Бар «24»

 

Бар 24 Наш мир несовершенен. Жизнь несправедлива. Или наоборот - как вам больше нравится, - мне все равно. Главное, что так было, есть и будет. Всегда. Но пока ты жив, это достаточно сложно

Наш мир несовершенен. Жизнь несправедлива. Или наоборот — как вам больше нравится, — мне все равно.
Главное, что так было, есть и будет. Всегда. Но пока ты жив, это достаточно сложно прочувствовать в полной мере.
А когда жизнь твоя сокращается до четырех цифр, разделенных точками и неумолимо идущими на убыль, тогда ты вдруг начинаешь ценить её. Наслаждаться каждым моментом. И при этом видеть кругом несовершенство и несправедливость.
Взять хоть этот виски. Он просто ужасен.
— Ирэн!
Сегодня мне не повезло нарваться на эту смену. Ирэн, официантка, она вечно все путает и забывает. Не важно,сколько людей в баре, два или двадцать, все будет одинаково: клиенты недовольны, а я — безо льда.
— Ирэн!
Бармен. Типичный для таких заведений малый. Здоровый, накаченные и лысый. Руки в тату. Никуда не торопится, и ему на все плевать. Я даже не знаю его имя. Хотя, зачем оно мне Тем более сейчас.
Черт! Да что сегодня с ними! Назло что ли!
— Ирэн, твою мать, ты не оставляешь мне выбора!
Спички. Где спички
Я начал закипать. Когда в твоём распоряжении не больше восемнадцати часов, начинаешь ценить и время. Даже если ты уже никуда не торопишься.
Бриа. Вечно прекрасная и цветущая. Она как Харон встречала вновь прибывших, угнетенных и отчаявшихся и переводила их через свою собственную реку Стикс под названием «бар 24». Ее волновали лишь три вещи: сколько осталось времени, какова выгода и как всё в итоге обернется
Я подошёл к барной стойке, возле которой и сидела Бриа. Сегодня даже она пахла неизбежностью.
— Уже уходишь, — вопросительно взглянула она.
О, эти глаза. Сколько раз я захлёбывается в них. Но не сегодня. Сегодня для меня они были слишком мелки.
— Нет, — сухо ответил я, — устал ждать лёд, да и спички кончились.
Она заинтересованно поглядела на меня.
— Знаешь, — Бриа чиркнула спичкой и поднесла ко мне, — ты сегодня какой-то другой. Незнакомый.
Я усмехнулся и выдохнул дым.
— Да, случается, — я взял лёд и направился назад к своему столику.
Ну вот, хоть виски стал похож на виски, а не на тухлую воду. А вот и Ирэн. Как всегда вовремя.- Привет, ты что-нибудь будешь- Да. Запасную жизнь, — попытался съязвить я.- Очень смешно, — она как обычно была рассеяна и невнимательна. — Ну так что- Ничего, я уже сам себя умудрился обслужить, спасибо, — нарочито поклонился я.
Она ушла, а я осушил залпом бокал. Сойдёт.Ещё сигару. Да, это очень кстати. И под холодный виски.
Жаль, здесь нет Викки. Она была бы очень кстати в эти последние часы. Она как никто другой могла выслушать и понять. И даже молча поддержать. Не произнося ни слова, она просто стояла рядом, а ты чувствовал, как разливается тепло по телу, чувствовал, что не один.
Да. Жаль. Ещё бокал. Льда хватало и можно было спокойно пить. И сигару.
Этот приглушённый свет, вечные клубы табачного дыма и льющийся тихий стон саксофона. Этот бар надо было называть «последним пристанищем» или как-то так. Но нет.
Я затянулся и сделал большой глоток. Как же так, Джек Как же так вышло, что у тебя времени несколько часов Где ты просчитался
— Джек — я вздрогнул. Бриа с испуганными глазами бежала ко мне. — Джек, что этоОна с изумлением и надеждой смотрела на обратный отсчет на моей руке. Провела по цифрам своими холодными тонкими пальцами в надежде на чудо. Его не последовало.
— Как-то так, — я ничего лучше придумать не смог. Меня очень удивило поведение девушки.- Как, Джек — с недоумением поинтересовалась она
Вот и меня мучил тот же вопрос. Как
Что за мир такой мы изобрели
Праведно живущий, постоянно творящий добро может жить вечно. Отъявленный злодей сгорает мгновенно. Нейтральные люди, со своими достоинствами и недостатками, проживают обычную жизнь.
А что делать таким как я Что с ними К кому причислить их Судя по отпущенному времени, к негодяям.
А по поступкам
Вот и несовершенный мир. Вот и несправедливая жизнь.
Одного благородного поступка не хватит для прощения, но достаточно для казни.
Можно ли что-то сделать Наверное, да. Хочу ли я этого Наверное, нет.
По крайней мере сейчас.
Люди ругали суды и их работу в далёком двадцатом веке и начале двадцать первого. Мол, они были несовершенны. Вот только, сейчас не лучше.
Мне пришлось убить трёх человек. Преступников и отъявленных негодяев. Даже здесь возникает вопрос, как они при всех своих злодеяниях имели столько времени Откуда Но это второй вопрос.
Первый в другом. Убив троих, я спас жизнь двух невинных людей. И мой счётчик скатился до двадцати четырех часов. Почему
Но это уже не важно. Я принял это. Я смирился. Когда ты один, тебя ничего не держит, это легче воспринимать. И все же…
— Бриа- Да, Джек, — глаза ее блестели от слез, что вызвало у меня удивление. Она всегда была холодна и бесстрастна ко всем без исключения.- Я тебе говорил, что ты восхитительнаОна непонимающе улыбнулась.- А, что ты мне нравишься, говорил — не дожидаясь ее ответ поинтересовался я.- Считай, уже да, — смахивая слезы, засмеялась девушка.- У меня осталось около пяти часов. Сделать уже ничего не получится, и я бы хотел просить тебя остаться со мной. Считай это последней просьбой.- Джек, — тяжело произнесла она мое имя.
Вскоре мы сидели друг напротив друга и разговаривали. Рассказывали истории, смеялись и шутили. Такое окончание меня радовало.
Однако, за три с лишним часа до конца, заголосила сирена и в бар зашёл он.
Вот тогда у меня вновь появилась надежда.
Earing

 

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *