— Подъем! сладкий рассветный сон был прерван самым нелюбезным образом. Я заворчала, щурясь от электронного света. Дисплей планшета при задернутых шторах казался нестерпимо ярким.

- Подъем! сладкий рассветный сон был прерван самым нелюбезным образом. Я заворчала, щурясь от электронного света. Дисплей планшета при задернутых шторах казался нестерпимо ярким. - Что это Ева,

— Что это Ева, кипя праведным негодованием, еще раз сунула его мне под нос.

— Планшет логично предположила я, не понимая, что, собственно, от меня хотят.

— Я вижу! ЭТО что обличающий перст уперся в экран.

А что у нас там Моя страничка ВКонтакте, ага. Запись на стенке. Фото кошки, самозабвенно грызущей мой блокнот, с подписью «Моя муза. Так и пишем».

— Это Алиса, — осторожно уточнила я, — она у нас уже полгода живет.

— Издеваешься, — вспышку гнева сменило ледяное спокойствие. Значит, «моя муза»! А я тогда кто Девка приходящая Да чтобы я, Эвтерпа, подвинулась перед каким-то комком шерсти! Да сколько раз я самолично тебя из творческой зад

— Ева! пришлось сурово повысить голос. Понахваталась словечек, муза, тоже мне.

— из творческого кризиса вытаскивала! нимало не смутившись, патетично закончила та.

Да, вот, если кто не в курсе, знакомьтесь Ева, она же Эва, она же Эвтерпа. Древнегреческая муза поэзии. Да, та самая. Сестра великих муз, дочь Зевса, свет моей жизни и ярмо на мою больную шею. Характер, как вы понимаете, тот еще просто добавь бензин. Миловидная, хрупкая, голубоглазая девушка в мгновение ока превращалась в разгневанную фурию. Взгляд приобретал стальной оттенок штормового неба, молнии из глаз почти физически кололи кожу. В такие моменты никто бы не посмел усомниться в ее родстве с Громовержцем. Проблема в том, что заводилась она по поводу и без повода и так же быстро остывала, забравшись с ногами в кресло и мурлыкая под нос какую-нибудь надоедливую песенку.

Однажды я пожаловалась на вспыльчивую и вредную музу хорошему товарищу, на что тот, двусмысленно ухмыльнувшись, пробормотал что-то вроде «прям как животные все в хозяев» И неправда. Я тихая и спокойная. Обычно.

 

— Ты меня вообще слушаешь!

— А да — я как можно милее улыбнулась и хлопнула глазами. Может, удастся съехать на дурочку

Именно в этот момент Алиса некстати вылезла из-под одеяла и сонно мявкнула на Еву. Та не хуже кошки выгнулась и рассерженно зашипела в ответ. Эх, не прокатило

— Так она теперь еще и спит с тобой! брошено это было таким тоном, что мне стало неловко.

— Не, ну, Ев Это не то, что ты думаешь. Ты это ты. Настоящая муза. А она так образно — замямлив, я почувствовала себя мужиком, которого жена не вовремя застала с любовницей. Две пары злющих голубых глаз уставились на меня, и стенка за спиной показалась не такой уж и жестко-холодной, а вполне даже надежной. Пора брать себя в руки, чего это я, в самом деле

— Значит, так, — одну за шкирку скинула с кровати, другой указала пальцем на дверь, — сейчас все дружненько поднимаемся, идем на кухню, варим кофе и налаживаем взаимоотношения. Все равно воскресное утро уже испорчено.

О, кофе это моя палочка-выручалочка. За кофе муза готова душу продать, если она у нее конечно есть. Чем я беззастенчиво и пользуюсь. Вот и сейчас, глядя на Еву, я невольно умилилась. Закутавшись в плед, обняв чашку с ароматным кофе, хихикая над картинками в интернете она меньше всего походила на бессмертную покровительницу творчества, со стажем в энное количество веков. Скорее на девчонку из соседнего подъезда. Но, может, так оно и должно быть Двадцать первый век, чай, на дворе. Да и мне так проще ладить. Через пару минут к ней на колени запрыгнула Алиса, и муза, на удивление, ее не прогнала, а хмыкнула и что-то зашептала в мохнатое ухо с кисточкой.

Глядя, как они дружно склонились над моим блокнотом, я на цыпочках прошагала в ванную, боясь нарушить хрупкую идиллию. То ли еще будет

N

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *