Катя

Катя К вечеру погода испортилась окончательно. Редкие капли дождя, поднимающие с земли лёгкие облачка пыли, уступили место сплошной стене ливня. Фонари не освещали улицу, а еле светились в

К вечеру погода испортилась окончательно. Редкие капли дождя, поднимающие с земли лёгкие облачка пыли, уступили место сплошной стене ливня. Фонари не освещали улицу, а еле светились в мрачном небе, окруженные разноцветными ореолами испаряющейся влаги, будто маленькими радугами. По улице держась за руки, шла пара. Молодая девушка лет двадцати пяти и мужчина лет примерно сорока. Несмотря на ощутимую разницу в возрасте это были обычные влюблённые. Они гуляли по парку, мечтали и целовались, но дождь резко нарушил их идиллию. Мужчина накинул на плечи девушке свою куртку и предложил продолжить вечер в ресторане. Именно туда они сейчас и шли.

— Катюш, солнце, тебе правда не холодно Борис заглянул в светящиеся счастьем глаза соей любимой.

— Нет, Боренька! Может всё-таки наденешь куртку сам Ты же уже промок.

— Нет, малыш, — улыбнулся тот я же мужчина, и мне самой природой уготовано тебя защищать от всего вся! И он, собрав ладонью со лба несколько крупных капель воды, смеясь обрызгал ими лицо девушке, а она не сильно старалась уклониться от этих брызг и тоже засмеялась.

— Борь! Не брызгайся! Смеялась она.

— А то что И он направил в её сторону очередную порцию брызг.
— Прекрати! Смеялась девушка а то а то а то я тебя не буду целовать!

— Ну эт как бы правильно! Поцелуй-ка лучше меня, красавица! От стены отделились три фигуры и не спеша рассредоточились вокруг Бориса и Катерины.

Короче это, типа дождь, так что одежду не берём, мы же не без понятий, заговорил грабитель, стоящий перед Борисом. Он был высокого роста, спортивного телосложения и напоминал скорее ганстера из американского фильма или детектива из русского детектива, чем уличного грабителя. Двое других были гораздо мельче и в разговор не вступали, ограничиваясь заискивающими смешками и стараясь не выходить из тени. А главный тем временем продолжил.

— Пожертвуйте материальных ценностей романтикам уличного шансона!

— Ребята! Пусть девушка отойдёт в сторону Обратился Борис к неожиданным собеседникам да и вообще, зря вы это, асфальт кругом, падать больно

Парни засмеялись, неспешно сжимая кольцо, старший с видом аристократа изогнулся перед Катериной в издевательском полупоклоне.
— Сударыня! Соблаговолите отскочить по-шурику! Я буду делать массаж лица вашему кавалеру! С этими словами он вытолкнул девушку из кольца к стене рядом стоящего здания, а сам под одобрительный смех друзей обратился к Борису.

— Асфальт Потерпишь, герой! Героям ведь не больно!

— Но как хотите! ответил Борис. Через минуту все трое грабителей уже барахтались в потоке грязи, который не спеша тёк по улице, увлекая за собой уличный мусор и нечистоты.

— Но я же предупреждал обиженно протянул Борис, обращаясь к «ганстеру», — а ты мне не поверил

— Прости, попутал раздалось из лужи я так понимаю мы с пацанами за косяк только что ответили и к нам претензий уже нет

— Нет. Только совет. Не лежи долго на холодном, простудишься.

— Базара нет, учту! Сказал, поднимаясь, парень и вместе с приятелями, чуть покачиваясь, молча, скрылся в дождь.

— Боренька, я даже испугаться не успела, ты ты

— Просто защитил тебя, потому что я мужчина Борис чмокнул Катерину в нос и увлёк её прочь от места побоища.

В каждой новой квартире есть вещь или даже вещи, которые старше самой квартиры. Эти вещи, будто стражи истории, беспристрастно взирают на мир вокруг и знают, что всё когда-нибудь изменится. В лучшую или худшую сторону, но обязательно изменится. А они останутся также взирать на это. Они это знают. Они такое видели и не раз. У кого это зеркала, в которые в разное время смотрелись несколько поколений семьи, которые помнят прадедушку нынешнего хозяина ещё бесштанным мальчишкой, у кого то это люстра, что свысока смотрит на рождение, жизнь и смерть очередного члена семьи. У кого это даже столовые приборы, сделанные ещё во времена когда на государственном гербе красовался двуглавый орёл с короной, у Катерины такими наблюдателями были часы. Старинные настенные ходики с двумя гирьками в виде лесных шишек, С малость облупившимся циферблатом, но очень точные и надёжные как любая качественная вещь.
Вот и сейчас, когда ночь уже готовилась уступить свои права раннему утру, а на востоке ещё только-только начинала светлеть полоска неба, они мирно тикая отмеряли последние минуты до телефонного звонка. Звонка что разделит беззаботную жизнь Кати на до и после.

Девушка сонно смотрела на трубку и пыталась понять, кто же именно позвонил ей так поздно, и чего от неё хочет. А в трубке какая то плачущая женщина пыталась ей о чём то рассказать.

-Это Наташа! Викина соседка Катя! Кать! Катя! Ты меня слышишь Это Наташа! Викина соседка по этажу! Кааатя! из-за всхлипываний и рыданий понять звонившую было сложно.

-Да я это, я Алё! Алё! Это Катя! Вы кто, и зачем так поздно звоните но слова Кати всё также тонули во всхлипах собеседницы.

— Катя! Это Наташа, соседка Вики, твоей сестры! Горе то какое! Горюшко! и женщина вновь зарыдала. Катя с трудом вспомнила, что по соседству со старшей сестрой действительно живёт такая тётя Наташа, чем-то напоминающая Булгаковскую Аннушку. Неожиданно в сознание ворвался истерический всхлип Натальи.

— Вику час назад машина насмерть сбила у подъезда, прямо на глазах у Ванечки!

Дальше в трубке было много слов и рыданий, но Катя словно отгородилась от всего этого пеленой невосприятия, беспрестанно щипая себя за запястье и повторяя: «Этого не может быть, это не правда!» Страшное осознание реальности происходящего пришло к ней только где-то через полчаса. Девушка оделась, вызвала такси, позвонила Борису и немедленно поехала на место происшествия.Протокол, следователь, врачи, соседи, всё смешалось в один галдящий шар с заплаканным лицом племянника в центре.

Борис Катю очень поддерживал в эти тяжёлые дни. В противовес её отчаянию и беспомощности, он был всегда спокойный и рассудительный, словно бы каменный утёс в море невзгод, такой же твёрдый и непоколебимый. Об его каменное спокойствие разбивались любые эмоциональные шторма женщин из госучреждений. Он не отступал перед отказами следователя и цитировал близко к тексту статью кодекса о взяточничестве работникам медучреждений. Его уверенность в своих силах помаленьку начала передаваться и Катерине. На смену отчаянью и страху перед обстоятельствами пришли уверенность в себе и чувство ответственности за Ваню. Ответственности перед памятью любимой сестры и перед самой собою. Боль в сердце от трагедии также рвала её душу, но теперь Катя точно знала, что обязательно справится со всем свалившимся на неё горем. Они с Борисом выстоят в схватке против всего мира, потому что они семья. Катя, Борис и Ванечка. Именно тогда Борис и назвал её невестой.

Похоронив любимую сестру, Катерина столкнулась с ещё большей бюрократической волокитой, но её это больше не смущало. Единственный раз она позволила себе быть слабой и расплакалась, когда в Викином шкафу обнаружила в шкафу горсть сухих апельсиновых корок. Эти корки, засушенные впрок для зимы, до которой сестрёнка уже не дожила, были будто символ разбитых человеческих надежд, чаяний и планов, которым уже никогда не суждено сбыться

Вечером, когда Ванечка уже лёг спать, Борис обратился к Кате с предложением.

— Катёнок! Это конечно хорошо, что ты заботишься об Иване, но ребёнку пора уже привыкать к самостоятельности.

— Но для десяти лет он и так вполне самостоятелен! Он сам просыпается, заправляет кровать, моет после еды посуду. Просит иногда помочь с уроками, но это же вполне нормально удивилась словам любимого девушка.

 

— Извини, малыш, я не так выразился улыбнулся Борис я имел ввиду что ему нужно привыкать к жизни без тебя. Ко взрослой, самостоятельной жизни!

— Как это без меня Борюсик, я тебя не понимаю милый улыбнулась в ответ девушка.

— Ну так, без тебя. Просто если сейчас он к тебе сильно привыкнет, то потом, в детском доме, ему будет очень тяжело! Теперь уже удивился Борис неужели ты не понимаешь таких элементарных вещей

— В каком детском доме, Боря Почему он там должен оказаться-то Изумлённо вскинула брови Катя.

— Минуточку! Ты же не хочешь сказать, что собираешься оставить его себе Борис внимательно смотрел на девушку.

— Он не щенок, чтобы вопрос стоял оставить его или не оставить! В голосе Кати проступили нехарактерные для неё стальные нотки. Это мой племянник и я его не брошу. У меня из близких есть ты и есть он. А у него, пока что, только я.

Борис одним глотком допил кофе, встал из-за стола и, глядя в окно на засыпающий в ночи город, возразил.

— Слова. Это только красивые слова. Тебе всего двадцать пять лет, а ты уже хочешь перечеркнуть все свои жизненные перспективы этим чужим ребёнком. Лично я не желаю жертвовать ради него своим образом жизни! Поверь, в детском доме профессиональные психологи и воспитатели дадут ему всё, что необходимо для дальнейшей жизни! В конце концов, для чего-то же мы платим налоги! А через несколько лет мы могли бы расписаться и слетать куда-нибудь в свадебное путешествие, например, в Европу.

— А что, Ванечка переехал наше счастье Грустно спросила Катя. Увидев в грусти раскаяние, мужчина, отвернувшись от окна, с жаром продолжил доказывать.

— Ну, вот подумай сама! Зачем он нам Да, его жаль, но мы и так для него сделали достаточно. Я, между прочим, из-за всей этой эпопеи три тренировки по фитнесу уже пропустил! А если ты так любишь детей, то это же прекрасно! Когда-нибудь, со временем, мы заведём своего и вырастим из него достойного обеспеченного всем человека! А кормить чужого я, извини, не собираюсь и точка. Я и так эти две недели вынужденно делил с ним кров и стол. Достаточно!

— Мой негромко перебила Катерина.

— И ты моя облегчённо улыбнулся Борис и двинулся к Кате, но остановился от её взгляда. В нём было всё. И боль, и грусть, и холод. Но холода было больше всего.

— Кров и стол мой. Ты делил с ним мой стол и кров по слогам произнесла девушка.

— А я думал, что у нас уже всё общее — разочарованно протянул мужчина.

— Всё кроме планов на будущее и родственников А что там остаётся-то Две пары носков и постель Хотя нет, носки тоже разные — невесело проговорила Катя.

— Если ты не готова расстаться с ним, значит, мне придётся расстаться с тобой! Строго сказал Борис.

— Ну если так, то давай устало согласилась девушка.

— С чем именно ты сейчас согласилась Глядя исподлобья, спросил у неё собеседник ты выбираешь его или меня

— Я с тобой расстаюсь — тихо проговорила девушка — ты обещал защищать меня от всех и вся Слова. Это были просто красивые слова Уходи!

Борис неспешным шагом пошёл через комнату в коридор, на ходу говоря Катерине.

— Ну и кому ты теперь нужна Двадцать пять лет, упаковщица на фабрике, да к тому же и с десятилетним довеском Никому. Последние слова он говорил уже от двери. Девушка вскочила со стула и со словами «Стой! Подожди!» устремилась в коридор.

— Стою ответил Борис.

— Ключи от квартиры верни! И пошёл вон, Борюсик! С презрением проговорила девушка. Борис, демонстративно показав ей ключи, швырнул их Катерине под ноги и вышел, хлопнув дверью. Катя сползла по стене и тихо заплакала. Боль от потери сестры, которую она сдерживала две недели, наконец-то нашла выход слезами Неожиданно, кто-то погладил её по голове. Открыв глаза, Катерина увидела стоящего перед собой Ванечку.

— Я всё слышал сказал ребёнок и обнял плачущую Катю.

***

Девушка в строгом костюме щёлкнула пультом и монитор, только что показывавший прихожую в квартире Кати, медленно погас. Девушка посмотрелась в него как в зеркало, смахнула с плеча невидимую пылинку и повернулась к сидящей на диване женщине.

— Я выполнила Вашу последнюю просьбу. Как видите, всё с Ваней будет хорошо. Катя о нём позаботится.

— Спасибо Вам, Люба! Вика, а это была именно она, старшая сестра Кати, поднялась с дивана, а скажите, неужели этот Борис был прав Неужели Катя из-за моего Ванечки теперь не сможет устроить свою личную жизнь

— Ну что Вы мягко улыбнулась Люба конечно же нет! Ведь неспроста Ваше досье передали к нам, в Департамент Любви! А Катей займутся мои лучшие специалисты, ангелы высшего ранга.

Автор: Клименко
Группа автора Кота Учёного

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *