ГРАНИЦА

ГРАНИЦА “… А на ничейной полосе Цветы. Необычайной красоты…” (с) В. Высоцкий Бабушка стояла перед пропускным пунктом на границе между двумя государствами. То, где жила она, было бедным. А то,

“… А на ничейной полосе
Цветы. Необычайной красоты…”
(с) В. Высоцкий

Бабушка стояла перед пропускным пунктом на границе между двумя государствами. То, где жила она, было бедным. А то, куда уезжали машины – богатым.

Бабушка низко кланялась и протягивала почему-то небольшого серого котика. Одна из машин съехала на обочину и остановилась.

— Что вам, бабуля Чего просите — спросил молодой, приятного вида парень.
Его девушка осталась сидеть на втором сидении. Бабушка протянула молодому человеку кота и объяснила:

— Да вот, котик приболел мой. Чихает и глазки слезятся. Кушать перестал. А он у меня теперь вся родня. Разъехались мои детки. Кто куда. Что делать теперь, не знаю. Нет у нас врачей в посёлке, да и денег у меня нет совсем. Может, милок, возьмёшь мою радость, Бога ради, и поможешь ему
Граница
Молодой человек взял из рук старушки кота и заглянул ему в глаза. Они слезились.

— Вот что, бабушка, — сказал он. — Я его возьму и отвезу к нашему ветврачу. Не волнуйтесь. Он хороший и поможет.
— Только нет у меня денег, — заволновалась старушка.
— А и не надо, — ответил молодой человек. — Вы не волнуйтесь за деньги. Мы уж как-нибудь справимся. А вы приходите сюда ровно через неделю и точно в это время. Мы возвращаться будем. У меня тут дела есть ещё, а жена любит здешние магазины. Тут дешевле. Вот я вам его и передам. Надеюсь – здоровым.
Бабулька поцеловала своего пушистика в сухой нос и перекрестила. Сперва его, потом молодого мужчину, а потом и его жену.

— Дай Бог тебе и твоей жене долгих лет и счастья, — сказала она. — За сердце доброе.
И машина уехала, увозя бабушкиного кота. Долго старушка ещё стояла и смотрела вслед уехавшим людям, увёзшим её радость.

А через неделю ровно в это время и точно на этом месте, встретились бабушка и молодой человек. Теперь они вдвоём с женой вышли из машины. Парень не видел, что она всё снимала на телефон. Он протянул бабульке здорового и явно отъевшегося кота и большой тяжелый пакет с кормом.

— Всё в порядке, бабушка, — сказал он. — Доктор его вылечил. И вот, он Вам что передал. И не волнуйтесь за деньги. Это у нас премия такая от лечебницы за посещение положена. А садитесь-ка Вы с нами. Да мы Вас домой и довезём. Старушка, обнимая своего кота и прижимая к груди, села в машину, и они уехали. А через неделю…
Через неделю в соцсетях дым стоял коромыслом! Жена, не сообщив мужу и вообще никому не обмолвившись, выложила видео о том, как он отдавал бабульке кота. И началось. Почти полмиллиона просмотров и такие комменты, что парень не мог пройти по улице без того, чтобы с ним не сделали селфи. Герой и благородный человек. Так и писали.

Как же мало надо в нашем холодном мире, чтобы простая человеческая отзывчивость стала почти героизмом. Мужчине было не по себе.

Зато на пропускном пункте теперь стояло с десяток человек. Со стороны бедного государства. Все держали живность. Кто кота, кто собаку, а кто и ворону или морскую свинку.

Машины теперь не проезжали мимо, а останавливались, и люди, выходящие из них, брали больных животных.

В обратную сторону тоже стояла очередь машин. Из них выходили люди и передавали на руки здоровых животных, и большие пакеты с кормом и всякими вкусняшками и для животных, и для людей.

Погранцы старались не замечать этот натуральный обмен. Потому, что у каждого из солдат дома остались родители, а у тех свои питомцы. И они понимали, как это — волноваться за больного малыша и не быть в состоянии ему помочь, но…

Но через несколько дней капитан увидел это дело. Увидел и рассвирепел. Был этот капитан характеру злобного и резкого. Поэтому, отправил солдат на губу и строго-настрого запретил пропускать людей с животными, если они не были внесены в декларацию и не имели полный набор справок.

Этот капитан был старый служака, прошедший много тяжелых точек и судьба у него была не сахар. Но вот то, что он вымещал злость на жизнь на своих подчинённых – плохо.

Плохо потому, что вторая смена солдат тоже попала на губу. А на пропускной пункт капитан стал сам с новыми солдатами, и старался пресечь передачу животных в обе стороны.

Люди теперь отъезжали подальше и старались спрятать животных в сумки и багажники, пока…

Пока к капитану не подошла ещё одна бабулька в стареньком пальтишке, замотанная поверх него в протёршийся пуховый платок. Она раскрыла сумочку, видавшую виды, и протянула капитану маленького щеночка.

— Сынок, — сказала она, — сынок. Что ж ты так лютуешь-то Я ведь спасти его хочу. Мне ничего не надо, лишь бы он жив остался, — и, не говоря больше ни слова, вдруг всунула его в капитанские руки.
— Ты сам решай, сынок, — продолжала бабулька. — Или брось его под колёса или отдай, вот им. — И показала на большую черную машину, стоявшую рядом. Высокий, седой человек и, видимо, его дочка стояли и смотрели на капитана просящими глазами.
Капитан, не ожидавший такого, растерялся. Он посмотрел вокруг и увидел, как на него со страхом смотрят его солдаты на пропускном пункте и люди, стоявшие вокруг. Одни с животными, которых они хотели отдать на лечение и другие, которые протягивали руки за этими малышами.

Капитан открыл рот и, наверное, хотел сказать что-то строгое по поводу – не разрешено, и может быть даже грубое и резкое, но вместо этого…

Вместо этого из его горла вырвалось почему-то хриплое восклицание, и он отдал щенка в руки пожилого седого мужчины и его дочки.

Потом капитан махнул правой рукой и ушел в подсобное помещение.

Через пару часов туда пришел прапор. Тоже человек не подарок, но отличавшийся строгим нравом и справедливостью. Капитан пил горькую.

Прапор сел рядом и подставил стакан. Так они и пили в тишине, а потом…

Потом капитан рассказал прапору, что его бросила жена и забрала двух дочек. Живут они совсем недалеко, но она запрещает ему приезжать к девочкам. Потому что, стал он грубым, резким и совершенно невыносимым человеком, и ей надоели бесконечные скандалы на виду у детей.

Прапор опрокинул ещё сто грамм и, крякнув, закусил ложкой тушенки. Хорошей тушенки, ещё из старых запасов.

— Вот что, — сказал он капитану. — Я, может, и не шибко умный и хороший человек. У меня своих тараканов в голове полно, но мысль одну я тебе скажу, а ты не ругайся, а подумай. Потому как, умные мысли иногда приходят и в дурную голову.
Он долго что-то втолковывал капитану, а тот сперва ерепенился и возражал. Но через несколько минут повесил голову и замолчал. Они ещё долго пили. Потому как, плохо пьянели. Люди старой армейской закалки плохо пьянеют, дамы и господа.

А на следующий день…

На следующий день капитан стоял на пропускном пункте в выстиранной форме и люто начищенных сапогах. Будто на парад собрался. Он выстраивал очередь из просителей с больными животными, чтобы те не толпились на дороге и смотрел, чтобы был порядок. Он вывел ещё солдат и те помогали остановившимся машинам, едущим в другую сторону, аккуратно и быстро предавать спасённых малышей своим счастливым хозяевам.

— Чтобы, значит, затора не было, очереди и задержки в работе пропускного пункта на границе, — строго говорил он своим солдатам и хмурился. По привычке.
Солдаты, привыкшие к ругани и крикам, смотрели на своего командира, раскрыв глаза, и не верили в происходящее.

А вечером к капитану подошла давешняя бабушка. В стареньком пальтишке, замотанная прохудившимся пуховым платком.

Она наклонила к себе голову капитана и при всех поцеловала его в правую щёку.

— Я всё видела, сынок, — сказала она. – Молодец! Дай тебе Бог здоровья и удачи. — И ещё раз поцеловала его. Теперь в левую щеку. — Ты правильный служака, — сказала она, — как и мой погибший сынок был. И похож ты на него. Заходи ко мне в гости, я вон в той хате живу.
Капитан, смутившись и поглядывая на окружающих, ответил:

— Обязательно зайду. Завтра же зайду. А можно я возьму прапора, бабуля
— А что же нельзя, — удивилась бабушка. — Заходите. Я борщика сварганю с сальцом, и жаркого по такому случаю. Ну, а всё сопутствующее, вы уж с собой захватите. Мне же веселее.
Капитан оглянулся. Ему было неудобно перед своими солдатами и окружающими людьми, но те…

Но те, почему-то, зааплодировали и улыбались.

А через неделю…

Капитан, как и всегда теперь, стоял на службе. Он следил за порядком и чтобы заторов не было.

А в самом конце дороги. Знаете. Ну, там, где съезд на проверку грузовиков, стояла старенькая машина. И возле неё стояли… Его жена и две дочки. Дочки смотрели на капитана, широко раскрыв глаза. Как будто видели его в первый раз.

— Папа. Папочка, — закричали они в один голос и бросились к нему.
Капитан с девочками отошел в сторону, и через пару минут к ним подошла жена.

Девочки стояли рядом с капитаном и держались за его блестящий ремень. Они явно гордились своим папой.

Капитан смотрел на жену и смущенно молчал.

— Ну, что, — вдруг нарушила молчание жена. — Заедешь к нам в воскресение А то, я вижу, раньше у тебя не получится. Приглашают в гости, да и работы у тебя много. Оставишь прапора вместо себя, тут порядок соблюдать.
— А знаете, как вас называют — спросила она капитана и, достав телефон, показала ему большую фотку, где он в отутюженной форме, в сапогах, блестящих как зеркало, передавал щенка в руки высокого седого человека.
Пропускной пункт – Люди.

Так что, в воскресение ждём.

А вечером прапор пригласил капитана на посиделки. Солдаты сложились и сбегали в самоволку. Они организовали стол. И хотя капитан страшно ругался и божился, что всех накажет, но никто почему-то не обижался.

Пили за всё. За родителей, жён и детей, за службу и друзей.

А на завтра капитан опять был как огурчик. И стоял на своём посту.

Потому, дамы и господа, что людей старой закалки с ног так просто не собьёшь.

О чём это я тут рассказал Да, так. Ни о чем.

Но если будете проездом на том пропускном пункте, то остановитесь и передайте капитану от меня большой привет и низкий поклон.

А потому, что – Люди!

Автор:

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *