Ночной экспресс

 

Ночной экспресс Двери троллейбуса сложились гармошкой, и тепло из салона вырвалось паром в ночную прохладу. Пятерка ночных гуляк влетела внутрь, громко оббивая грязные носы своих ботинок обо

Двери троллейбуса сложились гармошкой, и тепло из салона вырвалось паром в ночную прохладу.
Пятерка ночных гуляк влетела внутрь, громко оббивая грязные носы своих ботинок обо всё, что попадалось на пути: ступени, стойки поручней и ноги пассажиров.
Никто из присутствующих одиночек, которых собрал вместе единственный ночной транспорт, не стал делать замечания окрылённой от хмеля толпе молодых людей, которые с диким огнём в глазах обсуждали возможности применения своих детородных органов.
Каждый старался перекричать друг друга, озвучивая свои мысли насчёт того: кому, куда и за какие грехи. Всё это сопровождалось злобным смехом и закреплялось тостом. Молодые люди устроили распивочный пункт прямо в задней части салона и громко стукались донышками бутылок после каждого взрыва хохота.
Механизм довольно затарахтел, двери зашипели, гармошка выпрямилась, и машина, плавно качнувшись, отчалила от городской пристани.
Народу в салоне, не считая новоприбывших, было немного: человек десять, включая кондуктора, которая поднялась с места и направилась к толпе, крепко сжимая в руке веретено билетов.
Молодые люди, проезд оплачиваем, устало произнесла женщина, чьи очки были старше любого из них.
Проездной, рыкнул один из них.
У меня тоже!
И у меня! последнему, кажется, не было и восемнадцати: пушок под носом, ломаные движения и нерешительный взгляд. Но в толпе друзей он чувствовал себя уверенно и, чтобы доказать это, кричал громче всех.
Предъявляйте, сухо ответила женщина, явно не впечатлённая представлением.
А вы свой сначала предъявите! брызнул пенящейся слюной самый плечистый.
Я кондуктор, всё так же бесстрастно произнесла сотрудница «перевозчика».
А я электрик! И что мне теперь за свет не платить! отозвался тот, чья бутылка с пивом уже потеряла своё донышко, и содержимое текло по его куртке, разнося кислый запах на весь салон.
Молодые люди, либо оплачиваем, либо выходим, после этих слов как по сигналу троллейбус остановился, и все остальные пассажиры покинули транспорт.
Тебе же сказали: у нас проездные, выкатив худую грудь полумесяцем, прокаркал малец.
Валер, поехали на базу! крикнула женщина водителю.
Да, Валер, поехали на базу, передразнивали парни
женщину и показательно вытирали воображаемые слезы.
Двери зашипели, гармошка сложилась, машина отчалила и совершила разворот. Ребята посмеялись секунд десять, но, когда машина начала набирать ход, до самого трезвого, наконец, дошло.
А как троллейбус посреди дороги развернулся, если он едет по проводам! с институтским интересом спросил он.
Остальные лишь пожали плечами, не придавая значения несущественному вопросу.
Троллейбус стремительно наращивал ход, гудел и, как ни странно, обгонял машины. Лампы потускнели, многие и вовсе погасли. Теперь только городские фонари и рекламные вывески прерывисто освещали внутренности салона.
Кондуктор молча сидела на своём месте и смотрела перед собой. Остановок больше не было.
Эй! Шеф, ты куда нас везёшь! наконец крикнул один из смелой пятёрки.
Ответа не последовало.
Слышь! Останови, мы сойдём! голоса у ребят ломались. В них проклёвывалась нотка трезвости.
Кондуктор не шелохнулась.
Город закончился, теперь они мчались по тёмной трассе. Света в салоне не было, за исключением мигающих лампочек в кабине водителя. Из карманов молодых людей вылезли мобильные телефоны с отсутствующим сигналом и просьбой обновить интернет-страницы.
Как только машина свернула в поле, один из балагуров подлетел к кондуктору и начал сыпать угрозами:
Да ты знаешь, где я работаю! Если завтра я не появлюсь в офисе, ты без пенсии останешься!
После этих слов погасли передние фары.
Пожалуйста, выпустите нас, мне к ЕГЭ готовиться надо, умолял фальцетом юнец.
Троллейбус мчал, разрывая ночную тишину своим гудением.
Молодые люди, уже полностью протрезвев, дрожали и вспоминали, как нужно действовать при захвате заложников. Они пытались разбить стекло молоточком, используя вместо него бутылки из-под пива. Ломали ногти, чтобы вскрыть дверь-гармошку, но всё было зря.
Вот, сдачи не нужно! Верните нас на в город! Умоляю!!! наконец появились первые деньги.
Кондуктор всё так же сидела без движения. Мольбы о прощении, призывы к совести и даже слёзы теперь заполнили троллейбус, а он всё ехал и ехал, пока не достиг огромного озера.
Где мы перешептывались ребята
Нас утопят, плакал юнец с пушком под носом.
Серёг, ты троллейбусом умеешь управлять Может вырубим их с надеждой в голосе промямлил кто-то.
Но Серёга лишь мотал поникшей головой.
Наконец передняя дверь открылась, и кондуктор вышла на улицу. В свете луны её силуэт мелькнул в кабине водителя. Ребята заметили, как в руках у женщины появился продолговатый предмет.
Всё Нас застрелят И утопят вытирал опухшие глаза электрик, и друзья не могли найти слов, чтобы поддержать друг друга.
Свет в салоне зажёгся, и кондуктор, звучно топая, зашла внутрь, оббивая ботинки о ступени. В руках у неё были швабры и ведро.
Она поставила их рядом с дрожащей толпой и улыбнулась:
Как полы помоете, я вам выдам тряпки, приступите к стенам и сиденьям, а потом поедете домой. Возражения имеются
Пятерка синхронно замотала головами.
Ночь была долгая. Ребята разделились. Один бегал за водой, другой менял тряпки, двое относили грязную воду к непонятно откуда взявшейся цистерне, в которой уже плескалась вода. Видимо троллейбус приезжал сюда не один раз.
Закончили с восходом солнца.
Троллейбус блестел как новенький, даже стёкла сияли. Ребята, уже полностью протрезвев, работали молча и слаженно. Когда работа была закончена, кондуктор пробила им билеты, и троллейбус двинул в сторону города.
Ночных бунтарей развезли по их остановкам, а машина выехала на свой основной маршрут: встречать новый день и новых пассажиров.
Райн l Рассказы

 

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *