«В семье должен быть хоть один пьющий», решила она

 

«В семье должен быть хоть один пьющий», решила она Наташе повезло. Так ей говорили все подруги. Ее Аркадий не пил. Нет, он не был аллергиком или профессиональным спортсменом. Он был вообще

Наташе повезло. Так ей говорили все подруги. Ее Аркадий не пил. Нет, он не был аллергиком или профессиональным спортсменом. Он был вообще учителем математики. И не был занудой остроумный, прекрасно готовил, любил джаз. А пить не любил. Ну выпивал в гостях немного вина и на предложения «еще чуток», улыбался: «Спасибо, можно лучше вон того холодца».

Те же подруги жаловались Наташе: у одной нажирался каждую пятницу, не всегда добирался обратно. У другой вообще уходил в запои на пару недель. У третьей муж пил не особо, зато папа был алкоголиком, все детство испоганил.

«Наверно в русской семье должен быть хоть один пьющий», говорила с печалью эта третья подруга.

«Что за ерунда отвечала Наташа. Мы с Аркашей оба непьющие, уверена, что и сын не будет».

Их сыну тогда было пять. Но я не про сына. Я про Наташу.

Она тоже не пила главным образом из-за мужа. Странно, если муж трезвенник, а жена набирается. Не красиво. Не гармонично.

Но как-то собрались с теми самыми подругами. Девичник в кафе. Одна из них произнесла: «Слушайте, завтра воскресенье. Давайте накатим как следует, а»

Остальные воскликнули: «Дааа!»

Только Наташа промолчала. Но выпила сухого белого, за компанию. Стало ей вдруг уютно и хорошо. Свободно и легко. «А налейте-ка еще!» приказала Наташа.

Как приехала домой она не помнила. Аркадий наутро рассказал, что Наташа глупо смеялась и хотела залезть в ванну в сапогах. Благо, сын уже был в кровати, спал.

Наташе было плохо. Она выпила три стакана воды, сказала мужу, что «никогда больше!».

Спустя неделю они пошли на день рождения к другу Аркадия. Тот был человек состоятельный, отмечал в дорогом ресторане. Наташа увидела много хорошего вина, сказала мужу: «Наверно я все-таки немного вон того итальянского»

 

«Да ради бога», ответил благодушный Аркадий.

До такси он Наташу волок с трудом. Наташа говорила, что хочет еще, схватила у официанта с подноса бокал, выпила на ходу, бокал разбила.

Прошел год. Наташе очень понравилось выпивать. Она втянулась. Делала теперь это каждую пятницу. Или субботу. Зачастую и в субботу, и пятницу. С ее работой менеджером в скучной фирме это было отличное развлечение.

Аркадий терпел. Встречал угарную жену, снимал пальто и обувь.

Как-то вечером я к нему заезжал, наблюдал всю эту трогательную катавасию. Наташа увидела меня: «О! Так я с Лёхой могу еще продолжить!»

Но Аркадий быстро спрятал ее в ванной, там зашумел кран, а Наташа лирично затянула: «Единственная моя-аааааа» из репертуара Филиппа Киркорова.

Сын уже привык к тому, что вечером в пятницу-субботу он с папой, а мама куда-то ходит, где «учится красиво падать».

Но и безропотному Аркадию это надоело. Однажды утром Аркадий сказал, закрыв дверь спальни за собой: «Наташ, это уже перебор. Мне кажется, ты увлеклась».

Наташа с растрепанными волосами, жаркая и утомленная, посмотрела на мужа, улыбнулась вяло: «Аркаш Ты прав Но знаешь, в русской семье должен быть хоть один пьющий. Ну чтоб равновесие, баланс, понимаешь»

Прошло три года. Наташа все так же выпивает по пятницам и субботам. Путается в сапогах и поет в ванной. То есть Аркадий принял ее условие, насколько могу судить. И сын тоже. Выходит, они совершенно гармоничная семья. Ну а как

Алексей БЕЛЯКОВ

Источник

Обсудить историю

  1. Иноземцева Ирина

    Беда! Пьющая женщина -мать , беда!!!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *