Флейта пустоты

Флейта пустоты Алькель вскочил и швырнул инструмент. Флейта хрустко ударилась о камень и раскололась.- Иди ты на север и в горы вместе со своей музыкой! Неужели другого способа нет!Сатоши

Алькель вскочил и швырнул инструмент. Флейта хрустко ударилась о камень и раскололась.
— Иди ты на север и в горы вместе со своей музыкой! Неужели другого способа нет!
Сатоши безмятежно смотрел на разбушевавшегося северянина.
— Успокой своё сердце, воин, другого пути нет. Многие века эта пещера закрыта, и открыть вход может только музыка, которую написал закрывший её оммёдзи и оставил на сохранение в моей семье.
— Ладно, уговорил, узкоглазый. Только учи понятнее и быстрее.
— Это твоя сила познания, северянин. Я могу учить тебя, но теперь только теоретически.
— Что
— Умозрительно. Это была единственная моя флейта.
— Так сделай ещё! Ты же мастер. Я заплачу.
— Нет. Я не беру денег с учеников. Они платят мне своими умениями. Если хочешь играть на сякухати, сделай её сам.
— Но я не умею делать такие дудки!
— Я научу.

* * *
Алькель взмахнул зажатой в кулаке сякухати, но сдержался. Он вспомнил, как долго искал подходящий ствол бамбука, как вымерял правильную длину инструмента, сколько испортил заготовок одним неверным движением. Ему не хотелось повторять этот путь. Викинг шумно выдохнул и воззрился на Сатоши:
— Ты видишь, что у меня ничего не получается Ты плохой учитель!
— Я учитель. Это главное. Всё остальное в тебе. Видишь вершину горы в алых лучах заката
— Да.
Сатоши прищурился, от чего его глаза почти исчезли:
— Говорят, что на этой вершине живёт дзинусигами, который любит музыку. Я бывал там много раз, играл, ничего не просил взамен. Пойди туда, принеси для дзинусигами сакуру. Посади её там. Он любит и цветы тоже. Скажи ему, что я послал тебя и прошу дать тебе свободу духа для игры на флейте пустоты.

* * *
Алькель тяжело сел на землю. Подъём на гору оказался намного сложнее, чем он ожидал. Гора была низкой и пологой, дома Алькель привык лазать по скалам, но долго-долго идти вверх по тропе, кажущейся почти прямой, для него оказалось нелегко. Викинг сидел, тяжело дыша, и успокаивал себя мыслью о том сокровище, которое вскоре станет принадлежать ему.

Он увидел карту случайно, на торгу в Бирке, куда пришёл со своим очередным не особенно-то удачливым ярлом. Торговец клятвенно заверил, что это настоящая карта сокровищ. В доказательство он привёл несколько других карт, которые вели к этой местности, но ни одна из них не была начерчена с такой точностью. Карту явно рисовал человек, который провёл в этих краях многие годы.

Алькель купил эту карту, славно поторговавшись. Его не пугало расстояние, у него был свой драккар. Людей он взял с собой немного, поскольку не знал точного исхода, а платить в случае провала всё равно придётся.
По карте викинги нашли пещеру, которая была запечатана огромным камнем. Любые попытки сдвинуть или разрушить его не принесли успеха. Алькель отправился в ближайшую деревню, чтобы поговорить с жителями, он единственный из всех потрудился научиться местному языку.
Его направили к дому жившего наособицу Сатоши, который и рассказал, что когда-то давно пещеру запечатал местный колдун, а открыть её может только чужестранец, который сыграет на бамбуковой флейте определённую мелодию. Сатоши оказался мастером по изготовлению этих дудок и заодно учителем, готовым показать Алькелю нужную мелодию, и что было вдвойне приятно, денег он не просил.

Уже вторую неделю Алькель пытался извлечь из бамбука хотя бы пару связных нот, но дальше натужного сипения дело пока не пошло. Привыкшего достаточно легко достигать желаемого северянина это бесило неимоверно. Но больше всего его бесила безмятежность Сатоши. Сейчас у него появилась надежда – духи обычно помогают тем, кто приносит хорошую жертву. Алькель встал, поднял лопату и начал копать ямку, рассказывая местному духу то, что велел учитель.

* * *
Через неделю у Алькеля получилось извлечь из инструмента первый звук. Он радовался как ребёнок, порывался бежать и благодарить духа горы, но Сатоши хитро ухмыльнулся и сказал, что ещё рано.

Ещё через месяц Алькель уже сносно играл простые мелодии. За всё это время он ни разу не навестил своих хирдманнов, которые жили в деревне у гостеприимных местных крестьян. Кроме изготовления сякухати и похода на гору, он научился встречать рассвет и провожать закат, часами сидеть и слушать пение птиц в ветвях, размышлять о своих целях и своей жизни по-новому. Сатоши наблюдал за ним, но Алькель не понимал, доволен ли тот его успехами.

Спустя полгода Алькель узнал, что его хирдманны уже пару месяцев назад сбежали, вероятно прихватив и его драккар, но только пожал плечами и снова поднёс к губам сякухати.

* * *
Магическая пещера отворилась с последним звуком чудесной мелодии. Алькель улыбнулся, встал и направился домой, к своему учителю Сатоши.
— Учитель, я открыл пещеру, — сказал он, вернувшись.
— Очень хорошо, друг мой, что там было
— Не знаю, я не смотрел.
— Почему же – прищурился Сатоши.
— Моё сокровище со мной. Это моя душа и музыка, которую я могу играть. Теперь я могу отблагодарить дзинусигами
Сатоши удивлённо оглядел ученика и согласно кивнул:
— Да, теперь самое время.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *