Алекс

 

Алекс У меня нехорошее предчувствие. Оно появилось как только я подошла к двери. Будто что-то не так. Но... Датчик сигнализации мигает. Запаха гари нет. На всякий случай проверяю пистолет на

У меня нехорошее предчувствие. Оно появилось как только я подошла к двери. Будто что-то не так. Но…
Датчик сигнализации мигает. Запаха гари нет.

На всякий случай проверяю пистолет на поясе. Рука скользит по кобуре вверх и замирает на рукоятке. Медленно достаю пистолет. Как можно тише передергиваю затвор.

Возвращаю пистолет на место. Не умею пока как в кино, что-то делать одной рукой, держа в другой оружие. Надеюсь, что успею выхватить. Достаю из кармана ключи. Они предательски звенят, ударяясь друг о друга. Нахожу нужный ключ, вставляю и три раза поворачиваю его в замке. Достаю пистолет. Левой рукой нажимаю на дверную ручку. Дверь приоткрылась и раздался противный писк сигнализации. У меня есть сорок пять секунд на то чтобы ввести код.

Готово. В квартире тишина. Щелкаю выключателем. Загорается тёплый уютный свет. Всё в порядке. Но, черт возьми, как-то не спокойно.

Не раздеваясь, держа пистолет наготове, прохожу сначала в одну комнату. Щелчок выключателя. Свет. Чисто.

Успокойся, говорю себе, здесь никого нет. На сигнализации датчики движения, она бы сработала в случае проникновения.

Во вторую. Щелчок. Свет. Тоже чисто.

Иду в кухню. Щелчок. Свет.

Прямо передо мной на стуле за обеденным столом, спиной к окну сидит человек. Лет сорока пяти. Лицо грубое, будто выточенное из гранита. Бледное. Волосы почти все седые. На нем чёрная куртка, под ней такая же черная рубашка из какой-то грубой ткани. Из-под куртки видна оперативная кобура с пистолетом ПМ. Пистолет Макарова. Наверняка, без буквы «Т», то есть «травматический», в маркировке.

Принимаю фронтальную стойку. Ноги слегка согнуты в коленях, на одной линии, руки выпрямлены в локтях. Ствол ПМ-Т направлен чётко в грудь человека.
— Стреляй, — равнодушно говорит мужчина. — Только шума наделаешь. Соседи вызовут полицию. Протокол, изъятие… Оно тебе надо
— Я выстрелю, — мой голос звучит неуверенно и тихо. Палец скользит с рамки на спусковой крючок и слегка продавливает его.
— Стреляй, — так же отрешенно продолжает он. — Мне ты хуже уже не сделаешь. По крайней мере, ты не сможешь причинить мне какой-либо вред своим оружием. Убери палец со спуска и отведи ствол в сторону — нарушаешь технику безопасности.

Мужчина тяжело вздыхает и продолжает.
— Если хочешь убить меня, то стреляй себе в голову, — протягивает правую руку к оперативной кобуре, висевшей подмышкой, и достает пистолет. — На вот. Возьми.
— А-а-а-лекс — заикаясь, спрашиваю я, опустив оружие.
— Ну. Сильно изменился
Я отрицательно качаю головой. Ни слова не могу сказать. Не то от волнения, не то от страха.
— Что ты здесь делаешь И… И… Как ты вошел Ведь…
— Мне не нужны двери, — мягко отвечает он.

Перехватило дыхание. Закружилась голова. Подхожу к столу и опираюсь на него руками.
— Присядь, поговорим. Как тогда, в апреле. Помнишь
Киваю головой. Убираю пистолет в кобуру. Сажусь напротив.

 

— Почему ты один — спрашиваю немного успокоившись. — Где остальные
— Ты действительно хочешь это знать — насмешливо спросил Алекс. Я снова киваю.
— Анна в просторной, светло-голубой комнате с кафельными стенами. Там очень холодно. Она ходит от стены к стене, от двери к окну. И медленно сходит с ума. От страха. От неведения. От бездействия. И ничего больше не может сделать. Она там как в камере. Выйти не может. Ее дальнейшие действия не прописаны. Не придуманы. Смекаешь
Качаю головой.

Он тяжело встаёт и, сильно хромая, делает несколько шагов в сторону окна. На его левой ноге поверх грязных штанов цвета хаки, выше колена кое-как наложена повязка. Наложена давно. Грязная. В запекшейся крови.
— Перевязать бы, — почти прошептала я, подавив приступ тошноты. Он промолчал.

Встаю. Иду к угловому шкафу и достаю оттуда тактическую санитарную сумку. Достаю из неё бинты, стерильную марлю, перекись водорода, ножницы. Раскладываю на столе.
— Что ты делаешь
— Собираюсь перевязать тебе рану.
— Это не поможет.
— Этой повязки дня три…- я подхожу к нему с намерением усадить и заняться его раной.
— Два.
— Какая разница Все равно перевязать надо.
— Два месяца.
— Два месяца Да быть того не может. Ты бы умер от сепсиса. Ты бы…
— Что Что — я — его бледное лицо стало почти серым. Он отходит от окна и приближается ко мне, морщась от боли при каждом шаге. — Убери это к чёртовой матери! — кричит он и сметает со стола и перевязочный материал и сумку.
-Я хотела помочь!
Отступаю от него на три шага и упираюсь спиной в прикрытую дверь, которая окончательно теперь захлопнулась.

Он приближается. Я чувствую его запах. Пота, крови и… Типографской краски. Отвратительный газетный запах, который я ненавижу со времен работы в редакции. Закрываю лицо руками. Пытаюсь вжаться в стену. Сравняться с ней.

Его холодная, как лёд, грубая рука хватает меня за плечо и, будто отклеив, от стены швыряет на стул.
— Когда ты научишься отвечать за свои слова Когда поймешь, что каждое слово имеет смысл Не важно какое: сказанное или написанное. Даже то, которое еще только в голове. Ты ведь весь этот чертов текст в своей голове создаёшь при помощи слов. Наши образы тоже созданы словами. Словами, которые ты ещё не оформила на бумаге, но они есть. Не раз проговоренные. Шёпотом. Не раз зачеркнутые и проговоренные снова. Я весь из слов. Из букв…
Он засунул руку в карман куртки и тут же достал ее обратно. Разжал кулак и на пол посыпались буквы. Упав, они сложились в имя: Алекс. Затем он взялся большим и указательным пальцами правой руки за мизинец левой и, сжав фалангу, согнул его. Что-то хрустнуло — и вот уже на его ладони черные буквы, а фаланги пальца просто нет.

До меня с трудом стал доходить весь ужас происходящего. Не малых усилий стоило подавить в себе нарастающую панику и истерику.
— Так ты реален — мой голос прозвучал настолько тихо, что казалось, будто я и не говорила ничего.
— Для тебя — да. Больше меня никто не видит. Как не видит и Анну, и полковника, и тех, что появляются всего на нескольких страницах, а то и строчках. Марк… Он тоже реален. И…
— Что с Марком
— Для тебя он наиболее важен, не так ли Ты чаще всего обдумываешь его образ в свой голове. Так
Кивнула.

— Ты до сих пор не определилась с его судьбой: оставить его в живых или убить…
— Что с ним
— В заброшенном госпитале ждёт своей участи. Где же ему еще быть Именно туда ты его в последний раз отправила. Избит до полусмерти. Я его узнал по…
— Татуировке на запястье. Он…
— Он — человек самой благородной профессии, спасший не один десяток жизней, в данный момент умирает только потому…
Он снова осекся. Скривился от боли. Повязка на ноге почернела от свежей крови. Отшатнулся к стене. Прижимается к ней. Молчит.

— Его расстреливают каждый день. Каждый раз пуля ложится в сантиметре от его головы, только потому, что ты ещё не решила, жить ему или нет. Потом он снова погружается во тьму, где нет ничего, кроме боли и воспоминаний. Есть ещё сны. Кошмары. Но они — ерунда, по сравнению с тем, на что ты его обрекла. Он каждый день молит всех мыслимых и немыслимых богов о том, чтобы пуля попала в цель…
— Хватит! Пожалуйста, не продолжай! — я зажала уши ладонями.
— Вот как Почему же Тебе неприятно это слышать
— Что Что я должна сделать
— Хм, — усмехнулся Алекс. — Ответь мне на один вопрос… Я задавал тебе его тогда, в апреле. Для тебя специально повторю. Зачем ты заставляешь нас подыхать в твоей голове Напиши один раз. Пусть плохо. Но напиши. Мы обретем оболочку. Пусть и я, и он сдохнем, но… Это лучше, чем то, как мы сейчас существуем. Мне повезло. Ты забыла меня. Я отправлен куда-то. Знаешь куда Я просто иду по дороге. Широкое такое шоссе. Совершенно пустое. На десятки, а может, и на сотни километров нет никого. И я иду. И конец моего маршрута этот долбанный госпиталь, где я нахожу Марка. Где

Он устал. Казалось, что израсходовал последние силы. Если бы не стоял возле стены, то непременно упал.
— Я не могу. Не могу это написать. Мне не пишется.

Он смотрит на меня. Сколько ненависти в его взгляде. Сколько презрения!
— У меня вдохновения нет.
— Я сейчас расплачусь, — через силу усмехается он. — Вдохновения нет. Расскажу Марку про вдохновение. Если он к тому времени не умрёт. Так и скажу: ты знаешь, друг, вся эта хрень — из-за того, что у нее нет вдохновения. Мы живём где-то между мирами, без прошлого, без будущего, потому что у нее нет вдохновения! Знаешь, что я тебе скажу Вдохновение придумали для оправдания лени. Ты просто ленивая задница. Признайся уже. Впрочем, кому я объясняю! Давай покончим с этим

Алекс достал пистолет и направил его на меня. Он не в состоянии держать стойку, поэтому стоит, с трудом опираясь на стол. Рука с оружием дрожит.
— Давай! — тихо соглашаюсь, безразлично смотря в черноту дульного среза ПМ. Я не верю, что он выстрелит. Не верю, что пуля, вылетевшая из ствола, будет реальной. Не верю. Выстрел.

Выстрел. И со скоростью пули мне в голову впиваются тысячи слов

Источник

Обсудить историю

  1. Румянцев Евгений

    С публикацией! Очень круто, читал на одном дыхании!

  2. Семерых Борис

    Интересно, что очень мужской стиль текста. Я пока на подпись не посмотрел, был уверен, что автор мужчина, хоть и повествование от лица женщины.

  3. Чиффа Матильда

    Как крууууто ?

  4. Смотрова Любовь

    Интересно, очень понравилось, спасибо автору

  5. Кобзарь Дарья

    Отличная история! Поздравляю с публикацией?

  6. Юргель Рада

    Это было нечто. ?
    В начале, пока писательница шла по квартире, я едва себе ногти не сгрызла от волнения)
    А потом был самый страшный и мотивирующий диалог. Сколько у писателей таких недопридуманных героев? Десятки? Или больше? Живы они или нет?
    Страшная и захватывающая история.

  7. Ракшас Багира

    Макарова был разработан для нужд советской армии, а не для стрельбы по женщинам…
    Дальше не читал.

  8. Стиг Александра

    Это очуменно! И это самое мотивирующее, из всего, что я читала или слышала!

  9. Кокоева Анастасия

    Круто — и правда держит в напряжении! И очень жестоко, хотя даже не знаю, по отношению к кому больше: к персонажам или к автору. Надеюсь, эти тысячи слов в итоге попадут на бумагу и освободят всех героев, вымышленных и реальную ?

  10. Винтер Алекс

    Очень крутая история!

  11. Сеченова Лариса

    Ох, сильно.

  12. Гребеньщикова Мария

    Поздравляю с публикацией, дорогая! Я знала, что этот день настанет! История потрясающая❤

  13. Лазарева Наталья

    Босхади! Это ваще охрененно!?????????

  14. Ларькина Таня

    Очень давно, лет десять с лишним назад, когда ещё только бумажные библиотечные книги и редкие почти реликтовые сокровищницы соседей книголюбов- были и только, мне довелось держать в руках одну занимательную историю.

    Больше фантастический роман, конечно.

    Автора, к сожалению не вспомню, но вот его рассказ до сих пор ярок и безупречен в воображении и памяти.

    Смысл его состоял в том, что некая группа людей, видимо астронавтов, так как автор был англоязычный, попали на Марс.

    И каково же было их удивление, когда они обнаружили там превеликое множество различных сушеств, личностей, людей и тех, кто на них не похож нисколько.

    Да, там была история. Трагичная. Неоднозначная. Запутанная. Но вот конец поразил.
    Ведь выяснилось, что все это превеликое множество обитателей Марса, ничто иное, как , итог работы писателей.
    Каждый когда-либо выдуманный, прописанный персонаж, нашел своё телесное воплощение здесь, на делекой планете, неизменно и по какому-то тайному замыслу связанную с Землёй. Вот таким необычным союзом.

    И да, те, далёкие обитатели страдали. Проживая бесчисленное количество раз, каждую из своих книжных глав.Снова и снова. Как в петле. Жутко. Невозможно.

    И они, вероятно, просили пришельцев с Земли все это завершить.

    Я не помню, чем все закончилось. Порой сама идея и путь её осуществления гораздо важнее финала.

    Почему я это пишу?

    Ну, конечно не трудно догадаться, что у меня чувство дежавю.

    Но лишь в том восхитительном смысле, когда, так или иначе мысли людей их идеи переплетаются, но остаются аутентичны.

    Мне очень понравился рассказ. Вы огромный молодец, автор.

    Вы напомнили, и ещё раз укрепили уверенность в том, что порой говоря о чем-то схожем, даже не зная о том, что подобное уже существует, вы, однако, говорите и выражаете своим собственным, стилем, языком. Идеей. Подачей. По-новому. Только своё.

    Здорово. Ведь по сути человечество обладая всего семью нотами даёт миру миллионы новых звучаний…

    Вот, что вы сделали.

    Спасибо. Вы талантливы.

  15. Карябкина Анна

    Класс.

    Рассказ прекрасен.

    Финал ох*ителен.

  16. Арапов Максим

    Обалденная история! ? Поздравляю с публикацией ?

  17. Круглова Анна

    Великолепно! Так все перевернуть! Надеюсь, она допишет свой роман и сделает счастливыми своих героев. Они заслужили

  18. Степанова Анастасия

    Вот же ж… Теперь приходится вспоминать всех своих героев и переживать, как же они там, бедненькие, существуют, пока я ленивый тюлень

  19. Степанова Анастасия

    Кстати, вы тоже оставили историю не завершённой. Ай-ай-ай, нехорошо так)

  20. Харланова Анна

    Помню эту потрясающую историю. Поздравляю с публикацией?

  21. Холдаенко Ольга

    Ааа, как классно, особенно конец, я под впечатлением.

    Думаю после такого героине сложно будет не продолжить их истории.

  22. Гурин Максим

    Какая замечательная образность! Мне нравится! Благодарю!

  23. Ефремов Виктор

    Интересно

  24. Орлова Алла

    Писатели, будьте осторожны! Будьте гуманны!

  25. Елагина Яна

    А вот и оно! Вдохновение! Ну вот такое вот оно, какое заслужила))

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *