СЕДАЯ ДЕВОЧКА

 

СЕДАЯ ДЕВОЧКА Шурка уже засыпала, когда мама пришла от соседки. Она рассказывала папе деревенские новости. Их было немного, но одна Шурку заинтересовала: к бабе Нине приехала внучка. Шурка точно

Шурка уже засыпала, когда мама пришла от соседки. Она рассказывала папе деревенские новости. Их было немного, но одна Шурку заинтересовала: к бабе Нине приехала внучка. Шурка точно помнит, что дочка бабы Нины жила где-то в городе, но Шурка ее никогда не видела. О внучке девочка тоже не слышала. Баба Нина была не очень разговорчива. Часто Шура видела, как бабка сидела на лавочке у избы, отпустив голову и вытирая лицо концами платка. Видно было, что плакала. О чем бабка плачет, девочка не раз спрашивала маму, но та не отвечала. Надо завтра пойти познакомиться с этой новоявленной внучкой. С этими мыслями девочка и заснула.

Утром Александра собралась и пошла к бабе Нине. Первый визит закончился неудачно: внучка спала. Бабка ни за что не стала будить внучку, и Шурке пришлось зайти попозднее. Побродив по улице. упрямая девчонка снова пошла к бабе Нине. Внучка не спала, она завтракала. Шурка увидела очень худенькую девчонку, одетую в ситцевое платьишко явно не новое. На голове девочки был повязан голубенький бабкин платок. Девочка взглянула на Шурку и продолжила завтрак. Она ела медленно, откусывая хлеб крохотными кусочками, и запивала его молоком. Это и был весь завтрак. Шурка , правда, и такой редко видела.

Их семья ела картошку с квашенной капустой. Капуста была перекисшей, но другой в августе не было. Иногда мама делала малосольные огурцы, тогда картошка казалась очень вкусной, но огурцы шли на продажу, и малосольные были деликатесом. Молока для их большой семьи было мало, а хлеб мама пекла с добавками то лебеды, то той же картошки.
Девочка села на лавку, дожидаясь, когда гостья поест.

Особого интереса девчонка у Шурки не вызвала. Городские гостьи были всегда нарядно одеты, носили красивые ленты в косах или банты на головах, а эта совсем на них не походила. Присмотревшись, Шурка поняла, что девчонка очень истощена. Кожа у нее была почти прозрачная, и сквозь нее просвечивали голубые ниточки вен. Сама не очень упитанная, Шурка поразилась худобе гостьи.

Наконец, девочка съела хлеб и выпила молоко. Собрала все крошки со стола и кинула их в рот. Она сделала это так, как обычно делала бабушка: смахнула крошки в ладонь и отправила в рот. Гостья встала и вышла из-за стола. Она была невысокого роста. Одна нога немного подвернута в ступне. Девочка была сутулой и какой-то нескладной. На лице сильно выделялся большой нос, а цвет глаз было трудно определить, так как смотрела гостья из -подо лба. Она подошла к окну, посмотрела на небо и подошла к Шурке.
-Меня зовут Катя, а тебя
-Я- Шура, -представилась Александра,- я живу в этой деревне и скоро пойду в школу. Мне семь лет, а тебе сколько. Ты в какой класс пойдешь Ты откуда приехала Ты же уедешь , когда учеба начнется
-Нет, не уеду,-ответила Катя.-Я буду жить у бабушки и учиться в вашей школе. Мне двенадцать лет.

Что-что, а считать Шурка умела. Она прикинула, что Катя старше ее на пять лет, а значит пойдет в пятый класс. Тут у Александры возникло сомнение. Катя совсем не походила на пятиклассницу. Брат Коля тоже должен пойти в пятый класс, так он ого какой большой. Он на сенокосе работал, сено свозил, теперь заготовляет веники для овец, топором работает, а Катьку и представить с топором невозможно. Ее вообще трудно представить на какой-то работе. Она как первоклассница выглядит.
-Ты в пятый класс пойдешь- Шурка недоверчиво смотрела на гостью,- тебя там заклюют. Там такие здоровенные лбы учатся: некоторым по 15 лет исполнилось. Тяжело тебе будет с ними,- вздохнув, как это делает мама, сказала Александра.-
-Нет, я пойду в первый класс, -Катя замолчала а Шурка не могла вымолвить ни слова от удивления. –Я еще не ходила в школу.
-Почему- строго спросила Александра.
-Болела я долго. Потом после болезни еще врачи не разрешали в школу идти. Вот потому и пойду я только в первый класс,- девочка неожиданно расплакалась. Шурка посмотрела на нее и и ушла домой.
–Странно все это, -думала она по дороге. -Это чем же таким Катька болела, что в школу не пускали. Хотя в школе много переростков было, как говорил папа. Из-за войны многие бросали учебу. А потом доучивались. Но Катька-то не из-за войны.

Определить, когда родилась Катя и была ли война в ее жизни, Шурка не могла. С годами рождения у нее дело плохо. Она вот до сих пор не понимает, как ее сестра Нина может быть старше ее, если она родилась в 1936 году. А Шурка в 1946. 46 больше 36. А Нина утверждает. Что она старше.

Работа по огороду, главным образом с огурцами все было связано: то их поливай, то собирай, мой, сортируй на продажу , не позволяла Шурке навестить Катю. Видела несколько раз, как они с бабой Ниной ходили в лес. Но играть было некогда.

Наступило первое сентября. Шурка в новом ситцевом платье , в сандалиях отправилась в школу. Там она и увидела Катю. Та была тоже в новом платье и сандалиях. Она стала пополнее, чем была, но все также смотрела из-подо лба на всех и так же на голове у нее был платочек, только не бабкин голубой, а белый с небольшими розочками по полю. Среди первоклашек Катя не выделялась. Некоторые девчонки были и повыше ее и поздоровее. Началась школьная жизнь. Скоро все перезнакомились, подружились и никого не волновало, мальчишки пытались стащить платок с Катиной головы, но учительница строго запретила им трогать девочку, объяснив, что Катя после болезни. У нее волосы выпали, а новые растут плохо, и ей холодно без платка.
Девочка же удивляла учеников другим. Она почти не выходила в коридор, не играла с девчонками, мальчишек даже боялась. А еще она боялась громких звуков. Проезжает ли машина или трактор мимо школы, Катя сразу бледнеет, сжимается в комок и прячется под парту. Как-то случилась в сентябре запоздалая гроза, молнии сверкали, гром гремел. Все дети сидели притихнув. Катя при вспышке молнии и раскате грома потеряла сознание и упала в обморок. Еле-еле в чувство привели. Два дня она в школу не ходила, потом пришла. Училась Катя очень хорошо, охотно помогала отстающим. Школа готовилась к новому году. Все старались сшить себе костюмы. Шуркин класс ставил сказку « Мальчик с пальчик.» Найти желающего играть роль бабы Яги было трудно. Все хотели быть красавицами и красавцами, богатырями и принцами, феями и принцессами, Ягой быть не хотели.

Перед новым годом в школу пришел врач и начал осмотр. Он проверял все. Детей взвешивали, измеряли рост, смотрели головы, нет ли вшей, зубы, уши, ногти. Когда очередь дошла до Кати, все с любопытством уставились на неё. Всем хотелось посмотреть, как подросли ее волосы. Врач силком стянул с головы сопротивлявшейся девочки платок ,и класс обомлел. У Кати были две хорошие косички, уложенные в «корзиночку», но она была совершенно седая. Седые волосы немного спутавшиеся, когда врач снимал платок, разлохматились и окружали бледное лицо девочки. Нос покраснел от выступивших слез.

 

-Баба Яга,- неожиданно выдал Петька Чижов. –Катька, ты настоящая баба Яга. К новому году и костюма не надо: растреплешь волосы, бабкину одежду натянешь и будешь готова. Даже нога у тебя костяная.- Он расхохотался, довольный своей выдумкой. Некоторые ребята его поддержали.-Ты ведь даже крошки со стола собираешь в столовой и сметаешь их в рот. Нет, лучше не найти. Катька-баба Яга.

Врач, удивленный увиденными седыми волосами у девочки, стоял и тупо смотрел на плачущую ученицу. Шурку подбросило, как на пружине, она вскочила, подлетела к Петьке и изо всех своих, немалых для первоклассницы сил ,врезала ему по физиономии, потом еще раз и еще.

Из носа Петьки полилась кровь, он заорал, зажал нос руками и выбежал из класса. Следом пустились врач и учительница. Они отсутствовали довольно долго, наконец , в класс вошла учительница, потом Петька. Замыкал шествие доктор. Нос у Петьки был заклеен, вокруг глаз были огромные синяки.
-Кузнецова, завтра придешь в школу с родителями, ты, Петя -тоже,- безжизненным голосом проговорила учительница. Это невиданное дело: бить человека по лицу. Возможно, Кузнецова, мы тебя исключим из школы.

Шурка ойкнула. Из-за какого-то негодяя исключат из школы ее, а не его. Она выскочила из-за парты и вылетела из класса. Забившись в уголок за дверью, девочка дала волю слезам. Она плакала от несправедливости. Разве можно так унизить человека, как это сделал Петька, безнаказанно Нет. Папа разберется. Он справедливый.
Тут и нашла ее Катя. Она обняла Шурку.-
-Пойдем в раздевалку. Я тебе все расскажу.- Они оделись и пошли домой, хотя уроки еще не закончились.

-Я родилась в первый год войны . Мы жили в Ленинграде. Папа ушел на фронт, а мы с мамой и братиком Витей, он старше меня, оказались в оккупированном городе. Когда в городе начался голод, Витя умер. Мама не могла ходить и искать пропитание, потому что кормила меня. Бабушка говорит, уж не знает, чем она меня кормила. Откуда взяться молоку Но чем-то кормила, раз я выжила. Когда блокаду прорвали, нас повезли на большую Землю, в тыл. И по дороге наш поезд атаковали немцы. Снаряды падали, самолеты гудели. Стреляли фашисты прямо по детям из пулеметов. Почти всех убили. Я, Шура, помню этот вой и разрывы. Мне всего три года было, а я это помню. Было очень страшно. Я и сейчас пугаюсь в грозу, боюсь тракторов и машин. Маму мою разорвало на моих глазах на куски. Наверное, тогда я и поседела. Кто-то после налета собрал живых и отправил в тыл. Я попала в госпиталь. Потому что у меня оказалась ранена нога. Ногу удалось спасти,но повреждение сильное. Я теперь до смерти буду калекой. Но это ерунда. Главное, что я живая. Седые волосы я переживу. Обидно конечно слышать такие слова, что я баба Яга, но что сделать Ничего. А крошки я собираю и буду собирать. Ведь я не понимала почти ничего, но всегда хотела есть.

После войны папа нашел меня. Жить бы и радоваться. Но война догнала и его. Он умер от туберкулеза. Солдат много от него умерло после войны. У меня тоже обнаружили туберкулез. Я в больнице лежала, в санаторий даже ездила, а он не проходит. Только новое лекарство и спасло. Меня даже в детский дом не брали из-за туберкулеза, добрые люди поддерживали. Бабушка меня нашла и забрала. Сказала, что мне учиться надо, потому что с моим здоровьем тяжелую работу я не смогу делать. Она и убедила, что надо идти в первый класс, хотя меня читать и писать в больницах научили. Спасибо тебе, что вступилась за меня. Я и не помню, чтобы за меня заступались. Пойдем. Я твоему папе все расскажу. Если тебя исключат, я тоже из этой школы уйду. Найдем другую

Дома мама и папа выслушали рассказ, поругали Шурку за горячность , и все. Утром папа пошел в школу. Там собрался педсовет. Вопрос стоял об исключении за драку Кузнецовой Александры. Отец не дал дочери и слова молвить. Выслушав учителей, он встал и сказал, что гордится дочкой, что если бы она не врезала Петьке, он бы ее всю жизнь презирал. А так все в порядке. На крик Петькиного отца он не обратил внимания. Учителям посоветовал, по-дружески, подумать над ситуацией и принимать решение. Он взял дочь и Катю, которая была уже без платка, за руки и вышел в коридор. Из учительской доносились голоса учителей, то тихие, то громкие, и даже крик. Наконец, директор вызвал провинившуюся. И девочки вошли в учительскую. Директор сказал, что никого не исключают, извинился перед Катей и Шурой за поведение Петьки и пообещал принять меры. Это и его вина, что ученик его школы растет без совести и чести. Все закончилось.

Катя училась. Помогала бабушке. Очень часто девочка ходила к Шурке. Она любила разговаривать с отцом. Она считала его своим отцом. Он, по-моему, тоже принимал ее как родную дочь. Когда жизнь стала налаживаться, он девчонкам даже ситец покупал на платья одинаковый.

Мама все варила отвары и мыла Катюхе голову этими отварами. Они оказались лечебными. В девятом классе у Кати начали появляться темные волосы, мама ее летом остригла, и к сентябрю у девушки выросли пока короткие , но темно-русые волосы. На выпускном Катя появилась с модной тогда прической «конский хвост». Надо сказать, что хвост был приличной длины и не имел ни одного седого волоса…

Автор:

Источник

Обсудить историю

  1. Кот Валя

    Как страшно. Сколько горя та война проклятущая принесла, сколько жизней разрушенных

  2. Перепелица Ирина
  3. Фадеев Эдик

    Автор молодец!!

  4. Гусева Людмила

    На одном дыхании прочитала!Очень понравилось!Бедные военные дети!Сколько не детского горя выпало на их долю.Жалость и сострадание давят душу.Таких детей надо бы приравнять к участникам войны,так как настоящих остаётся единицы?

  5. Мельничук Тина

    Где бы взять таких «Шурок»….
    Да побольше. Что бы всех которые без совести и чести….

  6. Шпак Оксана

    Не могут седые волосы снова стать пигментированными.

  7. Соколова Светлана

    Посыл очень мощный, но написано коряво( Автору нужно учиться и учиться.

  8. Быстрова Маргарита

    Очень душевно! Тронуло! Браво автору! ?

  9. Котельникова Юлия

    До слез,

  10. Жеребцева Валентина

    Автор не видит разницы между окупацией и блокадой, а так очень душевно.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *