Все произошло, как в анекдоте или мелодраматическом сериале: вечером муж сидел за компьютером, жена шуршала по хозяйству, сработала сигнализация у машины, и муж выскочил во двор, в чем был (хорошо, что лето

Все произошло, как в анекдоте или мелодраматическом сериале: вечером муж сидел за компьютером, жена шуршала по хозяйству, сработала сигнализация у машины, и муж выскочил во двор, в чем был

). А жена, вытирая пыль со стола, сдвинула компьютерную мышку, и погасший было экран снова ожил.
Нет, не в правилах Ярославы было проверять телефон мужа, лазить по карманам или заглядывать ему за плечо, когда он сидит за компьютером — она считала это неприличным, но тут все, действительно вышло случайно и непреднамеренно.

Машинально взглянув на экран, Ярослава увидела переписку, диалог на каком-то сайте. Смутившись, она было отвернулась, но взгляд успел выхватить слово «любимая». Стыдясь саму себя и думая о том, что это вполне себе может быть «любимая жена сказала, что…», а то и вовсе — «да это моя любимая колбаса!», Ярослава, тем не менее, снова посмотрела на экран.

«Да, любимая, — писал ее муж, не постеснявшийся использовать свою фотографию на сайте знакомств — конечно, завтра встретимся, как и договаривались. Каждый час вспоминаю наше последнее свидание. Ты у меня просто огонь!» — «А ты просто зверь, мой медвежонок, — отвечала худосочная рыжуля. — у меня до сих пор все тело болит.»

А дальше, судя по всему, когда муж в спешке выскочил, начинались нервные: «Медвежонок, ау! Ты здесь Я уже заскучала! Ты где».
Ярослава, не выпуская из рук тряпку, опустилась на диван. Ну да, все верно. Муж предупреждал, что завтра у них на работе какое-то мероприятие, от которого отказаться ну никак невозможно, присутствие обязательно, и Ярослава сегодня отпаривала брюки, выводя идеальные стрелочки, подбирала галстук к костюму и утюжила сорочку — не торопясь, очень тщательно, чтобы на рукавах не было ненужных складок. Теперь-то понятно, на какое именно «мероприятие» она собирала любимого мужа…

…Вернулся муж с возмущенным рассказом о подростках-хулиганах, попавшим в его машину мячом. Он кричал, ругался и размахивал руками, а Ярослава слушала его и даже поддакивала в нужных местах, но словно была далеко отсюда — и мыслями, и чувствами.

К счастью, у мужа сегодня не было «романтического настроения», и супруги улеглись спать. «Я подумаю об этом завтра,» — решила Ярослава, подобно известной героине, но, тем не менее, всю ночь крутилась, не в силах заснуть.

Рано утром муж уехал на работу, а Ярослава принялась за уборку: сегодня мама должна была привезти Стасика, который гостил у бабушки на даче целую неделю. Ярослава яростно драила полы, сантехнику и кафель, но тяжелые мысли с надоедливым рефреном «что делать» безостановочно крутились в голове.

Она еще до конца не осознала, не поверила, а память услужливо подкидывала ей все новые и новые факты, фразы мужа, его поступки, которые теперь обрели совершенно новый смысл. Привычный мир рухнул, нужно было разгребать обломки.

Абсолютно точно Ярослава знала только одно — простить мужа она не сможет. Никогда. Даже если он попросит прощения. Даже если скажет, что это случайность. Даже если пообещает, что это никогда не повторится. Со временем, наверное, будет не так больно, острая боль уйдет, но сам факт предательства никуда не денется и не забудется.

Вместе с тем, она понимала, что Стасику два с половиной года. Место в садике обещают не раньше осени, значит, и на работу она сейчас выйти не сможет. Садиться на шею пожилым родителям Биться смертным боем за алименты..

Затевать болезненный развод прямо сейчас, на эмоциях, не оправившись от шока А хватит ли у нее на все это сил Не поддастся ли она на уговоры мужа «подумать», «не спешить», «понять, простить», чтобы потом жалеть об этом Ну нет. Развод — однозначно. Но не сейчас.

И Ярослава затаилась. Она по-прежнему занималась домом и ребенком, утюжила мужу сорочки и подбирала галстуки к костюму. Она даже смеялась его шуткам в те редкие минуты, когда он вспоминал о ее существовании, как человека, а не как живой швабры и желал с ней пообщаться.

Единственное, что она не могла в себе перебороть — это чувство брезгливости. Под разными предлогами она увиливала от выполнения «этих» обязанностей, но муж, казалось, только вздыхал с облегчением. Вообще, последнее время он словно расцвел — улыбался, что-то напевал себе под нос, несколько раз приносил жене цветы просто так, без повода, а она делала вид, что верит его словам про командировки, совещания и курсы.

А в октябре появилось место в детском саду. Ярослава вышла на работу и тут же подала на развод. Сказать, что муж был обескуражен — не сказать ничего, ведь он пребывал в полной уверенности, что жена не в курсе его похождений. Узнав истинное положение дел, он устроил скандал, обвиняя жену в меркантильности.

«Продажная баба!.. Низкая и подлая!.. Правильно, что таких как ты, называют «бытовыми прoституткaми»! Значит, сидела на моей шее, ждала, пока ребенок вырастет, а теперь, когда я его поднял, прости-прощай, дорогой, да Думал, что моя жена не такая, а ты такая же, как и все бабы! »

Общие друзья поддержали мужа и отвернулись от Ярославы — расчетливой стерве не место среди нормальных людей. Даже ее мама смотрела на нее с укором — «Как ты могла Решила разводиться, так разводилась бы сразу, а ты… Затаилась, выжидала, держала камень за пазухой… Не думала, что моя дочь такая мелочная и расчетливая».

«Извините, что не оправдала ваших ожиданий» — всем одинаково отвечала Ярослава, но решения своего так и не изменила……

Источник:

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *