Похищенную невесту не вернули.

 

Похищенную невесту не вернули. Все столпились на улице, шумно и нервно обсуждая исчезновение Нади. Участковый только качал головой и зло покусывал колпачок ручки. Ещё бы информации было кот

Все столпились на улице, шумно и нервно обсуждая исчезновение Нади. Участковый только качал головой и зло покусывал колпачок ручки. Ещё бы информации было кот наплакал. На алкоголь не поскупились, так что свадьбу запомнили не все. К тому моменту, когда девушку по традиции «похитили», горе-исполнители едва стояли на ногах. Последним, что они вспомнили, были припрятанная бутылочка пива да сидящая на скамейке невеста. Когда жених пришёл за суженой, лавочка уже опустела.
Пока мать исчезнувшей плакала и рвала на себе волосы, участковый раздражённо пытался писать протокол. Я хмуро наблюдал за этой комедией. Растерянные, не до конца протрезвевшие гости бродили по улице, как разобщённая отара. Жених не появился. Отец же новобрачной, как и я, стоял в стороне. Отвернувшись, я услышал краем уха:
Такие деньги на свадьбу потратили… Эх.
Скривившись, как от лимона, я пошёл было прочь. Последнее, чего мне хотелось, это слушать такое.
А ну-ка стой! заметив меня, участковый махнул ручкой. Не торопись, Петь, ты у меня в подозреваемых.
Знатно офигев, я оглянулся. Участковый бросил на капот служебного авто протокол. Решительно направился ко мне. По пути он поправил фуражку, словно пытаясь казаться значительнее.
Ты же у нас, Петя, пропавшую любил, так спросил участковый с триумфальным видом. Любил, все знают. А тут девушка исчезает в день свадьбы. Не ты ли руку приложил
Я хмуро скрестил руки на груди. Мне только козлом отпущения быть не хватало.
Любил, ответил я с вызовом. А потому лучше ищи её, а не на меня всех собак вешай. Понятия не имею, где Надя.
Участковый подозрительно присмотрелся ко мне. Потом, убедившись, что ничего не скажу, вздохнул и снял фуражку. Взлохматил редеющие волосы.
Ладно, процедил он, всех опросим. Но про тебя я не забыл, не думай!
И, нацепив обратно фуражку, пошёл к семье Нади. Сунув руки в карманы, я побрёл домой.
Ветер мерзко завывал на пустыре, продувая уши. Я съёжился, горбя спину, мрачно уставился под ноги. В голове промелькнула гадкая мысль, что где-то на таком же пустыре могут найти тело Нади. Меня передёрнуло. Стараясь не думать о плохом, я решил сделать крюк мимо остановки на въезде в деревню. Прогулка всегда помогала отвлечься от проблем.
На свадьбе я не был смотреть, как Надя под «горько» со Стёпой целуется, не собирался. Оставшись дома, тихо выпил сам с собой, так сказать, поминая её девичество. Мы дружили в детстве. Потом она начала встречаться со Стёпой, а я вдруг понял, что влюблён. Поздно понял. Пока Стёпа окучивал крыльцо Нади, я только зло кусал локти.
Остановка виднелась вдалеке. Деревня кончилась, дорога шла вдоль зарослей чертополоха. Я хмуро уставился под ноги, пнул случайный камень. Тот улетел, ударился обо что-то белое в кустах. Я прищурился, всмотрелся…
В кустах валялось белое платье. На порванном рукаве запеклось мелкое пятно крови.
Я схватился руками за рот и, спотыкаясь, повернул обратно…
Участковый примчался на находку, как пчела на мёд. Похаживая вокруг, он деловито кусал ручку. Родственники столпились вдали. Теперь, после такой-то находки, причитали уже не о деньгах, потраченных на свадьбу. Мать Нади выла в голос, другие опасливо шептались. Стёпа так и не появился. Я стоял, зажав рот кулаком и едва сдерживая тошноту.
Что ж, господа, бодро произнёс участковый на манер старых детективов, тут налицо убийство. Будем искать мотивы.
Я скорчил рожу и отвернулся. От его энтузиазма тошнило. Мысли в голову лезли только о Наде. Неужели что-то случилось Неужели А жених так и не явился! Совсем ему плевать, что ли, на неё! Я замер, поражённый догадкой. Что, если это он Ведь бывает и такое, а Стёпа к Наде добр не был никогда! Даже не пытаясь мыслить здраво, я сорвался с места и побежал. Сзади послышались злые крики мента. Не останавливаясь, я мчался к нужной улице.
Дом Стёпы стоял пустой. Во дворе тоже никого. Сурово хмурясь, я бросился в сарай. Ну конечно. Горе-женишок сидел у полуразобранного мотоцикла и бухал. Стеклянный взгляд выдавал количество выпитого лучше пустых бутылок. Сжав кулаки, я приблизился.
Что с ней Ты знаешь, что с Надей! крикнул я и с удивлением заметил, как трясётся голос.
Стёпа медленно поднял голову. Ухмыльнулся. Мне так и хотелось стереть с его лица эту ухмылку!
О, поклонн… ичек. Пр-пёрся, сказал он, икая. А чё так поздно
Я схватил его за грудки и приподнял. Стёпа вяло замахал руками, чуть не съездив мне по носу.
Что с Надей! спросил я снова.
Стёпа неловко пожал плечами и с трудом сфокусировал взгляд на мне. Его нога задела пустую бутылку, и стекло зазвенело по полу.
Не знаю, ответил он. Я на брачную ночь рас-сщитывал. Сбежала, наверное, сук…
Брезгливо бросив его на землю, я вышел. Зло ругнулся себе под нос. Тупая была идея трясти Стёпу. Снаружи начался дождь. Я остановился у чужого гаража, подставил лицо воде, с тяжёлым вздохом размазал капли по щекам. Пропала, убита… и кто виноват Надеяться, что участковый узнает, не приходилось. На место недавней жажде действия пришла апатия, и, вздохнув, я побрёл по размокшей грязи домой.
Несколько месяцев длился ад допросы, версии, соседские пересуды. Маленькая деревня обсуждала событие без конца. Быстро оправившись от горя, родители Нади озлобились. Каждому, кто пытался расспросить их о дочери, отвечали только матом, ругая «поганку» за свалившиеся на голову проблемы. Мы и раньше-то не ладили, теперь я и вовсе их стороной обходил. По ночам мне снилась Надя, и в её глазах я видел укор.
Так прошло семь лет. Надю не нашли.
Я женился на другой. У неё были Надины глаза, простое лицо и добрый характер. Я её не любил. Жизнь пошла по обкатанной дороге, которой я с детства мечтал избежать. Работал в поле, домой возвращался уставший. С порога встречал сын тихий, задумчивый, вечно сующий мне то живность, то цветы. Дурной пацан. Жена молча накрывала на стол, потом садилась рядом, под стук ложки рассказывала о жизни, соседских сплетнях, ценах в местном магазине. До красной пелены в глазах ненавистная жизнь повторялась день за днём, и утешали только воспоминания о Наде сгинувшем свете моей юности.
В один субботний день, выйдя из дома подкрасить забор, я увидел, как жена оживлённо болтает с подружками. Одна из них, главная сплетница, так комкала в руках полотенце, что скатала из него шар. Договорив, жена вернулась во двор и возбуждённо сообщила мне:
Представляешь, Надька нашлась! Спустя столько лет!
Я поперхнулся воздухом. Закашлялся, прислонил руку к груди, нечаянно оставляя на майке след от краски.
Как выдавил я.
Жена потёрла руки. Её глаза светились.
Приехала! Представляешь, она и правда тогда сбежала. Сейчас вот вернулась, говорят, ненадолго: родителям деньги за свадьбу вернуть да извиниться.
Я нервно сглотнул и бросил кисть. Та упала, пачкая траву. Руки затряслись, всё внутри задрожало. Она жива! Надя жива и снова здесь!
Где она спросил я почти рыком.
Жена боязливо взглянула в ответ.
У Стёпы вроде, поговорить зашла. А что
Махнув на неё рукой, я выскочил за ворота и побежал по улице, в спешке и не подумав переодеться во что получше.
Когда я подбежал к дому Стёпы, от него как раз выходила девушка. Я остановился, во все глаза глядя на неё. Надю было не узнать. Волосы падали из-под шляпки красивыми локонами, тонкие ножки на каблуках балансировали в грязи, юбка обхватывала стройные бёдра. Одета она была вроде и просто, но смотрелась лучше любой деревенской бабы. Я несмело окликнул:
Надя
Та обернулась. Внимательно всмотрелась в моё лицо, пока я с замиранием сердца любовался ею.
Петя, прошептала она. Потом улыбнулась, просто и мягко. Привет.
Мы пошли рядом. Её босоножки вязли в земле и норовили подвернуться, но Надя не обращала на это внимания.
Значит, ты тогда сбежала Куда И как жила эти годы спросил я.
Надя пожала плечами. Я невольно засмотрелся на её открытую солнцу длинную шею.
Я же всегда мечтала в адвокаты пойти, ответила Надя тихо. Только куда уж с моими родителями о таком думать. Ты, наверное, помнишь, как они мне жизни не давали Помнишь, ещё в детстве свидетелем был. Я тогда больше жизни мечтала уехать учиться в город и упрашивала их отпустить меня, только никто мне не разрешил. Сиди, дочка, в деревне, до старости родителей обхаживай. Эта свадьба стала последней каплей.
Мы свернули к полю, подальше от чужих ушей. Невдалеке показалась рощица, в которой мы часто играли детьми. Надя пошла увереннее трава держала лучше.
Меня не спрашивали, хочу ли я за Стёпу замуж, продолжила Надя со вздохом. Мать за волосы по дому таскала, стоило лишь заикнуться о том, что я против; отец грозил выгнать. Стёпа становился всё невыносимее: хамоватый, уверенный, наглый. Пару раз я пыталась порвать с ним, и оба раза меня за волосы тащили обратно. Я так устала тогда… Так устала. И вот после очередной выволочки решила бороться.
На плечо Нади села божья коровка. Та аккуратно сняла её на палец и неожиданно рассмеялась. Дунула, спугнув животное. Продолжила снова.
Я тайком собрала документы и отправила по почте в один из столичных вузов. Как я тогда ждала ответа! Но ответа не было. В ночь на свадьбу я отчаялась окончательно куда от мужа денешься Утром лишь по привычке проверила почтовый ящик и вдруг обнаружила письмо. Принята. Это был решающий день в моей жизни, черта «до-после». Счастливейший день. Я взяла немного денег, сколько смогла, одежду. Меня охватила такая решимость, что ничто не остановило бы от побега. Ничто, кроме свадьбы и постоянно бдящих рядом родственников. Лишь когда меня похитили по этой дурацкой старой традиции, я наконец осталась одна и, переодевшись прямо в кустах, сбежала.
Надя замолчала. Мы дошли до рощицы и сели на траву у старой осины. Надя задумчиво растёрла меж пальцев травинку.
И как же ты… там спросил я удивлённо.
Надя пожала плечами.
Сначала тяжело. Поселилась в комнате у какой-то бабушки, которая за помощь в хозяйстве согласилась подождать с оплатой. Чтобы заработать, раздавала листовки, потом устроилась в ночные смены в круглосуточный магазин. Трудно было. Но даже такая жизнь получше будет, чем существование с матерью-тираном и отцом-алкашом. Надя взглянула мне в глаза и улыбнулась. Теперь у меня всё хорошо.
Я кивнул, всё ещё не отрывая взгляда от неё. Надя была такая красивая, такая нездешняя! По сравнению с ней простушка-жена ещё больше казалась мне мымрой. Я помялся, потянулся пальцами к ладони Нади.
Я так испугался тогда… Я ведь любил тебя, Надя. Любил, хоть ты и за Стёпу выходила.
Надя помолчала. Потом вдруг зло хмыкнула и встала. Моя рука схватила воздух.
Любил спросила она горько. Что ж тогда не защитил Не помог справиться с роднёй, не отвадил от меня жениха Ты всё знал, Петь. Не отпирайся, она прищурилась, глядя на меня с тем самым укором из сна. Знал и смотрел, как я погибаю, утешал, когда плакала, и всё равно не осмеливался вмешаться. Так иди к своей жене! Надеюсь, хоть ей ты будешь опорой.
И, повернувшись, Надя резко пошла прочь. Я остался смотреть ей вслед и глупо хватать ртом воздух, как выброшенная из воды рыба.
Автор: Алена Лайкова
Группа автора: Чистой Ночи

 

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *