крупная, Всеволод Семёнович насчитал семь разбитых легковых автомобилей.
— А что тут произошло-то, — спросил он водителя скорой помощи, который курил неподалеку.
— Авария, что ж ещё.
Мужчина указал кивком на лежащую в кювете машину.
— Двадцать минут назад у водителя той фуры инфаркт случился, он снёс все машины, что на дачи ехали, и сам перевернулся. Тяжёлых пострадавших вывезли уже, крови много сам видишь, теперь наши там растяжения да ушибы фиксируют.
Пришлось ехать другой дорогой.
На даче уже ждали.
— Что задержался, сынок спросила его мать. Мы тут со Светой волноваться уже начали.
Про аварию на дороге Всеволод промолчал, чтобы её не расстраивать.
— Да, вот, тут тётя Маша с первого этажа книгу передала, которую ты у неё просила, она и задержала меня немного.
— Книгу Я у неё не просила ничего. Опять она всё перепутала.
Мама взглянула на обложку и засмеялась.
— «Вязание крючком, советы для модниц» издано в 1949году Я никогда вязать не умела, ты же знаешь.
— Нет, она рассказывала про клещей каких-то и про смородину, вроде бы.
— Совсем память теряет Мария. Говорили мы с ней про варенье из смородины, но давно, зимой ещё, когда я её угощала, а про клещей она с Иванычем дискутировала, когда тот в прошлом году на рыбалку поехал и переживал, что клещи да комары кругом, а он не купил ничего от них, придётся заходить в аптеку. Ты сынок не обижайся на неё, все старыми становимся, хорошо, если нас память не подведёт.
Выходные пронеслись быстро. Возвращаясь домой, Всеволод Семёнович проезжал место аварии. На дороге валялись битые стёкла, мелкие детали, отлетевшие от машин, почти стёртые колёсами пятна крови были едва заметны.
— Как раз в то время, когда это случилось, я должен был здесь проезжать,- почему-то подумал он. Если бы тётя Маша меня не задержала, возможно, эта фура, которая лежала в кювете, протаранила бы и мою машину. Интересно, что наша соседка делала в такую рань у светофора Хотя, у стариков бессонница дело обычное, гуляла, наверное. Совсем старушка она сдавать, уже путает время, кому что говорила. Надо, кстати, завтра за квартиру заплатить, а то я тоже чуть не позабыл.
Всеволод Семёнович подошёл к дому, в это позднее время половина окон уже не светились весёлыми огоньками, оно и понятно, завтра рабочий день, многие легли спать.
Он не видел, как из-за немного сдвинутой шторки окна на первом этаже за ним наблюдали, а когда мужчина зашёл в подъезд, Мария Викторовна, задёрнула штору, улыбнувшись, шёпотом произнесла:
— Ну, слава богу, уберегла.
После чего, шаркая тапочками по старенькому линолеуму, отправилась на кухню, чтобы поставить чай.
Лана Лэнц
Другие работы автора:

 

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *