ОБМАНУТАЯ ЦЫГАНКА

 

ОБМАНУТАЯ ЦЫГАНКА Я плод грешной любви моей мамы-цыганки с каким-то смазливым блондином. Благодаря этой греховной любви я получила яркую внешность. Мамины чёрные большие глаза, папины светлые

Я плод грешной любви моей мамы-цыганки с каким-то смазливым блондином. Благодаря этой греховной любви я получила яркую внешность. Мамины чёрные большие глаза, папины светлые волосы, сдобренные маминой густотой, и нежную светлую кожу. Не подумайте, что я занимаюсь тут самолюбованием. К своей внешности я отношусь исключительно, как к инструменту для заработка. О, нет, снова не подумайте дурного. Я не продаю своё прекрасное стройное тело. Я зарабатываю тем, что манипулирую сознанием людей. Точнее раньше зарабатывала огромные деньги. Сейчас всё уже позади, с того момента, как на вокзале промозглым осенним утром встретила того чёртова красавчика. Нообо всём по порядку.
Родилась я и воспитывалась в цыганском таборе. У меня было много мамок, помимо, так называемой, биологической. Табор это большая семья со строгим разделением труда. Суть разделения одни всегда трудятся, другие всегда отдыхают, пользуясь плодами трудов первых. Думаю, в обычных семьях такое разделение труда тоже часто практикуется. Среди трудящейся части табора господствует коммунизм: «От каждого по способностям, каждому по потребностям». Моей главной способностью с раннего детства было умилять и очаровывать людей. Этим пользовались мои мамки, когда брали с собой на рейды попрошайничества. В школу я не ходила. У нас главная школа жизнь. Мама моя обладала даром гипноза, который мне передался генетически. Технике гипноза меня научили в таборе достаточно быстро. Это распространённый навык среди цыган.
Наш табор много путешествовал. Прежде чем снова вернуться в Россию, мы долго жили в Италии. Там я выучила итальянский, познала новый вид людей южных. Они сильно отличаются от северных народов. Всё же климат имеет большое влияние на темперамент, характер, менталитет нации. Мне очень нравилось в Италии солнце, море, шум, фрукты. Но там у нас случился конфликт с местным табором, потому через пару лет проживания пришлось покинуть эту тёплую во всех смыслах страну и вернуться в Россию.
Итак, мой главный инструментарий: техника гипноза, очаровывающая внешность безобидной блондинки, пронзительные чёрные глаза (спасибо близорукости). С этим богатством я вышла на улицы Москвы, когда наш табор осел в России. Мне исполнилось 16, когда я начала самостоятельно зарабатывать, отнимая у людей то, что обрывает их карманы, сейфы, банковские счета. Суть нашего гипноза отключить левую часть мозга, отвечающую за рациональное мышление. Работаем мы с правым полушарием, ответственным за эмоциональное восприятие действительности. Скажу я вам, что далеко не каждый человек поддаётся цыганскому гипнозу. Есть такие прожжённые скептики, педанты, у которых вообще правое полушарие не участвует в их жизни. Это не мои клиенты.
С годами я научилась в толпе по взгляду, походке, мимике различать подходящий мне типаж. Цыганские юбки и прочую атрибутику я, выходя на работу, оставляла дома, чтобы не отпугивать людей. Блондинка в джинсах и свитере никого не настораживающий субъект. Стоит мне поймать взгляд человека, зацепить егоон уже не может отвести глаз. Тут я и начинаю внушение, повторяя нужные слова, словно мантру, делая голос более глубоким, а интонации нейтральными. Главное быстро понять слабое место человека.
Вот идёт девушка, всё в ней так и кричит: «Хочу замуж!». Этой надо внушить, что на ней проклятие безбрачия лежит. Чтобы снять его, надо избавиться от лишнего. А лишнее это все её накопления, которые подавляют её женское начало. Но я, добрая душа, готова на себя принять весь этот накопленный её честным трудом груз. Уже через пару минут она бежит в банк снимать наличность, чтобы скорее мне отдать. Потом, когда я уже далеко уйду, она не будет помнить и понимать, как и зачем она это сделала.
А вот идёт дама бальзаковского возраста. Обострившиеся хронические хвори, накопленная за годы жизни усталость и разочарование. Эту можно напугать страшной болезнью, а потом излечить и отпустить ей все страхи за небольшую мзду. Вместе с деньгами уйдёт её хворь.
Вон мужчина идёт, весь насупился, плечи опустил бизнес не ладится. Надо напугать происками злых конкурентов. Самое лучшее оружие для манипуляции сознанием людей страх. Напугайте человека и потом делайте с ним, что хотите. Я пугала людей, точнее я поднимала их загнанные глубоко внутрь страхи на поверхность, а затем отпускала. Но за освобождение от страхов надо платить. Вот они и платили.
Своим заработком мне приходилось делиться с табором, пополнять общий бюджет. Мне не так уж и много оставалось. В таборе с поборами суровее обстоят дела, чем в стране со сбором налогов. Но за это я получала полное обеспечение кормили, лечили, одевали, учили меня за счёт общих средств. Моя сводная сестра (от другого папы, настоящего цыгана) умела гадать. Она обладала даром ясновидения. Этим зарабатывала. Своим в таборе она никогда не гадала, боялась заглядывать в наше будущее. Но однажды, пользуясь навыком гипноза, мне удалось убедить её погадать. Да-да, мои чары распространяются на всех, но в таборе нельзя этим злоупотреблять, могут строго наказать. Гадая, сестра мне сказала: «Один мужчина изменит всю твою жизнь». Поскольку своей жизнью я была вполне довольна и менять ничего в ней не хотела, то мужчин я с тех пор стала избегать. И так понятно, без гадалки, что мужчина может очень сильно изменить жизнь женщины. Одно замужество чего стоит. Потому связываться с ними стоит только если совсем всё плохо. Я же дорожила своей свободой. Для меня это главная ценность, которую я не готова променять ни на что.
Без всяких браков я зарабатывала на мужчинах хорошие деньги. Ох, как же они западали на мою внешность. Порой даже навыки гипноза не нужны были, сами спешили всё отдать. Мужчину проще обмануть, чем женщину. С женщинами можно работать, только когда они в подавленном состоянии. А мужчина всегда рад обманываться привлекательной женщиной. Вот только заметила я большую разницу между старым поколением мужчин и новым, подрастающим. Мужчин старой закалки подкупает внешность, надежда на взаимную симпатию со стороны понравившейся женщины. А вот молодняк клюёт только на деньги. Им надо обещать богатства, а какие у тебя глаза и прочие женские прелести их не волнует.
Так и крутилась я, узнавая всё лучше людей из разных социальных слоёв, разных национальностей и возрастов. Работала преимущественно на вокзалах, где большое скопление людей, где все спешат. В спешке человек более поверхностен и невнимателен. Обманывала, выманивала деньги, украшения. Мне казалось, что я обладаю абсолютной властью над человеческим сознанием. Я была в этом уверена, возомнив себя богом, пока сама не попалась на удочку.
Одним осенним дождливым утром в мою жизнь ворвался тот самый мужчина. Я увидела его в толпе. Он словно светился, выделяясь из масс. Рядовой обыватель решил бы, что отличался тот мужчина высоким ростом, статностью, дорогим пальто и удивительной улыбкой. Улыбка на лице в осенней Москве это вообще эксклюзив. Но я сразу почуяла, что в нём есть секрет. Он словно магнит притягивал меня, несмотря на моё осторожное отношение к мужскому полу. Я пошла к нему навстречу сквозь суетящуюся толпу. Почему я пошла, он же меня не звал Я не управляла собой, моя воля была сломлена. Чем меньше становилось расстояние между нами, тем глубже я запутывалась в сети его чар. Я впервые почувствовала себя жертвой. Моё сознание онемело, моя воля оказалась под анестезией. Мы остановились в полуметре друг от друга. Я погрязла в его взгляде, меня обдало леденящим холодом от его серых глаз. Я словно утопала в ледяном горном озере. Он продолжал улыбаться, а я молчала, приоткрыв в изумлении рот. Я не могла вымолвить ни слова. Время остановилось. Казалось, что потоки людей, обтекающие нас, тоже на мгновение замерли. Он завладел моим сознанием.
Сколько времени мы так простояли посреди вокзальной площади в гуще толпы, никого не замечая Не знаю, время остановилось или я из него выпала. Но когда уличный шум снова накрыл меня с головой, проникая в уши и сознание, того мужчины уже не было рядом. Его не было рядом, а зачаровывающие серые глаза словно остались передо мной. От этого странного состояния я отходила постепенно, словно от наркоза. Постояв так ещё пару минут, я решила пойти домой. У меня пропало всякое желание «работать» с людьми в этот деньИ на другой день это желание не вернулось. Я с ужасом обнаружила, что больше не могу обманывать, манипулировать сознанием людей. Не могу или точнее не хочу себя заставлять. Неделю я не выходила из своей комнаты. Сестра решила, что я заболела. Она заботливо приносила мне еду.
— Ты уже встретила того мужчину, перевернувшего твою жизнь, — как-то раз сказала мне она, пристально всматриваясь в мои глаза.
— Не знаю, кого я встретила. Но работать я так дальше не могу.
***
Спустя время, я снова поехала на вокзал в надежде встретить того мужчину. Надежда была слабая. Около часа я простояла в толпе, высматривая его. Ко мне подошла убитая горем девушка. Её выдавали воспалённые от слёз глаза и понурая походка. Она молча встала рядом со мной и с мольбой заглянула мне в глаза. Раньше я бы воспользовалась её положением, чтобы выманить у неё деньги. Но сейчас мне стало очень жаль это несчастное слабое создание. Сама удивляясь своему порыву, я привлекла её к себе и крепко обняла:
— Всё будет хорошо, ты сможешь постоять за себя, — уверенно сказала ей я.
— Но как Они меня ни во что не ставят. Куда бы я не приходила работать, везде надо мной издеваются, насмехаются. Я всё время крайняя.
— Ты не веришь в себя. Отчего же другие будут верить в тебя Ты можешь больше, чем тебе кажется. Поверь.
Она пристально смотрела мне в глаза. Вдруг её лицо просияло.
— Спасибо! Вы мне очень помогли, — сказала она, чмокнув меня в щёку и направившись в сторону метро уже совсем другой походкой — танцующей и лёгкой.
Удивительно, но я испытала огромное удовлетворение от того, что помогла этой девочке, которая никак не могла ужиться в рабочем коллективе. Которую отовсюду увольняли. Я не получила за это денег, но я получила нечто большее. Что со мной
Сама не зная почему, но, постояв ещё час в толпе, я отправилась в ресторан, расположенный неподалёку. Зайдя в помещение с элегантным светлым декором, я увидела в дальнем углу того самого мужчину. Он сидел один за пустым столом, словно ждал кого-то. Подойдя, я молча уселась напротив.
— Здравствуйте, меня зовут Павел Валентинович, — вежливо представился он.
— Добрый день, — ответила я. Вы меня ждали
— Всё верно. Что желаете на закуску
— Спасибо, я не голодна.
— Ясно, — улыбнулся он своей очаровывающей улыбкой.
Подозвав официанта, Павел Валентинович что-то тихо ему сказал. Уже через пять минут тот вернулся с бутылкой вина, бокалами и множеством маленьких тарелочек, на которых красовались нарядные нарезки и салатики.
— Что же, пора мне вам признаться. Я — психиатр, работаю на ФСБ. Сейчас ведётся активная борьба с цыганской преступностью. После долгих наблюдений, вас признали одной из самых опытных мошенниц. Вы мастерски выманивали у людей деньги. Причём отдавали они вам всё осознанно и добровольно, даже состава преступления нет. И заявлений на вас никто не подавал. Вы не просто очаровательны, вы опасно прекрасны. Блестящий манипулятор. Меня, как врача и учёного, заинтересовал ваш феномен. Потому я согласился помочь ФСБ и решил заодно провести эксперимент — клинический гипноз против цыганского. Мы давно изучаем разницу между этими двумя явлениями. Эксперимент показал, что цыгане тоже прекрасно поддаются гипнозу. То, что вы пришли в этот ресторан в назначенное мной время, то что вы не можете больше обманывать людей это всё программа, которую я вложил вам в сознание в процессе гипноза. Да, клинический гипноз намного глубже вашего, цыганского, который носит поверхностный характер и больше похож на сильное словесное внушение.
— Что же мне теперь делать Вы же тем самым лишили меня работы и заработка.
— Да, я вас лишил этого дела. Но взамен готов предложить другое. Вы пойдёте учиться, после чего начнёте работать психоаналитиком. Ваш дар во благо надо направить, цены ему не будет.
***
Я пишу этот рассказ, сидя в уютном кабинете с мягким кожаным креслом, стеклянным столиком, большой библиотекой под потолок. С той встречи прошло семь лет. Я закончила медицинский институт по специальности «Клиническая психология». Написала дипломную работу под руководством Павла Валентиновича на тему «клинический гипноз». Практиковалась в клинике под его началом. Позже смогла начать свою частную практику. С того дня в табор я больше не вернулась. Юбки и бирюльки сменила на строгий костюм. Работа меня увлекает и кормит. Теперь я занимаюсь исцелением человеческих истерзанных душ. И получаю я гораздо больше, чем деньги. Я получаю истинное удовлетворение. Во мне ничего не осталось от цыганки, кроме стремления сохранить свою свободу (спасибо, что хоть это мне оставил Павел Валентинович). У меня нет семьи, нет трудового контракта, нет имущества. Зато теперь у меня есть интересное и благородное дело и я ощущаю полное удовлетворение своей жизнью…
И всё же меня обманули, и обман этот мне стоил целой жизни. Жизни той хитрой и ловкой цыганки, жизни, которую я любила. Урок, который мне преподнёс этот обман и которым я делюсь со своими пациентами — зазнаваться не стоит, потому что на любого ловца найдётся более ловкий ловец. Объявляя охоту, будьте готовы сами стать жертвой…
Автор:

 

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *