Новый год

 

Новый год - Новый год на носу, а у нас ни ёлки, ни оливье,- сказала собака. - Ёлка и ниебёт, поддакнула кошка. Смотрю на них - натуральные засранцы. В переносном, конечно, смысле. С гигиеной у

— Новый год на носу, а у нас ни ёлки, ни оливье,- сказала собака.
— Ёлка и ниебёт, поддакнула кошка.
Смотрю на них — натуральные засранцы. В переносном, конечно, смысле. С гигиеной у них почище чем у некоторых двуногих. А вот по части разводилова это колбасой не корми!
— Вы же майонез не жрёте!
— Нам ёлка нужна, а оливье это для тебя, чтоб спать помягче было.
— Без намёков! Я пить между прочим, бросил.
— От темы не отходим, вернёмся к зелёной красавице,- поправляет кошка.
— Ну собирайтесь, пойдём за ёлкой.
— Не, мы в тылу останемся.
— Предатели!
— Ёлки обычно возле станций метро продают,- намекает собака.
— Метро, это под землёй,- подсказывает кошка.
Делать нечего, пошёл в спальню. Одному-то идти не хочется.

Давно уже зима не баловала хорошей погодой. Всегда у нас слякоть под тридцать первое число. А тут как у Пушкина- мороз, солнце, день чудесный. Правда, это из окна.
Бужу Марину.
— Вставай подруга, труба зовёт.
— Может хватит уже
Но без злобы, а с лучезарной такой, сонной улыбкой.
— Не, за ёлкой пойдём.
— У тебя одни ёлки-палки на уме.
— Палки вечером,- говорю, — А утром ёлки!

Морозец грызанул за щёки. И мы с Мариной бодро поскакали в направлении предполагаемого ёлочного базара. Кругом сновали, гружёные сумками, ёлками, и прочей хернёй, горожане. Я вообще не сторонник всего этого удалого размаха, с каким у нас принято праздновать что бы то ни было. Хотя новый год уважал. Было в нём что-то бесконечно домашнее и сентиментальное. Последние годА, правда, я банально просыпал торжественный бой курантов. И не по причине синевы, как могли бы предположить многие. Просто перестал относиться к этому моменту с детской надеждой на лучшее. Привычка быть кузнецом своего счастья слишком рано победила во мне Деда Мороза.
— Вон там ёлки.
Марина махнула рукой. Я послушно повернул на право, и через пять минут мы стояли среди множества кричащих детей, молчаливых ёлок, очумевших родителей, двух хачекянов и одной автомашины марки Жигули блевотно зелёного цвета выкрашенной маховой кистью. Это многообразие животного и растительного мира нашей планеты предстало передо мной во всей предновогодней красе. Мне стало немного тошно.
— Ёлку подбери нам попушистее, — попросил я ближайшего ко мне продавца.
— Э дарагой, всэ как на падбор!
Я сплюнул, и покосился на Марину. Та напротив очень весело взирала на этот дурдом.
— Тогда ты помоги, я буду добытчик, а ты критик.
И шагнув в хвойную массу я вынул первую жертву.
— Да ну,- Марина замахала руками,- Какая-то она драная как хвост у твоей собаки.
Хорошо, что она не слышит, думаю, а то бы Марина запросто могла про себя что-нибудь новенькое узнать. Хотя конечно вряд ли, друг к другу они относились с взаимной симпатией.
Когда через мои руки прошло ёлок двадцать, я убедился, что они действительно были «всэ как на падбор». А именно — уёбищные.
— Вы их что, из бараньих рогов клонируете
В сердцах бросил я продавцу, выбираясь, по проделанной мною просеке, к Марине.
— Ну чего делать будем
Спросила та.
— В лес поедем.
— За ёлкой
— Нет, за дедом морозом!
— А разве можно рубить самим
— Тебе ёлка нужна или нет
— Мне не помешает, но вообще-то с ёлкой ты муть поднял.
А точно ведь! Это же четырёхногие меня с панталыгу сбили.
— Что, ни адна нэ падашла
Удивлённый хачекян подал голос откуда-то с права, из хвойных зарослей.
— Полный дерибас с твоими ёлками.
— Ай, нэправда, зачем абижаешь
«Хули я с ним, мудаком, разговариваю», подумал я и взяв Марину под руку порулил к дому.

На подходе, отдал ей ключи, попросив подогнать машину со стоянки.
— Я зимой не ездила ни разу.
— Попрактикуешься.
— Да ну тебя, ещё не дай бог чего!
— Хорошо, вместе пошли.
Действительно, думаю, чего это я

Сижу в машине. Марина вокруг порхала, сгребала снег, раскраснелась согрелась видать. Дублёнку на заднее сиденье скинула. Натуральная снегурочка. Я же, злой на весь белый свет, замёрзший кутаюсь в воротник как подмосковный немец.
— У тебя телефон.
А я и не слышу. Кому я ещё нужен Смотрю, номер домашний. Ну, сейчас будет цирк.
— Да
— Как там с ёлкой
На проводе кошка.
— Мимо.
Надо говорить, чтоб ещё Марина не пропасла, с кем это я там базарю.
— Кто это
Ревниво затыкала она меня в бок. Ну вот, началось.
— Вован это,- ей говорю.
— Слышь, Зорге, мы тут с собакой чуть-чуть похулиганили.
— Что там у вас
— Решили оливье забацать, и случайно всю колбасу схомячили.
— ЧТОО! — Марина аж подпрыгнула, как я заорал,- Там же кило с довеском!
— Нам показалось с начала, что она подпорченная.
И тему развивать нельзя, Марина беспокоится уже, снегурочку нельзя расстраивать растает.
— Ладно, я учту.
Говорю как можно более равнодушно. Сам на Марину кошусь, та строит недовольные рожи. Пытаюсь жестами показать, что Вован на кочерге. Получается не очень. Рядом чувак какой-то тоже прогревается на «классике», на мою пантомиму смотрит через замерзшие стёкла с явной классовой неприязнью.
— Давай теперь для легенды, про алкоголь чего-нибудь,- советует кошка.
— Не, выпить ни как, извини Вован!
— Скажи ему, что ты не пьёшь больше! — шипит на ухо Марина, — Он пьяный, он поймёт!
Господи! Женщины хоть понимают, что они иногда говорят
— Не, не, я не могу, у меня, эта — абстиненция!
— Попринимай трихопол!
И захохотав кошка повесила трубку. Вот ведь сволочь! Ладно, сейчас вам будет ёлка с колбасой

— Подожди в машине, я мигом. Тебе взять чего-нибудь
— Косметичку захвати.
— Мы в лес едем.
— Да шучу я, термос возьми с чаем.
А вот это мысль! Я бы и не вспомнил о таком благе цивилизации.

Захожу в квартиру. Сидят перед дверями, вурдалаки.
— Значит так, будете отрабатывать колбасу на лесозаготовках.
— Это как это
Подозрительно спрашивает собака.
— С кайлом в зубах.
— А если поймают
— Скажу, что я у вас в заложниках. Рубил под угрозой расправы.
— А с колбасой как быть
— А ну хватит ахинею нести, быстро собираемся!
— Ты пилу возьми, стук топора издалека слышно, а пила почти не шумит, — советует кошка. Ну вот в кого они такие умные
— А влезет ёлка в машину
Собака тоже проявляет подозрительное участие.
— Мы же не сосны корабельные едем валить. Рубанём что-нибудь в районе метра.
— Жалко!
— А колбасу не жалко
— Но и ты пойми, хотели-то как лучше!
Я махнул рукой и полез за инструментом.

 

Машин на дороге было мало. Собака пялилась в окно, кошка дремала у Марины на коленях. Я настроил «климат», чтоб на неё дул горячий воздух и она откровенно балдела. Мы с Мариной, посмеиваясь, вспоминали наш неудачный поход за ёлкой, я как бы невзначай стал гладить её по коленке. Кошка сразу же недовольно зафыркала. Я рукой тёплый воздух перекрывал. Сказать бы ей что-нибудь, да боюсь ответит

Отъехав прилично (от города), я свернул на какую-то лесную дорожку, благо снега на ней было немного. Пришлось углубиться на приличное расстояние, чтоб машину не было видно с трассы. Зимой, оказывается, лес так хорошо просматривается!
— Так, я в лес, вы сидите в машине.
— Может выпустить животных прогуляться
— Хорошо, только если что, ты их искать будешь.
— Да они не убегут, я иногда думаю, что они у тебя всё прекрасно понимают.
— Даже чересчур.
Взяв пилу, я побрёл в лес. Вот как раз там то снега было достаточно. Ходил я наверное с час. Пару раз провалился в припорошённые окопы, матеря себя на чём свет стоит за неуклюжесть. Снег набился в ботинки. Елок не было. Нет, конечно ёлки были, но совсем не те, какие бы хотелось мне. Чтоб их везти нужен был лесовоз.

— Эй мужик, ты чего тут с пилой
Я обернулся на окрик. Двое деятелей в полушубках, на лыжах и с немецкой овчаркой.
— Поссать пошёл.
— Ага, пизди, пизди. Ёлку ищешь
При упоминании о ёлке собака зарычала. Натасканная видать. Надо бы её нейтрализовать на всякий случай. Я свистнул.
— Чего свистишь
Мужики явно теряли спокойствие.
— А вы то сами кто
— А сам не видишь Патруль ёлочный, таких как ты ищем. Я лесник, а это, — тут он замялся показывая на своего кореша,- В общем тоже лесник.
Вот блин, небось на весь лес только эти двое мудозвонов и патрулируют, и надо же было прямо на них нарваться. Чего ж им пиздануть то
— Не ребята, я не ваш. И ёлки у меня тоже нет.
— Давай, давай, оглобли заворачивай. Денег что ли не хватает на ёлку
Меж деревьев я увидел собаку. Она прыжками приближалась к нам, то проваливаясь в снег по брюхо, то выскакивая из сугробов как пробка от шампанского. Было это похоже на полёт ласточек перед дождём.
— Это твоя бежит
Нервно выкрикнул один из мудозвонов.
— Моя. Небоись, не укусит.
— Да мы то не боимся, — усмехнулся он, — Как бы наш её сам не задрал.
— Это вряд ли,- говорю.
Собака подбежала и села с права.
— У нас тут недопонимание, — её говорю,- Уболтай собрата по экологической нише, чтоб не кусал.
Та кивнула и смело направилась к рвущемуся с поводка кобелю.
— Слышь, держи своего, а то сцепятся!
Закричали лесники.
Последовала серия обнюхиваний и виляний хвостами. Иногда проскакивали какие-то не то порыкивания, не-то повизгивания. Наконец собака повернулась ко мне.
— Порядок, нас не укусят, а эти двое, — она махнула мордой на лесников, — Просто на бутылку стреляют, ходят тут, лохов кошмарят. Юридических прав не имеют ни хуя.
Лесник державший собаку аж поводок отпустил. Второй просто сел в сугроб с выпученными глазами.
— Бля, завязываю, — прошептал оставшийся на ногах.
— Ну чего, бириндеи, позвольте откланяться.
Я развернулся и не спеша пошёл по своим следам к машине. Собака в скорости присоединилась ко мне. Незадачливые лесники оставались без движения, пока я их мог наблюдать меж веток и стволов. И только кобелёк жалостно поскуливал нам в след.
— Охмурила, значит, да ещё и при исполнении, — подъебнул я собаку, — Не влюбилась сама-то
— Есть немножко
— Может вам, «чё-как» погулять пока
— Не, холодно, обещала, что летом заедем, так что с тебя причитается.
— Замётано! А ты ведь сегодня хорошее дело сделала.
— Какое
— Из-за тебя два человека пить бросили

Марина дремала. Кошка балдела. Собака романтически молчала, думая видимо о лете. Ёлки не было.
Выехав на трассу я не спеша развернулся и взял курс домой. Надо было торопиться, если стемнеет, то точно ни хера не найти будет. А может и к лучшему, расхотелось мне рубить!

Вскоре меня тормознул гаишник. Предполагая обычное вымогательство перед новым годом я негромко ругнулся сквозь зубы. Кошка привычно повела ухом во сне. В принципе меня нахлобучивать было не за что, но время терять не хотелось. Перепрыгивая через снег, смёрзшийся у обочины в небольшие горные хребты, ко мне приближался гаишник. Шапка была лихо сдвинута на затылок. Пару раз он чуть не наебнулся.

Читай продолжение по ссылке под изображением

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *