После.

 

После. Шел Виктор уже восьмой день. Все, что окружало его: дотлевающие угли, пепел, и воздух, которым было тяжело дышать. Пыль мира, которая оседала на легких. Ребята сказали, что выживших в

Шел Виктор уже восьмой день. Все, что окружало его: дотлевающие угли, пепел, и воздух, которым было тяжело дышать. Пыль мира, которая оседала на легких.
Ребята сказали, что выживших в этом районе не осталось. Виктор ушел в самоволку. Ему все ещё казалось, что перед ним его родной город. Что он помнит здесь каждую улочку. Что даже сейчас, когда от города почти ничего не осталось, он сможет ориентироваться здесь.
Количество погибших исчислялось сотнями тысяч. На похороны погибших не было времени, не было времени и на поиски выживших, на попытки кого-то спасти.
Кто-то думал, что апокалипсис — это когда падает метеорит, всех уничтожает вирус, ядерная война, цунами. В жизни все было прозаичнее. Столкновение тектонических плит. Тысячи городов по всему миру уничтоженные в несколько секунд. Все, что не поглотила земля, то уничтожили пожары.
Перед Виктором раскинулась серая пустыня, что была некогда его родным городом. Трещина, в бездну, которая расширялась и углублялась, перекошенные блоки домов. Мертвая тишина.
Виктор не знал зачем он сюда пришел. За 16 дней, вряд ли тут можно было кого-то найти. Вряд ли кто-то выжил. Первые три дня, как говорили сослуживцы, город выл. На четвертый случился ещё один толчок, уничтожив всех, кто пытался спастись и пытался спасти. Земля здесь практически проваливалась под ногами.
Пустота. Мысли, а не пустить ли себе пулю в лоб, если в любой момент катастрофа может повториться Кажется, сам Виктор пытался найти смысл жизни. В их части некоторые солдаты сошли с ума в первые два дня. Такого количества смерти, ни один человек не видел. И не мог представить.
Виктор шел. Осматривая каждую груду бетона, каждую расщелину в земле. Кругом только части тел, обгоревшие тела. Только смерть.
На одной из бывших улиц он увидел тело ребенка — мальчика. Кинулся к нему, когда увидел, что тело пошевелилось — но это были всего лишь причуды восприятия. Мальчик был мертв. На другой улице — женщина, закрывавшая собой двоих детей и придавленная плитой. Скорее всего, их просто не нашли, или не стали спасать. Кусок тела. Старческая рука с зажатой клюкой. Достаточно.
Виктор бросился бежать. Путая улицы, падая в пыль и пепел, не оглядываться, не смотреть по сторонам. И вдруг крик. Писк. Шепот.
-Дяденька стойте!
Виктор обернулся. Возле завалов. Девочка, вся в крови и пыли, закутанная в одеяло, худая, как велосипед.
Девочка протянула руки в сторону солдата, сделала ещё один шаг босыми ногами по камням и рухнула. Солдат кинулся к ребенку, как к последнему лучику надежды в этом аду. Ребенок совсем обессилил. Сердце её еле билось. Но Виктор крепко держал ребенка за руку, словно хотел передать ребенку свою собственную жизнь. И оба они медленно угасали.
Тук- тук. Тук-тук. Тук…
Автор: Грин
Группа автора: библиотека

 

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *