Хрустальный ангел

 

Хрустальный ангел На город медленно падал снег. Он неумолимо засыпал улицы, деревья, дома и человеческие души. Вместо предновогодней суеты на улицах внезапно воцарилась атмосфера спокойствия и

На город медленно падал снег. Он неумолимо засыпал улицы, деревья, дома и человеческие души. Вместо предновогодней суеты на улицах внезапно воцарилась атмосфера спокойствия и умиротворения. Год подходил к концу, и это было прекрасно. Но только ли год завершал свой путь
На белом полотне хорошо были видны кровавые следы. Которые, однако, быстро заметались новым слоем снега, безостановочно летящего с небес. Мир замер. Кто-то так же стремился приостановить на миг свой бег, взглянуть в белоснежные небеса. Скоро они потемнеют. Но снегопад будет валить до самого утра. Коммунальные службы, наверное, находились в панике, но сердца работников при виде окружающей картины почему-то тоже охватывало спокойное равнодушие.
Еще три дня. Три дня непрерывного снегопада. Три дня до нового года. Три спокойных, добрых, мирных дня. Для кого-то. Укрытый снегом город дремал. Люди следовали его примеру. Время замедляло свой бег, часы отсчитывали секунды все дольше. Они тоже ленились. Снег никуда не спешил. Теперь весь мир был в его власти.
В сумраке однокомнатной квартиры, освещаемой лишь небольшой настольной лампой со старым потертым абажуром, курил немолодой уже мужчина. Грядущий праздник нисколько его не волновал. На многие вещи приходилось смотреть иначе. Он уже много лет был детективом не лучшим и не худшим. Так, средним. Абсолютно ничего выдающегося. Мужчина сидел, курил и разговаривал, казалось, сам с собой.
И чем ты можешь мне помочь Уже месяц за мной тенью ходишь, полупрозрачная фигура Предвестника вновь ответила лишь загадочным молчанием. Хорошо, чем же в таком случае могу помочь тебе я рассуждал вслух мужчина. Не просто же так ты мне явился. Нет, в глюки и белочку я не верю. Я для чего-то тебе нужен Или ты мне
Еще одна сигарета, на сегодня последняя. В пачке осталась только пара на утро. Мимолетный взгляд на фото в рамке. Месяц, как его солнышко ушло, как он верил, в лучший, прекрасный мир. Вместо него появилась призрачная фигура, похожая на ангела, как их изображают на рождественских открытках. Это было бы странно, абсурдно. Было бы поводом пойти к психиатру, быть может Если бы только это хоть сколько-нибудь беспокоило мужчину. Его звали Леонид. И эмоции в последний месяц уже не терзали его.
Неосторожно задев игрушечного зверька на полу, Леонид взял маленького крылатого льва на руки. Из него начала выпадать набивка, похожая на хлопья нетающего снега. Эта игрушка была музыкальной. Нажав на лапку зверя, мужчина прислушался к песне. Колыбельная была странной, но любимой.
Спи, усни под солнышком.
Ярким летним днем,
Расцветут подсолнушки,
Мы тебе споем.
Спи пока с тобою мы,
Землю нашу береги.
Спи, усни под звездами
Ночью, сладким сном.
Этот мир мы создали
И тебе поем.
Мы создали этот мир,
Чтобы ты его хранил.
Только тяжелый вздох. Леонид был слишком сильным человеком, чтобы позволить себе большее. Аккуратно положив игрушку на тумбочку, он, чтобы отвлечься, вновь обратился к крылатой полупрозрачной фигуре:
Молчишь Ну и молчи. Тебя не понять. Да ты, кажется, не очень-то к этому и стремишься. Спокойной тебе ночи. Хоть ты и не спишь, вероятно.
Ангел все так же неподвижно стоял возле стены. Кто знает, слышал ли он вообще хоть что-то Но почему-то его присутствие помогало. Или так только казалось Леониду
***
Темнота. Холод. Скользкий от крови кафельный пол. Гулкое эхо. Юное мертвое тело и дрожащий голос, срывающийся на крик, обращенный неизвестно к кому:
Это уже не смешно! Проваливай! Убей меня, мешай мне, останови меня, в конце концов! Хватит просто смотреть! Ты ангел или кто! Почему ты позволяешь мне делать все это! Я не стану останавливаться только из-за одного твоего присутствия! Хватит! Уходи!
Дрожащие руки, подкашивающиеся ноги, неуверенные движения. Шумное дыхание, адреналин, выплескивающийся в кровь. Ненависть, пустота и отчаяние. «Я хочу закончить так же как вы. Так же как мои крошки».
Отсрочить неизбежное, продолжил Пирр уже вслух. Это во имя мира, в котором тысячи людей хотят продолжать жить! Так чего стоит этот десяток жизней, перед желаниями миллионов Я выполняю их волю! Я слышу их! Не смей меня осуждать! Эй, слышишь, ты! Стекляшка! Я тебе говорю!
За этот месяц он уже даже свыкся с крылатым спутником. Можно было выкричаться, сказать все, что накипело хоть кому-то. Хотя бы этот полупрозрачный знал правду. Он все видел. Так было спокойнее. Одно его присутствие странным образом помогало.
Они хотят! Они хотят страдать! Как я, как мы все! Это делает нас людьми! Чувства! Ненависть, отчаяние, боль! Без них ты кукла! Я не такая же кукла, как ты! Как они! Я не стану таким! вновь кричал Пирр ангелу.
Страх гнал его вперед. Ненависть заставляла раз за разом вонзать в себя нож. Отчаяние и одиночество заставляло искать единомышленников. Но все шарахались от него и его идей. А что хуже: в последнее время все его жертвы перестали бояться. Просто стояли, смотрели на него в упор. Потом, месяц назад они начали улыбаться своему мучителю. Это пугало его до дрожи. Гнало искать все новых и новых, подходящих, нормальных. Бесполезно. Он не находил больше страха.
***
Еще одна маленькая квартира. С кухни доносились запахи чего-то вкусного и грохот посуды. В комнате же кошка самозабвенно мурчала на коленях школьницы. Выпускала когти, вцепляясь в брюки, оставляя на них шерсть.
Сегодня последний день, Мирра. Слезай, я должна кое-что записать. Потом мама попросила сходить в магазин за горошком для новогоднего салата. Я уже не вернусь, Мирра. Ты не скучай без меня, ладно Думаю, тебе и не придется скучать, ведь скоро все закончится. Просто я уйду чуть раньше, хорошо
Кошка продолжала мурчать, жмуря зеленые глаза. За окном валил, не переставая, снег.
***
Под этим искусственным небом давно не могло быть снега. Но те, кто знал это молчали. Когда происходило нечто за гранью их понимания, они предпочитали в первую очередь заняться своей безопасностью, а вовсе не просвещением непосвященных. Возможно, остались считаные часы думали те, кто знал, как устроен мир. И искали себе норы поглубже, надеясь избежать общей доли, какой бы эта доля ни была.
А простые люди радовались давно невиданному погодному явлению, вспоминали детство. Находили старые фото, открытки. Те, где Новый год и Рождество изображались именно со снегом. Пытались лепить фигурки или снежки. Но снег все падал и падал, превращая снеговиков, зайчиков и собачек в бесформенные холмики. Снег выравнивал все.
***
Заметенный снегом парк. Одиночные тропинки, прорытые редкими путниками. Это кратчайшая дорога от жилого комплекса до ближайшего небольшого магазина. Леонид неторопливо увязал в сугробах, когда увидел впереди нечто, заставившее его сначала ускорить шаг, а потом замереть.
Мертвое тело на одной из дорожек старого парка. Пропитавшаяся кровью одежда. Глубокие резаные раны, просвечивающая белая плоть, окаймленная красным. Синеющая кожа. Снег, покрывающий тело и не тающий там, где нет крови. И невзрачный человечек с ножом, замерший поодаль.
Он его не искал. Не видел смысла. Но узнал. Посадка головы, дергающиеся руки. Таким засняли камеры убийцу его солнышка. Леонид не носил с собой оружия. Зачем Детектив не полицейский или военный. С преступниками он разбирался головой. Обычно.
Они смотрели друг другу в глаза. Прямой, сильный, суровый взгляд Леонида. Отчаянно-затравленный, бегающий у Пирра. Равнодушный у полупрозрачной фигуры Предвестника, возвышающейся над ними обоими.
Ты пойдешь со мной. Убийца. Я сдам тебя в полицию, голос детектива был абсолютно спокоен.
Ты! Ты такой же, как они! Безликий! У тебя нет сердца! Только бессердечные твари могут быть так спокойны, глядя на серийного маньяка и свежий труп! испуганно взвизгнул Пирр, отступая на шаг.
Мое сердце ты забрал месяц назад. Мой свет. Теперь мне уже все равно. Просто сдайся. Ты точно болен.
Нет, больны все вы! Ты! Эта девушка! Знаешь, что она сказала мне! «Я знала, что ты придешь». Так спокойно. Ровным голосом. А потом она улыбнулась. Они не люди! И ты тоже! Только я последний человек, в этом гребаном мире! Мне больно! Больно! Но не вам! Ты такой же, как этот! непроизвольный кивок головой в сторону полупрозрачной фигуры.
Ты тоже его видишь Что ж, еще одно доказательство, что это не глюки. А теперь не дергайся, псих, — бросил Леонид, резко сокращая дистанцию.
Вцепившись в запястье, детектив пытался вывернуть убийце руку, сжимающую нож. Ему явно не хватало практики. Пирр молча и отчаянно дергался в его руках. Сугробы не давали обоим свободно двигаться. Предвестник молниеносно метнулся в сторону дерущихся. Кажется, оба мужчины так и не смогли понять, каким образом их руки сплелись так, что Пирр буквально напоролся на собственный нож, падая в сугроб.
Так ты материален, попытался прошептать убийца, вглядываясь в полупрозрачное лицо без эмоций и захлебываясь собственной кровью.
Детектив склонился над двумя трупами. Проверил пульс. Сначала у девушки, потом у убийцы. Мертвы.
Этого ты добивался, помощничек Леонид вновь глубоко, полной грудью вдохнул прохладный воздух. Нужно было бы вызывать полицию, скорую. Но почему-то было так все равно.
Случайный взгляд в ту сторону, где застыл Предвестник. Брошенная возле тела тетрадь. Стихи Красивый ровный почерк.
Ты умрешь. Когда-нибудь вскоре.
Спи спокойно, обид не тая.
Потрясенная этим горем,
Зарыдает, заплачет Земля.
Пустота. Тишина. И холод.
Никогда не наступит заря.
Проводя по венам и горлу,
Затупляет бритва края.
Но, пока что спящий так крепко,
Мир не вечен, хранящий твой сон.
Засыпая снегом планету,
Он в мечтанья твои погружен.
Кровь текла по белому смело.
Почему так судьба холодна
Почему остывшее тело
Заметает, скрывает пурга
Я один остался, и мир наш
Безвозвратно потерян теперь.
Не сумев уладить все мирно,
Я мечусь словно запертый зверь.
Снег последним саваном белым
Погребет в наших душах костер.
И хрустальный, трубящий смело,
Ангел крылья уже распростер.
Сегодняшняя дата. Последний день года. Только ли года Тело на снегу заставляло в этом усомниться. Леонид так и стоял, сжимая в руках тетрадь и вглядываясь в белое небо. Из-за постоянно сыплющихся снежинок ему казалось, будто оно опускается на землю.
Медленно темнело. Последний закат наступил. Выбор был сделан. Остатки рода человеческого растворялись в безмятежности вселенной. Смерть последнего пророка никак не могла отсрочить неизбежное. Как и приблизить его.
Хрустальный ангел раскрыл крылья и затрубил. На этот тоскливый зов встрепенулись тысячи, миллионы сердец. Наконец-то свобода. Обреченный мир пал. С небес по-прежнему сыпался снег, скрывая кровь, боль, печали, и принося долгожданный покой.

 

Хрустальный ангел На город медленно падал снег. Он неумолимо засыпал улицы, деревья, дома и человеческие души. Вместо предновогодней суеты на улицах внезапно воцарилась атмосфера спокойствия и

Источник

Обсудить историю

  1. Листопадова Арика

    С публикацией!) ?

  2. Шива Астарта

    С публикацией, прекрасная?

  3. Матросов Серёга

    Какая красивая и загадочная история. ???

  4. Ивановов Иван

    Какая муть.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *