Самое трагичное в этой истории, что все персонажи и события реальны

 

Самое трагичное в этой истории, что все персонажи и события реальны И диалоги имели место быть. Я оставила за собой право небольшого художественного преувеличения, но только чуть. Сейчас уже не

И диалоги имели место быть. Я оставила за собой право небольшого художественного преувеличения, но только чуть. Сейчас уже не вспомнить всех деталей, почти 25 лет прошло. Но всю ночь напролет, мучаясь бессонницей, я вспоминала эту чертову первую и настоящую кличку собаки.
«Была у меня в девяностых подруга Ленка. Маленькая, жизнерадостная и вертлявая училка музыки. Подружки ей завидовали, она и сама себе завидовала тоже. Прекрасная четырехкомнатная квартира. Трехлетняя и трогательная как ангел, дочь. Муж — роскошный красавец, обладатель медовых глаз и звериного сексуального обаяния.

Счастливое существование интеллигентной московской семьи омрачала лишь живущая с ними бабка мужа. Его деревенская Бабка Зина, семидесяти пяти лет отроду, как назло, обладала могучим здоровьем.

Каждый день она выплывала на кухню в хэбэшной ночнушке, с аппетитом уничтожала завтрак и начинала: «Как же хочется мужика!» Муж всплескивал руками, кричал «О, Боже!» и хлопая дверью, выскакивал прочь из квартиры. В след ему неслось: «Шо, небось хороните меня А может я еще рожу!»

Ленка мыла посуду и мысленно проигрывала в голове партитуру «Венгерских танцев» Брамса.
Вечером Ленка с мужем сидели, тесно обнявшись и мечтали о том чудесном времени, когда бабка сдохнет.

Но она, поехав на лето в деревню, привезла себе Колюню. Вышедшего на пенсию бывшего вертухая, всю жизнь сторожившего зеков во Владимирских лесах. Причина его благосклонности к бабке Зине открылась сразу. Живя в столице у невесты, он экономил свою пенсию. У Колюни была мечта. Нет, не так. Мечта! Он хотел накопить и купить в деревне ферму, чтобы «разводить утей».

А еще у Зинки с Колюней был секс.

Все сексуальные игры молодоженов хоть и заканчивались по-разному, но начинались всегда одинаково. После совместного просмотра программы «Сельский час» Зинка, горделиво подбоченясь, вставала напротив телевизора.
«А шо, Колюня, давай поедем к тебе в деревню, и купим трактор!». Колюня подкрадывался сзади, впивался заскорузлыми пальцами в ее объемный зад и говорил: «А зачем мене трактор, когда ты у мене есть».

После шумного соития Бабка Зина вынимала из серванта водку, они садились культурно выпивать, и Колюня доставал свою гармонь. Ленкин муж, любитель джаза и «Нирваны», всплескивал руками, кричал «О, Боже!» и хлопнув дверью, выскакивал прочь из квартиры. Ленка терла пыль, напевая про себя партитуру Грига «В пещере Горного Короля».

Приближалась зима. Муж понял, что все время убегать из квартиры холодно и непродуктивно, и стал умолять Ленку завести собаку. Она трагически закатывала глаза, «Куда нам еще собаку к этому зоопарку» и в ответ умоляла его глупостей не делать.

Но несмотря на протесты, муж принес щенка модной тогда породы миттель шнауцер. Была у него фамилия, что у того сталелитейного магната, женатого на баронессе Тиссен, и четыре непроизносимых немецких собачьих имени. Поэтому собаку назвали просто Дэйв.

Дэйв оказался настоящим Посланником Ада. По сравнению с ним даже Баба Зина выглядела агнцем и невинным божьим промыслом. Он кусался, драл мебель, жрал все без остановки, сбивая с ног тех, кто приходил в гости. Он отвадил от дома всех, даже самых назойливых деревенских родственников. Единственным, кого пес ни разу не тронул, вопреки семейным горячим мольбам и напрасным надеждам, была Зинка.

Видя, что все пошло не по плану, муж быстро себе нашел работу за границей, в чисто женском коллективе, и пропадал на ней по семь — восемь месяцев в году. Дочка, Зинка с Колюней и собака оставались на полном Ленкином попечении.

В принципе, она справлялась. Но хуже всего было то, что на улице пес мог гулять по четыре часа, доводя себя и хозяйку до полного обморожения. А когда приходил домой, в прыжке подскакивал на задние лапы и радостно обоссывал все обои по периметру. Ленка становилась на карачки и вытирала с пола собачьи ссаки, сквозь застилающие глаза слезы, и пыталась визуализировать партитуру «Реквиема» Моцарта.

 

Мечтая о временах, когда сдохнут оба, и Зинка, и собака. Втихаря называя собаку своей собственной кличкой: «Говно». Правда потом ей становилось стыдно, и она подкармливала его под столом колбасой. Приговаривая: «Ко мне, Говно! Жри уже, отродье», и гладила псу вихрастую голову.

Колюня — жених, ровно раз в месяц, потирая надкушенные ягодицы, кричал на Зинку и отправлялся обратно в деревню домой. А Баба Зина, эта Drama Queen Мценского уезда ложилась «помирать». Ежеминутно требуя от Ленки то корвалолу, то парацетамолу, то аппарат по измерению давления, а то и сразу стописят коньяку.

Ленка металась между кухней и комнатой, из которой неслись Зинкины стоны, и чтобы окончательно не сойти с ума, напевала под нос «Лебединое озеро» Чайковского, вспоминая телевизор и те благословенные времена, когда умер Брежнев. Но Зинка орала ей из комнаты неожиданно бодрым голосом: «Не дождетесь! Я может еще рожу!» Через неделю она опять вставала и отправлялась за Колюней в деревню.

Незаметно приближался Новый год и такой долгожданный приезд мужа. Ленка задумала удивить мужа разнузданным сексом и новыми сетчатыми колготками. Муж вернулся соскучившийся, привез подарков всем, включая Колюню.

И они вместе вышли на зимнюю улицу: Ленка, ангелочек – дочь, роскошный муж и красивый породистый пес. На секунду стало все по-прежнему и Ленка даже начала самой себе завидовать. Надо сказать, муж ее пользовался огромным уважение дворовых собачников, как авторитетный специалист по бабам и воспитанию средних пород собак.

В преддверии праздника почти все собачники вывалились на улицу. Внезапно во двор выплыла фифа с болонкой. Пес не растерялся, прыгнул на болонку, он тоже хотел любви. И принялся неистово дырявить жертву с разных сторон.

Фифа визжала. Муж надрывно, пока не охрип, орал: «Дэйв, ко мне! Дэйв! Дэйв, твою мать!» Пес не обращал на него никакого внимания.

Внезапно морозный воздух двора прорезал многократно размноженный эхом звонкий крик его девочки – ангелочка: «Гооооовно, ко мне!» и через секунду пес уже сидел у его ног, радостно виляя хвостом. Такого позора муж стерпеть не смог, и радуясь, сто жгучий стыд отлично маскируется под морозным румянцем, увел все семью домой.

К вечерку Ленка не обнаружила заветных, заранее развешанных на стуле колгот. Зато внезапно псу стало плохо. Он блевал и срал взрывным поносом. Причина его недомогания открылась скоро.

Разнузданного совокупления со все еще любимым мужем не получилось. Ленка, весь вечер и даже, кажется, пол ночи, осторожно, сантиметр за сантиметром вытаскивала из собачьей жопы сетчатые колготки. Но уже больше ничего не напевала. Старые партитуры в ее голове закончились, а новые она так и не разучила.

Дочка росла. Муж появлялся дома все реже. Через пару лет померла Зинка. Первое, что сделал вернувшийся из – за границы прямо на похороны муж, это подал на развод и размен квартиры. Оставив Ленке целых две комнаты, дочь и Говно. Этому обстоятельству Ленка была даже рада, философски заметив, что к Говну в своей жизни она уже привыкла».

Автор:

Источник

Обсудить историю

  1. Байкова Татьяна

    ужас , ужасные молодые люди, злые , безответственные и просто дурные. Потребительское отношение , как у большинства теперешней молодежи . Живут в квартире бабушки и еще не довольны , что не сдохла , ждут этого. Кого они из дочки воспитают, если девочка в 3 года уже Говно кричит на всю улицу . Семейка жуткая. От рассказа неприятное ощущение.

  2. Неизамстердама Дама
  3. Тихомирова Елена

    Здорово написано. Вот, вроде, одними штрихами, а получилось объемно)
    Баба Зина — колоритный персонаж ))

  4. Токсубаева Татьяна

    Что я только что прочитала???

  5. Нартту Маргарита

    Прикольно))

  6. Занина Светлана
  7. Зингер Ева

    Вполне себе нормально — жизнь как она есть без прикрас…разве что чуток «олитературенных» …прикрас. Люди, не надо ханжества !

  8. Positive Танюшка

    Хорошо написано, с юмором ?

  9. Силкина Ксения

    Стандартная ситуация — мужик свалил от проблем подальше в тишину сбросив на жену обычное ярмо — свою престарелую бабку с загонами, ребенка, семейный быть и проблемы дома. Все обычно, ничего нового.

  10. Блин, жалко Ленку) пипец. Столько на себе тащила, чтоб такую «благодарность» получить. Пипец

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *