Продолжаем тему вчерашней рассылки

 

Продолжаем тему вчерашней рассылки Кстати, большинство из вас правильно ответили. Молодцы) Так вот, что там у нас с планом Неужели к тексту (рассказу/роману) нужен план Прям обязательно Хорошо

Кстати, большинство из вас правильно ответили. Молодцы) Так вот, что там у нас с планом Неужели к тексту (рассказу/роману) нужен план Прям обязательно
Хорошо бы. Потому что всегда есть посты и тексты, написанные в потоке, от души или в накале страстей. А с остальными, если, конечно, хочешь, чтобы тебя читали и радовались, лучше придерживаться конкретной цели или плана.
Основная задача плана структурировать будущий текст.
Поэтому, начиная работу над планом любого своего текста, постарайся построить ее (работу) по такому алгоритму:
В первую очередь, четко определи и сформулируй тему, ведь именно от нее ты будешь отталкиваться в написании.
Озаглавь план. В подавляющем большинстве случаев заголовки текста и его плана совпадают.
Нумеруй пункты плана. Ориентируйся в основном на три базовые части: вступление, основную часть и выводы. В зависимости от объема и сложности текста, каждую из этих частей ты можешь разбить на подпункты. Но вступление и выводы дробить не обязательно, а вот основную часть действительно желательно развернуть и выделить в ней как минимум два-три более подробных подчиненных части. В случае с коротким постом у нас наш план будет как бы… ну сам по себе будет являться нашим текстом).
Каждое новое предложение должно либо содержать резкий поворот сюжета, либо добавлять, очерчивать штрихами то, что ты хочешь донести. Каждое новое предложение = пункт плана.
Найди такие фразы, которые будут достаточно лаконичными, но в то же время передадут суть соответствующей части текста.
Ориентируйся в первую очередь на собственное понимание: если план кажется доступным тебе, то, скорее всего, его поймут читатели. Чем четче и понятнее составлен план тем легче и успешнее пройдет создание самого сочинения.
Если не знаешь, с чего начать текст и его план, задай себе простой вопрос: о чем будешь говорить с читателем. Ответ, по сути, может содержать в себе идею всего сочинения. Его лаконичная формулировка может стать прекрасным заголовком текста, более развернутая первым пунктом плана, а переформулированная в другом ракурсе итоговой частью (выводами). Каждый пункт плана не только может, но и должен отвечать на собственный вопрос. Это сориентирует тебя как автора, заинтересует читателя и поможет логично связать между собой все пункты плана, а план с текстом.
А теперь — самое интересное.
Я предлагаю тебе потренироваться и написать сегодня рассказ по плану, как положено. Короткий рассказ. Очень короткий.
Буквально, рассказ, в котором пролог, завязка, основное действие и эпилог будут спрессованы в несколько предложений.
Времени на расшаркивания нет. Погрузи читателя в свой сюжет одним рывком.
А чтобы тебе было проще — опирайся на картинку.
Или на фразу из штормового задания «Бисер»: «Ты только вообрази себе, каково это — падать вверх!»
Жду твои тексты в комментариях

 

Источник

Обсудить историю

  1. Савчук Поля

    Небо сегодня слишком чистое. В салоне самолёта же неприлично грязная паника. Рядом со мной плачет девочка. Я успокаиваю её, говорю, что мы падаем не вниз, а напротив, падаем вверх. Самолёт стремительно летел к земле.

  2. Коротаева Анастасия

    И начался бой. В противниках черный балахон с косой. Всего несколько ударов и становится понятно, кто победитель

  3. Крупадёрова Саша

    Снег влетал в открытое окно комнаты и падал мне на лицо. Снежинки слетали с губ от выдохов и не таяли на коже. Последний день превращения. Сердце заледенело неделю назад.

  4. Кокоева Анастасия

    — Ну что, боец, по рукам?
    — А тебе не кажется, что год жизни за каждую победу на ринге — это слишком?
    — Не только за победу, но и за подъём в турнирной таблице. Весь последний год ты только падал в этом рейтинге вниз. Ты только вообрази себе, каково это — падать вверх!

    Он посмотрел на стену с тридцатью ровными строчками. Впился взглядом в последнюю, где тускло блестела его фамилия. И протянул руку.

  5. Киреева Настя

    Только теперь я понял, что ненавижу свою работу.
    Во время очередного выхода в космос что-то пошло не так, что-то оторвалось. Космическая станция все дальше и дальше от меня, она уже где-то внизу. Ты только вообрази себе, каково это — падать вверх…

  6. Красуцкая Анна

    Врач с добрыми глазами задумчиво листает бумаги, а в углу в агонии корчится сама Смерть.
    — Поздравляю, у тебя ремиссия, — доктор крепко жмёт мне руку, стараясь незаметно вытереть слёзы. — Начни всё заново, ты заслужил.

  7. Москалева Анна

    Босые ноги стояли на парапете. Только один шаг, и все кончено: все мучения, все сомнения. Ах, какое же сладкое слово «Свобода»! Только вообразите себе, каково это — падать вверх!
    Шаг.

  8. Смирнов Артем

    В этот раз противник был необычным. Другим, страшным, непобедимым. Воин знал, что исход один. Он понимал это, но шёл вперёд. Ведь он не первый, кто столкнулся с таким врагом. И, к сожалению, не последний.

  9. Омаров Александр

    Буря сегодня воет на редкость сильно. В одинокой избушке наоборот царило теплое спокойствие. У меня уже от старости крошатся клыки и редеет шерсть. «Прощай старик таков закон» звучат слова в голове. Прозвучал выстрел и буря утихла.

  10. Малков Елисей

    — Договорной бой, как тебе такое? Ляжешь в третьем раунде — и ты обеспечен до конца дней своих.
    — А кто противник?
    — Какой-то хлюпик из религиозной организации. Что-то насчет превосходства духа над телом.
    — Ты не серьезно, надеюсь? Все ведь поймут, что дело нечисто.
    — А это уже не твоя забота, Рой. Главное — не забудь упасть.

  11. Kondratieva Maria

    — Как считать помнишь?
    — Да.
    — Тогда… пошла!
    Шаг в пустоту и падение. Пятьсот двадцать один, пятьсот двадцать два… двадцать три. Кольцо. Рывок и падение вверх. Теперь главное — правильно приземлиться.

  12. Бурмагин Антон

    — Знаешь это чувство, когда смотришь вниз и хочется прыгнуть?
    — Так не смотри.
    — Не могу. Меня завораживает эта высота.

    «Я полечу! Я полечу!»

    Икар взмыл в небеса и его падение стало полетом. Но его гордыня тоже стремилась вверх, пока не обожглась об яркое солнце и не растеклась вязкой жижей по крепким плечам Икара.

    «Я летел! Летел!»

  13. Клявина Татьяна

    Будто дёрнул крюк за позвоночник. Что это? Картинки-ассоциации: телепорт из гп, циркачи на трапециях, не раскрывшийся парашют в сложной фигуре, отчаянный первый и последний секс с незнакомцем в море. А город под ногами превращается в карту. И тело такое лёгкое, будто что-то тянет вверх. Оно меня тянет, а я падаю, падаю в небо

  14. Завадская Ольга

    Он открыл глаза, в боку что-то неприятно заныло, падение было приятней. Глаза, миллионы цветов вспыхнувших, одновременно открывшихся и застывших с немым вопросом: кто я? В глазах Богов — никто, но так ли это если взойти наверх? Сплотившись мы все сможем? Не сможем? Разность есть разность, но сейчас надо идти.

  15. Гордеева Ольга

    Ниже меня — небо. Выше меня — земля. Я попаду в небыль. Буду ли то я?

  16. Савенкова Марина

    Операционная. Врачи не справляются. Он был безумно счастлив сегодня — десять лет постоянной борьбы и вот — жена беременна. Мчался с работы домой, не увидел грузовик — он выехал внезапно из-за угла.

    Разряд, ещё разряд. Нет, всё кончено. Врачи тяжело выдохнули и сняли маски.

    Ты забрала меня, но я никогда не подпущу тебя к своей семье. Даже и не надейся.

  17. Скворцова Анжелика

    Вода, много мутной воды, привкус тины на губах. Сколько я продержусь у дна? Когда ты ныряешь, то понятия «верх» и «низ» смешиваются, оставляя оущущение свободы полета. Я взлетаю-падаю в желтое песчаное небо. Трогаю его руками. Пузыри красивы, завораживают. Ну вот и все, это мой предел, ребята наверху скажут, сколько это вышло в секундах. Отталкиваюсь ногами от желтого и лечу-падаю в синее.

  18. Мастерков Артемий

    Темно. Опять она. Мы стоим друг на против друга: она опять в длинном черном балахоне и с косой смотрит сквозь меня незрячим глазами, а я опять наг. Ничерта в кошельке, ничерта за душей. Но я пока не тороплюсь, я ещё могу, я ещё буду бороться. Я ещё столько всего могу! Прорвёмся! Темно…

  19. Волкаред Астериана

    Жизнь и смерть

    Сколько длится эта схватка? С сотворения мира?

    Удар, взмах, ещё удар. Глад, Мор, Война — были первыми. Яды, выбросы, асфальт, в конце концов!

    Сколько бы Смерть не сокрушал жизней, скольких бы помощников не призвал, скольким бы способом уничтожения не обучил людей, животных и прочих тварей — Жизнь! Что б её черти забрали! Жизнь никогда не сдается!

  20. Морская Елизавета

    Она никогда меня не любила. Пять слов в смс-ке удивительно быстро разбили моё сердце, а без неё у меня больше не было никакого смысла жить. Мы познакомились в одном из питерских дворов-колодцев, очень похожем на тот, в который я сейчас гляжу с восьмого этажа. А через мгновение уже смотрю на него изнутри, и мне кажется, целых четыре секунды кажется, что я падаю вверх.

  21. Серебрянская Катерина

    Песочные часы перевернулись.

    Рождение. Брошен. Один. Приют. Жизнь. Страх. Любовь. Потери. Боль. Болезнь. Старость. Опять один. Смерть.

    И снова бой проигран.

    Костлявая рука перевернула песочные часы. Души посыпались к началу.

    Ты только вообрази себе, каково это — падать вверх!

    Рождение…

  22. Павлова Светлана

    Нет ничего страшнее собственного страха.
    Рон умирал трижды, и трижды его откачивали. Все три раза это было в полной темноте.

    Он представил себе ринг, в противоположном углу которого клубилась тьма. В этой тьме виднелись три фигуры в балахонах и с косами.
    Ничего, сейчас он им покажет. Главное, преодолеть страх перед темнотой.

  23. Калиновский Василий

    Я всегда мечтала быть птицей. С самого детства все смеялись над моей мечтой. Теперь я свободна. Земля все ближе. Я — чайка…

  24. Of-Vilnius Hild

    Судьба? Непреодолимые силы природы?! То, что некоторые высокопарно называют кармой, чтоб её так?

    Не важно.
    Я не сдамся.
    Ни за что.

    Пока есть силы.
    И даже когда их нет.
    Мысль — это то, что никто у меня не отнимет.

  25. Тортева Светлана

    Время «золотой лихорадки» на Юконе. Индианка Флоренс Каатвачснеа теряет родных, жениха и кажется веру в своих богов. Бледнолицые принесли свой мир и своего Бога. Флоренс приняла правила белых людей и помогла тлингитам сохраниться как народности.

  26. Степашук Олег

    Джим вышел из посадочной капсулы.

    «Две десятых «джи», маловато, пожалуй,» — с этой мыслью он крутанул верньер встроенного в скафандр гравитатора. Земля резко ушла из под ног — его стремительно понесло прочь от запылённой поверхности спутника.

    «Чёртовы научники! Как можно было перепутать полярность?»

  27. Толокова Александра

    Нет неба чище, брат. Пойдём. Оставь свои инструменты, нам пора в путь. Решимость – это все, что нужно. Теперь ты готов. Я угощаю.

    Майкл стоял перед последним выбором своей жизни. Его ждал нелёгкий бой. И все же, у него было то, за что он готов был жить и умереть.

    Что ждёт меня? Провал или же…

  28. Анощенко Николай

    «К барьеру!»

    Я резко встал и направился к своей противнице. И никто не упрекнёт меня в нечестном бою, ведь мой оппонент – сама Смерть!

    И я уже вижу, что она выдохлась, устала, почти сломалась.

    Ну что же, посмотрим, кто кого?

  29. Чеширский Тоша

    Тьма заполнила ринг. По нему веяло холодом и чувствовался смрад противника. В этом бою нет весовых категорий. Создание в балахоне сидело, опираясь на косу. Все — судья, противник, его тренеры, да и мой тренер, казалось, знали исход этого поединка, но я смогу победить, обязан. Прозвучал удар гонга. Я готов.

  30. Андерсон Наталья

    С тобой мы не схожи в самом главном :ты мироточишь зло,я —доброту и свет.Не зря же Бог и Дьявол в споре давнем ведут борьбу свою уж столько лет.Единство и борьба —вот наш девиз.Но неизвестно —вверх стремимся или вниз.

  31. Пучкова Анна

    Смерть это только иллюзия. Теперь, вспомнив все свои прошлые жизни, я знаю это наверняка.
    Я помню, как умирал. Каждый раз по-разному, иногда в муках, иногда легко и быстро. И каждый раз происходило одно и то же. Я просто начинал падать вверх.
    А потом было пространство света, возвращение всей памяти о себе, о том, кто Я есть на самом деле. И новые цели, новые планы, новое воплощение.
    Не надо бояться смерти. Смерть это только иллюзия.

  32. Дементьева Катя

    Он мог бы стать величайшим из войнов, сильнейшим в империи, если бы все не пошло на перекос. Теперь он должен помогать Смерти забирать особенно упорных выживших, просрочивших свой уход. После случая, когда ему приходится отправить на тот свет своего старого друга, он начинает думать о том, что должен быть способ сбежать. Но никто не в силах остановить Смерть.

  33. Бонд Иван

    Жизнь это бой со смертью. Дважды я вступал в неравную схватку с этим противником и выходил победителем.
    Но в этом бою есть только одно правило, что в конце побеждает смерть. И вот в третий раз мне предстоит выйти на ринг. Сколько бы я не одержал побед исход будет один. Новый раунд и новая битва! Испытываю ли я страх?
    Ответ — Нет! Ведь кто не падал не сможет оценить чувство полёта. Тот кто не побеждал смерть не сможет оценить вкус жизни.

  34. Полонова Ляна

    Ринг жизни. Каждый бой может с тать последним. Я многих победил, но в замен получил тяжёлые ранения. И следующий мой соперник — Смерть. Не надейся, что я сдамся. Последние силы, наполненные желанием жить, я собираю в кулак. Эта победа будет моей.

    Бой изнуряет. Сил осталось не много. Дыхание сбито, а пот градом струится по лицу, застилая глаза. Я не вижу противника. Сдаться ли мне, что бы не страдать?

    «Девочка! У нас будет девочка!» — слышу голос возлюбленной в своей голове.

    Я не знаю, что это, но ощущаю второе дыхание и прилив сил. Я буду жить!

    Бой выйгран. Я одолел Смерть, ибо мне есть ряди чего жить. И я буду жить!

  35. Чарита Чарита

    Всё бывает впервые.
    Впервые упала вверх. Прямо лицом в штукатурку. Пока переворачивалась, увидела пыль и коробку на шкафу. Снизу не видно.
    Перевернулась и упала обратно на пол.
    Ненавижу писать по плану.

  36. Руппель Татьяна

    Этот бал просто волшебный! Девочки в красивых платьях, мальчики в костюмах. Все с лентами через плечо. Родители умиляются и тайком утирают слезы. Все веселятся. А завтра что? Завтра наступит взрослая жизнь!

  37. Коломеец Елена

    Сознание умирающего угасало. Яркий свет залил все вокруг, и какое-то странное чувство затмило прочие. Он словно падал вверх, увлекаемый неведомой силой, которая одновременно сжимала и толкала его.
    «Надо же», — мелькнула последняя мысль, — «не врали про свет во тьме».
    Первый крик новорожденного ворвался в мир.

  38. Кизилов Сергей

    — Ты только вообрази сссебе, каково это — падать вверх!
    — Чего?
    — Просссто кусссай яблоко, Ева.

  39. Гусева Елена

    Бой. Снова. Опять. Я выиграл уже два раунда. Впереди ещё много. Здесь нет судьи и гонга. Есть только звук электрокардиографа. Много коротких гудков — я победил, один длинный — я проиграл.

    Начали.

  40. Селютина Анжелика

    Я влетел в ординаторскую с криком:
    — Пульс стремительно падает!
    Все те, кто сидел в кабинетике и отдыхал после семи часовой операции всполохнулись, стали что-то оживленно кричать, бегать и даже материться, звонить глав врачу, но у того был выключен телефон, а счет шел на секунды.
    Пока мы бежали в палату, все думали как помочь больному. Андрей, самый старший из нас, и по возрасту и по опыту, давал команды и распоряжения кому что делать. Лене приказал принести три кубика адреналина в шприце, Олегу новую капельницу, катетер и иглу, остальным говорил что делать по мелочи. Мы бежали, и знаете, когда мы влетели в палату, то застыли от изумления.
    Перед нами стоил Бог! Он кротко улыбался, а за спиной у него стоял наш больной. Андрей было крикнул:
    — Что? Какого!
    Но Бог спокойно подняв руку произнёс:
    — Силен лишь тот, кто прощать умеет.
    И увел за собой чистую душу. Лишь спустя трое суток, мы поняли, что тем самым пациентом был отец Андрея, который в детстве избивал его армейским ремнем до потери сознания.

  41. Петровичева Таисия

    Что такое жизнь? — Это постоянная борьба.

    Когда болит так, что свет не мил — умирает тело. Тишиной в голове и пустотой чувств отзывается смерть эмоций. Безысходность решить задачу — смерть интеллекта.

    Мы не раз переживаем маленькие смерти на пути к финишу. Но быть человеком ни смотря ни на что — это и есть жизнь.

  42. Точильцына Юлия

    — Тело будет гнить в земле.
    — А душа? В Ад или Рай?
    — Вверх!!!Ты только вообрази себе, каково это — падать вверх!

  43. Степанова Анастасия

    Яркий свет режет глаза. Шум трибун слился в один долгий неприятный звук. Это очень важный бой.

    Он сильнее, но изворотливый противник всё равно внушает страх. Удар, ещё удар… Но откуда появилась эта сокрушающая рука в красной перчатке? Боец летит в нокаут. Ему кажется, что это падение вверх. Темнота.

    Он с трудом поднялся. Куда-то пропал свет и шум. На другом конце ринга стоит существо в чёрном балахоне.
    — Поиграем?
    Этот бой намного важнее.

  44. Кузнецова Марина

    Бывают такие дни. Душа мечется, не понимая куда ей.
    В небо или пятки.

    Это как полёт на воздушном шаре. Ветер и летишь.

    А вверх или вниз, как повезёт.

  45. Рыжова Анна

    Я всегда вступал в бой, даже если знал, что соперник положит меня на лопатки. А после каждого падения я вставал и пробовал заново, пока не побеждал. Ведь я помню и уважаю завет учителя: «Живи так, чтобы при встречи с Последним Противником, ты мог посмотреть ему в лицо без страха и сожалений.»

  46. Кирин Елена

    — Не думаю, что тебе стоит драться сегодня, — ассистент покачал головой, поправляя мне правую перчатку.
    — Не думаю, что у меня есть выбор, — парировал я. — Скальпель.

    Смерть в дальнем углу операционной заинтересованно подняла голову.

  47. Чернокрылая Риоделла

    Ты только вообрази себе, каково это — падать вверх! Вдох-выдох, полет рывками, до судорог и бешеного стука сердца. Так падают лишь однажды, чтобы вместо грязи на асфальте оставить лишь белую полосу на синем экране небес. Это — твой выбор, стать грязью или птицей. Финал у таких падений всегда один. Форматировать. Обновить.

  48. Нечипоренко Сергей

    Рук

  49. Спирин Дмитрий

    Соль на губах, вода в легких. Зачем надел сандалии? Острые камни здесь точно не покалечат пятки. Берег все дальше, даже Алекс не хочет подплывать. Не желает на дно. Хочу домой, но тянет вниз. На берегу так мало зрителей.

  50. Рейхан Базилик

    Когда-то они поспорили о том, что можно ли падать только вниз.

    Они спорили всю жизнь, пока не пришел тот самый день.

    И вот он вышел на ринг против своего главного соперника, который скрывался в тенях угла. Скрывался, но нанес точный и неотразимый удар.

    — Знаешь, ты был прав. Я не мог и вообразить себе, каково это — падать вверх.

  51. Юргель Рада

    Смерть наклоняется из своего угла и шепчет: «Ты только представь, каково это — падать вверх!»
    Соблазнительное предложение, тем более, ответить нечем. У меня в руках лента бинтов, у нее — отточенная коса. Один взмах отделяет душу от тела и отправляет в полет по черному тоннелю. Без права на реванш.
    Она встает и делает шаг навстречу. Спокойная, уверенная в своей победе. Я поднимаю руку, и краем уха ловлю чей-то голос: «…в таких условиях эксперты дают не больше…» Плевать! Все равно это запрещенный прием.
    Кулак вминается в грудину, сгибаются ребра, сдавливая сердце и легкое. Тело на кушетке подбрасывает вверх, а потом оно падает под возмущенный писк кардиографа. Ничего. Падать вниз всегда больнее.
    Я смотрю на соперницу поверх медицинской маски и не могу сдержать торжества:
    — Двенадцать — ноль, — говорю, глядя прямо в темноту под капюшоном. — Техническая победа.

  52. Кушенова Асель

    Я попытался заглянуть ей в глаза.
    Она отвернула лицо.
    Резкий взмах.
    И я вижу, как катится кровая «слеза» по впалой щеке,
    прямо в уголок её губ.

  53. Дроздов Игорь

    — Только подумай, каково это — падать вверх. Не лететь, а именно падать. Чувство, когда ты беспомощна. Ничего не можешь поделать.
    Что? Не можешь? Но ведь ты и не такое видела здесь, девочка моя. Падение вверх — довольно безобидная штука. Да, возможно данное действие и подчёркивает безумие, здесь происходящее, но какой смысл теперь сокрушаться в этом? Уже несколько лет, этой мир буквально разорван на части, а многие, кто был тебе дорог — мертвы. У меня же — девять жизней, без одной. Довольно жестоко, кстати было с твоей стороны. Истерия — страшная вещь. ты становишься совсем другой. страшной, неотвратимой, безумной. Так вот, душенька, всё время мы играли по твоим правилам и терпели все прелести твоей шизофрении. А теперь , попробуй хоть раз сыграть по нашим установкам. Я говорю по нашим, потому что я — часть этого мира, хоть и пропадающая. Честно говоря, я смотрел и смотрю на хаос, боль и убийства, которые ты учиняешь с улыбкой, как, впрочем и всегда. Так-так, делу — время! Нажимай на курок, Алиса, нажимай.

  54. Мальцева Юлия

    Ты только вообрази себе, каково это — падать вверх! Вот ты идёшь, дорога ровная и приятная, солнце светит. И вдруг, спотыкаешься на ровном месте, где ещё минут назад твоему взгляду не за что была зацепиться. Сердце ухает, а голова взлетает и ты видишь небо. Оно всё ближе и ближе. Оно притягивает, ещё немного и ты буквально ощущаешь насколько жёстким будет столкновение.

  55. Курочкина-Колесникова Евгения

    Аэропорт. Волнение. Он ждёт…
    Ещё страшнее от слов стюардессы:
    – Ты только вообрази себе, каково это — падать вверх!

  56. Акимова Елена

    — Падаю, падаю, падаю, падаю вверх…

    Что-о?
    Я не просто напеваю себе под нос весёлый мотивчик, я… падаю вверх?
    А что произошло с силой земного притяжения? Отменили?
    Навсегда?

    Раздался глухой удар.

    — Кажется, этот разбился о небесную твердь…

    Маленький бог закрыл исчёрканную тетрадку, тяжело вздохнул и грустно посмотрел на модель своей будущей галактики.
    «Как же сделать, чтобы все эти люди не тонули в мировом океане, не соскальзывали с панциря гигантской черепахи, не разбивались о небесную твердь?»

    За окном ярко сияло солнце. Маленький бог вздохнул и протянул руку за толстым учебником физики.

  57. Шестернёнкова Кристина

    Батут подбрасывает меня выше и выше. Всё меньше я отталкиваюсь и всё дольше — лечу. И пока лечу, замечаю, что стоит мне прыгнуть, как небо и земля меняются местами. И кажется, ещё совсем немного, и я оттолкнусь так сильно, что упаду прямо в облако, похожее на чей-то огромный колпак.

  58. Исаева Ольга

    Грешники в аду вынуждены повторять свой грех снова и снова, так говорят.
    «Ты только вообрази себе, каково это — падать вверх!», — кричали голоса хором как единое целое. Со всех сторон этот громкий шепот. Оглушал, почти рвал перепонки. Пациент по слогам выдохнул: «Невыносимо». Шаг и падение. Падение вверх. Грешники повторяют свой грех…

  59. Смирнова Наталья

    Игра в жизнь

    — Сыграем?
    — Во что?
    — В жизнь.
    — А какие правила?
    — Правило одно — не заканчивать игру по собственной воле.
    — Как понять, что победил?
    — Иди. Ты поймёшь.

    ***
    Ее малыш в маленьком свертке зашевелился, и в этот момент она поняла, что падает вверх. Незнакомый город, в котором она никому не нужна с ребенком на руках. Так будет лучше.

    Перила. Темная гладь воды. Лишь один шаг.
    — Девушка, Вам помочь? — он бросился к ней и уговорил пойти с ним.

    ***
    — Скажи, я победила?
    — Мы победили! — ответил он, обнимая ее за талию.
    Они еще долго стояли, наблюдая за своим мальчиком, ставшим мужчиной.
    — Может, сыграем? — лукаво улыбнувшись, предложила она.

  60. Зотина Ирина

    Падаю в небо! Падаю в небо? Падаю в небо, мордой об землю.

  61. Кудрявцева Юлия

    Тук-тук, тук-тук… Ритмичное биение прервало пронзительный писк аппаратов.

    — Получилось, — облегченно и несколько устало произнес реаниматолог.

    «Получилось», — вторило ему сердце пациента.

    В этот раз бой со Смертью был выигран.

  62. Святков Сергей

    Джонни запустил систему подготовки к запуску. Ресурса двигателей его видавшего лучшие дни грузового корабля оставалось часов на сто. А только на дорогу до станции выгрузки уйдет не меньше семидесяти.

    Джони, будто извиняясь, похлопал по приборной панели:
    — Потерпи, дружище. Выполним заказ и подлатаем тебя.

    Джонни-младший лежал в высокой траве, уставившись в темное небо. Сегодня обещали звездопад, а у него есть одно очень важное желание. Неожиданно в черноте вспыхнула падающая звезда. Правда падала она почему-то вверх. Неважно.
    — Я хочу, чтобы папа вернулся из этого рейса, — успел прошептать мальчик.

  63. Кокорина Лиля

    (К картинке)

    Движение — жизнь

    Стоит отстаивать свое право на жизнь, — так рассуждал Победоносцев, крепче сжимая кулаки. — С чем мы останемся в итоге, если будем бесцельно барахтаться, растрачивая попусту силы? Да, ни с чем! Пройдёмся тихой тенью, не колыхнув ни травинки, ни листочка. Должна быть цель, к ней нужно стремиться во что бы то ни стало.

    Ладони потеют, пульс зашкаливает, эхом отдаётся в черепной коробке. Но он покрепче сжимает зубы, готовясь к решающему бою.

    — Движение — жизнь, а жизнь — бесконечное движение к цели, — вот был его ответ, и противники вышли на ринг.

  64. Невская Ирина

    Я выхожу на ринг снова и снова, и каждый раз ухожу победителем. Бои легко мне даются, а поражения мне неведомы.
    Только в этот раз всё иначе. Новый противник силён, практически непобедим. Я сомневаюсь. Боюсь. Неужто пришло время проигрывать?!
    — Не дрейфь, стажёр! — учитель нахлобучивает мне капюшон. — Он только выглядит грозно, но убить его проще простого.
    Покрепче сжимаю косу, делаю шаг вперёд. Я одолел тысячи воинов, одного за другим, одолею и этого.
    Со временем уж как-нибудь справлюсь.

  65. Нечипоренко Сергей

    Свет в конце тоннеля оказался светом прожектора над боксерским рингом. Мужчина вышел в центр, снял футболку, намотал её на кулак. Обнаженный торс лоснится потом. В углу сидит противник: черный балахон, капюшон закрывает лицо, цепкие пальцы сжимают косу. Жнец? Смерть? Кто это? Или что. Позади него помощники-секунданты. Такие же мрачные, черные, как могильные обелиски. Жизнь — это вечный бой. Ну, что дальше, последний? Кто победит?

  66. Лосева Лилия

    Ты только вообрази себе, каково это — падать вверх! Ты нанес удар и старуха в чёрном балахоне не успела увернуться. Твой победный смех ещё звучал в воздухе, а в глазах уже угасла жизнь. Старуха не успела увернуться, она только покачнулась. И всё это ты увидел поднимаясь над своим телом…

  67. Коваленко Денис

    — Знаешь, я устал, устал бороться с ней.
    — С чем, папа?
    — С неизбежностью, сынок, с ней самой.
    — Перестань, ты ещё ого-го.
    — Нет, десять лет, семь операций, не могу… прости
    — Отец, послушай…
    — Нет, это ты послушай — этот раунд не за мной. Ещё один удар и я упаду и больше не встану. Но, знаешь? Мне кажется, это падение поднимет меня на ту высоту, с которой я смогу наблюдать за вами и ещё больше вас любить, не отвлекаясь ни на что. Люблю тебя, сынок…
    — Папа. Папа?! Нет!!! И я тебя люблю, отец, прощай.

  68. Васильева Анна

    — Здравствуй.
    — Здравствуй.
    — Вижу, пришёл мой час. Казалось бы, виделись буквально вчера, и уже прошло двадцать лет. Не буду врать — я не хочу уходить, я люблю жизнь. Но я благодарю тебя, что дал мне это время. Пойдём.
    — Пойдём.

  69. Шумакова Анна

    Перед глазами проплывает голубятня, я понимаю, что никогда не видел ее вот так — сверху. Пока задумываюсь об этом, вижу уже верхушки леса за рекой, солнце поднимается над горизонтом где-то у моих ног. И совершенно нет ощущения собственного веса…
    Вся сила притяжения сосредоточена теперь в странном веретенообразном Нечто, от которого уплывает вниз моя Земля.

  70. Евстафьева Виктория

    Под ногами облака, белые, далекие и змеится длинный шланг. Не могу взор оторвать. По ушам бьет резкий звук, и экран мигает красным. Не полет, а падение вверх, к миллиардам звезд во тьме. Почему не в облака? Надпись в центре: «Кислорода осталось на 2 минуты».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *