ПАПА С ПОМОЙКИ

 

ПАПА С ПОМОЙКИ Только несколько самых близких друзей знают, что Марина нашла своего мужа на помойке. Причём в самом прямом смысле слова. Помойка, так сказать, здесь вовсе не фигура речи, типа:

Только несколько самых близких друзей знают, что Марина нашла своего мужа на помойке. Причём в самом прямом смысле слова. Помойка, так сказать, здесь вовсе не фигура речи, типа: «Я чё, мужика своего на помойке нашла, что ли» Причём даже не она нашла-то, а сын, Славик… Но, наверное, будет лучше, если рассказать обо всём по порядку.
У Марины с Олегом несколько лет не было детей. Первое время её это не слишком беспокоило. А Олег так вообще был откровенно рад. Он ещё до свадьбы ей сказал, что не испытывает большого восторга при виде орущих младенцев, грязных пелёнок и не слишком сухих детских носиков. И даже, розовощёкие и благовоспитанные малыши, умеющие самостоятельно пользоваться носовым платками отнюдь не вызывали у него умиления. Ну, вот такой человек. По крайней мере, честно сказал об этом. Что называется, предупредил. Вот. Но Марина не придала значения его словам. Она потом и сама не могла объяснить почему. Может, думала, что мужики все такие, или полагала, что говорит он это не серьёзно. Пока не стал отцом, пока не увидел это живое чудо с голубыми глазами (Марина была почему-то абсолютно уверена, что у неё непременно будет голубоглазый сын, кстати, именно так, в конце концов, и вышло).
Ещё она как рассуждала, что вот они поженятся, поживут год-другой, и муж сам захочет ребёнка. И будет её просить и даже, может, уговаривать подарить ему наследника. Ну а как может быть иначе Он же нормальный человек. Но Олег не захотел. Не просил. И, тем более, не уговаривал. Наоборот, к исходу третьего года жизни, когда Марина начала уже серьёзно беспокоиться, ходить по врачам, сдавать анализы и даже проходить лечение, успокаивал. Мол, нет и не надо. Тебе разве плохо со мной что ли Зачем самим усложнять себе жизнь
Марина на него не обижалась, потому что знала: у него была в детстве непростая семейная ситуация. И потом, прямо ведь не возражает человек против ребёнка. А потом увидит его, ну а дальше понятно Снова та же песня про живое чудо и голубые глаза.
После ещё целого года усилий и проверки всех методов, как традиционной, так и народной медицины, Марина, наконец, стала матерью. А её муж, стало быть, отцом. Она просто счастлива, а он… тоже вполне доволен. Вроде бы. Назвала Славиком. Ещё в роддоме. Акушерка, показывая ей сыночка, сказала: «Гляди, какой славный!» Ей очень понравилось. Вот так и получился Славик. Удивительно серьёзный, светлокожий малыш с большими голубыми глазами и тёмными, прямыми, как стрелы, ресницами.
Славик много болел, чутко спал, плохо ел и часто плакал. Когда Марине удавалось его укачать, ходить нужно было на цыпочках. И не разговаривать. И дышать, желательно, не слишком громко. Олег этого не понимал, и считал, что в мире просто стало ещё на одну сдвинутую мамашу больше. И с полным основанием заявлял о своих правах. Причём довольно громко. А ещё отказывался ходить на цыпочках и даже иногда специально топал. Ну или так казалось Марине. Она громким шёпотом делала ему замечание, а он заявлял, что бесшумно только тараканы ползают. А он не станет после трудового дня ходить в собственном доме, как тень отца Гамлета, держась за стеночки. И ещё говорил, что тот, кто хочет спать, тот будет спать и точка. Последнюю фразу Олег, как правило, произносил довольно громко. Как следствие, из комнаты доносился плач Славика, Марина, кидаясь к сыну, запальчиво обвиняла мужа, а тот хватался за голову и кричал, что всё это у него уже в печёнках. И что, как раз об этих вот прелестях он её предупреждал. Разумеется, очень скоро они развелись.
Когда Славик немного подрос, оказалось, что он такой чувствительный и беспокойный, совсем не просто так. Врачи диагностировали у малыша какое-то нервное расстройство. Со сложным, неудобоваримым названием. При котором ему нельзя было нервничать. Так сказали Марине доктора. Да это она и сама знала. Потому как нетрудно было, что называется, заметить. Когда Славик расстраивался, ему физически становилось плохо. И было похоже на приступ. Он закатывал глаза и задыхался. Это было страшно. Понятное дело, что Марина старалась до этого не доводить. Тем более что в остальном, это был вполне обычный ребёнок. Милый и добрый. Смышлёный и очень обаятельный. Действительно, очень славный.
Годам к пяти, он стал спрашивать, где его папа. Олег, надо сказать, в обмен на отказ Марины от алиментов, охотно подписал отказ от собственного ребёнка. Так сказать, баш на баш. Это Марина предложила, будучи уверена, что он с возмущением отвергнет подобное предложение. Но Олег и не подумал возмущаться (чего ради), а даже, как вполне можно допустить, вздохнул про себя с облегчением. Дескать, слава богу, пронесло. Эта дурёха не такая прожжённая и меркантильная, как остальные. И ушёл в закат невозмутимой походкой не обременённого долгами человека с кристальной совестью. То есть, добавим от себя, бывшую жену с дитём, от которого легко и просто отказался, никак больше не беспокоил. Поэтому, как видим, ситуация складывалась таким образом, что говорить о нём сыну, Марине не очень-то и хотелось. С другой стороны, расстраиваться Славику было тоже крайне нежелательно.
Поэтому она придумала историю про папу-разведчика. Якобы он сейчас находится в одной африканской стране и помогает тамошнему населению бороться с классовыми врагами, способствуя, таким образом, восстанавливать мир и справедливость. Рассказчиком Марина, надо заметить, была отличным. Истории про папу-разведчика стали их вечерней традицией. Они обрастали всё новыми подробностями, и день ото дня становились всё более увлекательными. Марина рассказывала о жизни папы, полной чудесных приключений, удивительных открытий и таинственных встреч, неизменно добавляя волнующей интриги в каждую свою новую историю. Для наглядности, Марина демонстрировала кое-какую одежду Олега, которую он, торопясь, пока она не передумала, забыл у неё в шкафу.
Славик внимал матери, боясь шелохнуться. Гладил ладошкой спортивный костюм и рубашку На его наивный вопрос, когда же папа приедет, Марина, вздохнув, отвечала, что это никому неизвестно. Даже ему самому. Такова уж судьба отважного разведчика. Необходимо соблюдать полнейшую секретность. Потому что происки врагов, как известно, повсеместны и неистребимы.
Однажды в погожий весенний день Славик гулял во дворе их пятиэтажки. А Марина, занимаясь ужином, поглядывала за сыном из окна. В какой-то момент сын пропал из поля её зрения. Забеспокоившись, она вышла на улицу. Славик бежал к ней со всех ног. Его и без того светлая кожа, сейчас казалась просто мраморной:
— Мама, мама, я папу нашёл! — кричал он и тащил её в сторону мусорных баков. Марина нервно оглянулась, и принялась успокаивать мальчика. Но Славик был так возбуждён, что и слышать не хотел о том, чтобы идти домой:
— Да ты что! — ещё больше округлял свои голубые глаза малыш, — Там же папа! Чтобы не нервировать сына, пришлось идти к помойке. Итак, картина, что называется, маслом. Вот мусорка и соответствующий запах опять же доносится, а вот чьи-то ноги в грязных ботинках торчат за крайним баком. Бомж, стало быть. Всё, как положено. Марина в тот момент думала, что сойдёт с ума. Потому что сыночек потащил её прямиком к этому мирно сопящему, в полной гармонии с обстановкой телу, утверждая, что это, не кто иной, как его папа:
— Да это же папа, ты же сама рассказывала, как он маскируется Чтобы его не нашли Ты видишь, он сражался, но его не победили Давай скорее отведём его домой, ведь они могут вернуться
Говорить что-либо было бесполезно. Славик кричал, плакал и не мог понять, почему мама стоит в растерянности и ничего не предпринимает. Разве она не видит, что это папа! Делать нечего, она растолкала бомжа и, сморщив брезгливо нос, помогла ему подняться. Сынок радостно скакал рядом, придерживая «папу» под руку. Мужик икал, пытался что-то сказать, бессмысленно вращая глазами, но всё-таки шёл. Когда Славик побежал вперёд, чтобы придержать дверь подъезда, она шепнула мужчине:
— Делай, что говорю, не сопротивляйся Я заплачу тебе. В квартире Славик потащил «папу» в свою комнату, чтобы показать новую гоночную машину и поблагодарить за чудесного медведя Тэдди, который благополучно «прибыл из Америки». Но тут уж воспротивилась Марина, и повела найденного папу первым делом в ванную. Славик тоже помогал мыть папу и, похоже, его совсем не огорчало, что папа не сказал пока ни единого слова. Если, конечно, не принимать за человеческое общение некоторые нечленораздельные звуки и регулярную икоту. Славик, намыливая «папу» повторял, что тот устал, пройдя такой длинный и опасный путь, регулярно при этом сражаясь с врагами. Когда Славик побежал в комнату, чтобы принести «папину» одежду, Марина наклонилась к уху гостя и снова повторила:
— Пожалуйста, подыграй мне Славик скоро ляжет спать, и ты свободен А сыну я скажу утром, что тебя снова отправили на задание — уже скорее самой себе пояснила она Ну что тебе трудно, что ли Помылся, с ребёнком слегка поговорил и всё Ещё и с деньгами уйдёшь Мужчина глянул на неё, пытаясь сфокусировать взгляд и снова икнул
— Господи! — простонала Марина, — да ты хоть что-нибудь соображаешь Какое счастье, что Славик никогда не видел пьяных и не знает, что это за явление такое вообще
— Папа хочет кушать, — заявил Славик, — когда мужчина оделся Вещи были, как специально на него купленные. У Марины даже промелькнула мысль, когда Славик расчёсывал «папу», что, мол, как жаль такой молодой, и такой пропащий. Когда сели за стол, Славик заметил матери удивлённо:
— А где колбаса и сыр Папа, ты ведь любишь их Тот невнятно пожевал губами.
— А икра где — снова спросил неугомонный малыш.
— Икра на праздник, — буркнула Марина.
— А сейчас у нас что — счастливо рассмеялся он, — Мой папа приехал! Самый настоящий праздник! Какая же ты, мама, рассеянная! — попенял сынок ей.
Пришлось Марине лезть в закрома и доставать припасы.
Когда пришло время укладываться спать, Славик потребовал, чтобы «папе» было постелено в его комнате.
— Нет, — отрезала Марина.
— А где тогда — растеряно спросил мальчишка. — А действительно, где — подумала Марина, глядя на диван, на котором спала сама. Убедить сына никак не получалось. Памятуя о том, что ему нельзя нервничать, и ругая про себя мужика, на чём свет стоит, за то, что выбрал такое неудачное место для отдыха, она сходила к соседке за раскладушкой и постелила гостю в комнате сына. Сама в ту ночь спала вприглядку и без конца заглядывала в раскрытые двери детской комнаты, поскольку переживала, как бы чего не случилось.
Рано утром Марина после бессонной ночи сварила крепкого кофе и приготовила завтрак. Мужчина побрился выданной ему женской бритвой, и пока сын спал, рассказал свою историю. Зовут Пётр, ему 38 лет. Работал на крупном предприятии оборонной промышленности. Карьера складывалась неплохо. Дослужился до заместителя директора. Стабильная работа, семья, нормальный доход, приятные бонусы от руководства в виде загранпоездок и пухленьких премий к праздникам. Всё закончилось в один момент. Стало известно о хищениях в особо крупных размерах. На весь административный аппарат завели уголовные дела. Разумеется, и на него тоже. Никто не верил, что основной зам ни сном, ни духом
— Да я и сам сначала ничего не понимал, — рассказывал Пётр, — Думал, может, подставили Там же речь о миллиардах шла, понимаешь А мои пассивы умещались все в одну строчку: квартира в хорошем районе, дача, да приличная тачка. Вот и всё. В общем, под следствием я находился почти два года Жил с подпиской о невыезде. Пока суд да дело, жена со мной развелась, недвижимость переписала, а всё что могла, продала. А затем потребовала подписать разрешение на переезд дочери за границу. Через своего адвоката объяснила, что ребёнку не нужен папа — уголовник. А я, как зомби тогда был Что воля, что неволя, всё одно В конце концов, генерального да пару человек с ним за компанию посадили, а с меня все обвинения были сняты, да только кому это интересно! Ну, вот и докатился Но я не бомж У меня в Кирове мать живёт, плачет, зовёт меня Да только я не хочу, пока я такой В общем, спасибо вам, пойду я
— Папа! — Славик прибежал на кухню и обнял его, — А я боялся, что ты мне только приснился
Через час, стоя в дверях перед уходом, Пётр повернулся:
— Вы извините, Марина, но разрешите я приду завтра вечером Я Славику обещал рассказать об Африке. Вы не смейтесь, я ведь действительно там был В Гане был, и в Кении
Через месяц Пётр и Марина поженились. Тихо и скромно, не привлекая внимания. Как настоящие разведчики. Папа Славика сменил работу, теперь он довольно успешно трудится в сфере автосервиса. Это не так романтично и круто, как разведывательная деятельность, зато папа теперь всегда с ними. И, может быть поэтому, у Славика даже намёка ни осталось на его нервное расстройство. Они даже стали забывать о том, что когда-то это было.
А ещё Славик недавно вернулся с родителями из города Кирова. Он ездил в гости к своей бабушке. Ему там очень понравилось. И почему мама ему раньше ничего не говорила про такую замечательную бабушку! Ну да, она ведь у них с папой такая рассеянная Может это потому, что у Славика скоро будет маленькая сестрёнка Только — это секрет. И он никому не расскажет. Славик умеет хранить секреты. Он ведь сын разведчика, хотя и бывшего
Автор:

 

Источник

Обсудить историю

  1. Соловьева Светлана

    Что ни бомж, то бывший директор, а так, ничего себе, сказочка?

  2. Грибкина Светлана

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *