Один день в пожарке

Один день в пожарке Майским воскресным утром Колпаков явился на работу с огромным, во всю левую щеку, фингалом, сине-желто-эеленого цвета с багровыми разводами. Иваныч, увидав Колпакова,

Майским воскресным утром Колпаков явился на работу с огромным, во всю левую щеку, фингалом, сине-желто-эеленого цвета с багровыми разводами. Иваныч, увидав Колпакова, восхищенно присвистнул:
— Колпак, тебя можно на крышу машины сажать, вместо мигалок, солнце затмишь.
— А если яйца дверями прижать он и за сирену сойдет — заржал из угла раздевалки Цезарь. Колпаков молча переодевался, уткнувшись лицом в свой шкафчик. Он и по жизни не блистал красотой, выбитые в
детдоме передние зубы придавали ему жуткий вид, когда он улыбался, а разноцветная гематома не добавляла ему шарма.
— Это где тебя так угораздило — Леха не разделял восторгов караула — ты ж работать не сможешь с такой блямбой.
— А, бандитская пуля, командир, заживет — нехотя ответил Колпаков.- Ты меня дневальным поставь сегодня, я и правда, слегка не в форме.- Колпак криво улыбнулся, подбитый глаз тускло блеснул из глубин огромного фингала. Дежурные сутки прошли спокойно, на несчастье Колпакова выездов было немного и целый день народ над ним подтрунивал, пытаясь разговорить и узнать подробности, но Колпаков отшучивался и упорно молчал.
Подробности вылезли на свет в понедельник, на утреннем разводе. В гараж спустилась грозовая туча с погонами майора и не здороваясь гаркнула : — Колпаков!
— Я. — уткнувшись в пол тихо ответил Колпаков
— Колпачек от торпеды!! — майор Жбаль не в силах сдерживаться заорал в полный голос, аллюром прошелся вдоль строя, остановился напротив Колпакова и, слегка успокоившись, продолжил — Доложи-ка нам,
мил друг Колпаков, от чего в нашем гараже такое сияние Что за благость к нам снизошла и осветила путь наш грешный, а
Колпаков упорно молчал, опустив голову.
— Не знаешь..-зловеще протянул начальник команды — Он не знает. — майор развел руками. — Зато я знаю! Вот! — он выхватил из внутреннего кармана листок бумаги и листок взвился над майоровой головой как хоругвь в крестный ход.
— Пришло с утренней лошадью из Октябрьского райотдела милиции. Доводим до вашего сведения, доводят они, отссука мать их, что рядовой внутренней службы Колпаков, Юрий Александрович, в нетрезвом виде, прикрываясь удостоверением работника МВД, проверял билеты в трамвае 9го маршрута. Нет, вы бля, гляньте на этого красавца, в трамвае, да еще 9го маршрута!. Мало того, этот дебил еще и штрафовать начал!
Народ в строю еле сдерживался. А Жбаль не унимался — И много наштрафовал Судя по светильнику немного, надо было просто улыбнуться, Колпаков, тебе бы весь трамвай деньги сразу отдал, включая
вагоновожатого!
И тут народ не выдержал, гараж взорвался хохотом.
— Молчать! — рявкнул Жбаль.- Бахов, обьяснительную мне на стол!
— Я — Леха в полном замешательстве уставился на майора — О чем
— Угадайте! — с издевкой ответил Жбаль. — Этого с дежурств снять, на работу будет ходить каждый день, пока каждая медяшка в части не будет до блеска отдраена, пока в подвале не будет стерильно как в торпедном отсеке! А в отношении вас, Бахов, решено провести внутреннее расследование, на предмет вашей профпригодности — сухо добавил он.
На этом развод закончился. После развода Бахов сидел у себя в кабинете и сердито смотрел на стоящего перед ним Колпакова.
— Ну, спасибо тебе, дорогой! — Леха злился и было за что — Что мне теперь прикажешь делать
Колпаков переминался с ноги на ногу и тускло светил фингалом — Командир, насчет расследования это Янус понты кидает, поверь. Нашего начфина каждую неделю из вытрезвиловки вытягивают и ничего.
— Ты подвел караул! Изза тебя у нас на одного человека меньше, ты об этом думал, хрен дубовый, когда в трамвай залезал — зло спросил Леха. — Нихера ты об этом не думал, тебе надо было трояк на водяру срубить по быстрому.
— Не на водяру, командир, на цветы. — Колпаков обиженно засопел.- Благородное дело же.
— Благ…- Леха аж задохнулся от возмущения — В трамвае гопстопом заниматься это, по твоему, благородно!
— Я ж не просто так, я ж только у безбилетников. — продолжал гнуть благородную линию Колпаков.
— А сам то билет купил, благородный ты наш — Леха насмешливо воззрился на Юркин фингал.
— Нет, — Юра сокрушенно вздохнул, — и кара постигла меня, окаянного.

 

Из сети

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *