Синдром жертвы

 

Синдром жертвы - Как же я устала от всего! Ни от кого спасенья нет! Всем от меня что-то нужно, всем я что-то должна! Замучили меня несчастную! Сил моих больше нет! рыдания и всхлипы исходили из

— Как же я устала от всего! Ни от кого спасенья нет! Всем от меня что-то нужно, всем я что-то должна! Замучили меня несчастную! Сил моих больше нет! рыдания и всхлипы исходили из спальни, где, плашмя на кровати, лежала Оля.

Это было одно из её любимых занятий: рыдать и жаловаться на мир. Хотя конечно сама Оля в этом себе не признавалась. Ей просто казалось, что мир к ней не справедлив и что она одна, бедная горемыка, за всех всё расхлёбывает.

— Оля, что случилось то опять зашёл в комнату муж, не выдержав стязаний супруги.

— Я устала, как же я устала — только и смогла выдавить из себя Оля и принялась пуще прежнего рыдать.

— От чего, Оленька подсел Женя к Оле и приобнял её за плечи.

— От всего! гаркнула она и скинула руки мужа с плеч.

Женю это несколько задело, но он не подал вида и снова поинтересовался что произошло.

— Оля, кто тебя обидел

— Все! Все меня обижают! Все только и делают что чего-то от меня хотят. Я ничего не делаю для себя, всё только для других, а этого никто не ценит. Даже слова доброго не скажут. На работе на мне ездят. Такое ощущение, что я одна работаю и все задачи только мне и сыпятся. Мне кажется начальник меня ненавидит- Оля набрала побольше воздуха и продолжила, подруги мне завидуют, дети не слушаются, свекровь недолюбливает, а ты не ценишь! и снова принялась рыдать, как белуга.

Женя вскинул брови от Олиного заявления, никак он не ожидал, что она его тоже приплетёт.

— А я то чем тебе не угодил возбудился Женя. — Как это я тебя не ценю

— Как! Как! Всё по дому сама делаю, за тобой, как лакей всё убираю, а ты мне сто лет как и цветочка не подаришь.

В комнате повисло неловкое молчание. В Жениной голове, как эхом звучали слова Оли. Если честно сказать, у него самого были претензии к жене и вот выдался случай ей всё это высказать.

— Знаешь что, Оля! Я содержу нашу семью и оплачиваю все твои прихоти! Прихожу домой уставший, как папа Карло!

— Но я тоже работаю! — возразила Оля.

— Твоей зарплаты хватает на пол зуба! Лучше бы ты дома сидела и за домом смотрела. Говоришь, что по дому всё сама Только что-то я не вижу чистоты и порядка, и питаемся едой быстрого приготовления. На работе грузит начальник, домой прихожу и расслабиться не могу. Всё время недовольная жена, дома грязь, есть нечего. Говоришь тебе всё надоело! Это мне всё надоело!!!

Оля перестала реветь и удивлённо уставилась на мужа. Не видела она его в таком виде раньше. Сама то она очень любила включать несчастную жертву, но вот муж в этой роли ей совсем не нравился.

 

— Женечка, да ладно тебе, всё же хорошо, — попыталась Оля привести мужа в спокойное состояние.

Только вот Женя успокаиваться уже не хотел. Он так ловко вжился в эту роль жертвы, что ему, похоже, понравилось. Смело можно было вручить Греми за самую лучшую мужскую роль жертвы. Он приплёл к своим претензиям всё, что вспомнил за долгие годы. Ходил по комнате и активно жестикулировал. Лицо его искажалось в различных гримасах и всё это совершенно не было похоже на Олиного мужа. Оля смотрела на Женю и уже не слушала на что он жаловался, она думала о том, что обычно так вела себя сама и никогда не видела себя со стороны. Ей казалось, что она абсолютно права в своих стязаниях, но теперь, глядя на любимого супруга, которого так сложно было разглядеть за маской жертвы, она увидела себя со стороны. И она увидела истинное лицо этой жуткой маски. За хлипкостью, хрупкостью и ранимостью скрывалось нечто большое и страшное. Всё это было похоже на уродство. Да, да именно уродство. Уродство человеческих пороков. За маской жертвы скрывалась тирания и самолюбование. Оля на живом примере самого близкого ей человека увидела, как маска жертвы меняет человека до неузнаваемости. Из скромного и уравновешенного человека Женя превратился в полнейшую истерию. Он пел себе хвалебные песни и опускал ниже плинтуса всех, кто всплывал в его мыслях. Он превратился в этакого тирана, который своими проблемами грузит всё пространство вокруг. Оля очень внимательно рассматривала своего мужа. Ей хотелось запомнить всё это со стороны, чтобы больше никогда не опускаться до уровня жертвы самой. Когда она достаточно насмотрелась и наслушалась, она встала с кровати, подошла к мужу и обняла его.

— Женя, спасибо тебе большое за всё. Я тебя очень люблю, — сказала она и прижалась к его груди.

Женя аж замолчал. Он думал Оля откроет на него словестную атаку, а она всё слушала, как немая рыба. И уж объятий и признаний в любви, после такого представления Женя никак не ожидал.

— И я тебя люблю, Оленька, — сказала он и обнял жену за талию. А за что ты меня благодаришь, я столько всего тебе наговорил

— Спасибо, что ты у меня есть и что показал мне, как я выгляжу со стороны, когда впадаю в уныние. Столько раз я впадала в это состояние и мне казалось, что оно совершенно оправданно, но только увидев себя со стороны я поняла, что всё это глупости. Что выгляжу я нелепо и более того, всё что мне думается в этот момент совершенно не похоже на правду. Я больше не хочу себя видеть и чувствовать такой. Ведь на самом деле у меня всё есть и я счастливый человек.

Оля приподнялась на цыпочки и поцеловала Женю, а она расцвёл в прекрасной улыбке.

На полу возле ног супругов валялись две уродливые маски. Казалось, они продолжали гримасничать друг перед другом, но нет, они были совершенно неподвижны. Маски оживают только лишь на лицах людей, а так они не более, чем простая безделушка.

— Тьфу, столько труда и всё зря! ругалась Рассорка.

— Я же тебе говорил, что любовь победит, — ответил Ангел.

— Говорил он мне, — передразнила Ангела Рассорка, — я своих верных помощников хорошо знаю, и это всегда срабатывает. Маска синдрома жертвы отлично выполняет свою роль.

— А я и не спорю, — сказал Ангел, — и правда отлично выполняет свою роль. И, надо сказать, что многие люди так и не снимают эту маску всю жизнь и смотрят на мир в искажённом свете. Но здесь, — сказал Ангел, показывая на обнявшуюся пару, — здесь я тебе сразу сказал, что ничего у тебя не выйдет, что любовь сильнее и она победит.

— Тьфу! Столько трудов и всё зря! только выругалась Рассорка и исчезла. Ещё свидимся, — раздалось в пространстве.

— Конечно, — подтвердил Ангел.

Ещё некоторое время он продолжал висеть в воздухе рядом с окном супружеской пары. Его крылышки трепетали от радости и счастья. Ещё одна пара скинула с себя безобразные маски жертвы, а значит ещё одна пара на Земле стала счастливее.

Юлия Примус
Исцеляющие сказки

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *