Последняя глава

 

Последняя глава Их клинки злобно скрестились, и офицер прорычал в лицо пирату Сейчас ты сдохнешь, собака!. Точка. Молодой и талантливый по крайней мере, как он сам считал писатель-фантаст

«Их клинки злобно скрестились, и офицер прорычал в лицо пирату «Сейчас ты сдохнешь, собака!». Точка. Молодой и талантливый по крайней мере, как он сам считал писатель-фантаст Артур Каурый удовлетворенно откинулся на спинку кресла. Нет, ну здорово же получалось! Особенно, если учесть, что за последние несколько дней он практически не спал. Да и как тут уснешь, когда столько дел
Артур поморщился и устало потер виски. Дела у талантливого творца в последнее время шли неважно после череды сомнительных скандалов многие коллеги по писательскому цеху наотрез отказались принимать участие в работе над сборником фантастики, который готовил Каурый. А он ведь так рассчитывал на эту книгу! Другим разочарованием был мистический роман собственного сочинения. Вернее, не сам роман в том, что он написал будущий бестселлер, Артур не сомневался. Но книга, почему-то, не вызвала того ажиотажа в писательской среде, которую ожидал творец. Откровенно говоря, приняли его роман плохо предзаказов не было, а на персональной страничке автора в сети, казалось, вот-вот начнут с шуршанием гулять шарики пиксельного перекати-поля. Оставалось последнее, как полагал Артур, спасение залихватский фантастический роман про пиратов. Нет, только ленивый еще потоптался на этой теме, однако Каурый знал его произведение будет не похожим ни на что, прежде написанное. Блестящая стилизация под Сабатини, но с собственной уникальной фабулой.

И вот уже на протяжение месяца он, не давая себе ни сна, ни отдыха, набивал на клавиатуре компьютера текст будущего шедевра. Останавливаться было нельзя оставалась последняя глава, и Артур уже ясно видел в собственном воображении миллионные тиражи, астрономические гонорары, неподдельное восхищение в глазах юных поклонниц. Это явно стоило того, чтобы чуть-чуть напрячься и чуть-чуть недоспать.

— Злобно скрестились Ты серьезно

Внутренний голос выдернул писателя из мира грез. Артур уже и сам не знал причин этого феномена, впервые проявившегося несколько дней назад может, так давала о себе знать нехватка сна и обилие кофе и энергетиков, которые он потреблял, а, может, в критический момент к нему на помощь приходило собственное подсознание. Как знать, наверное, у всех по-настоящему одаренных авторов так

Каурый нагнулся к монитору, служившему, ко всему прочему, единственным источником света в комнате. Да, «злобно скрестились» никуда не годится. Может, «яростно скрестились»

— Уже лучше.

Каурый вновь застучал по клавишам. «Палуба «Кровавого убийцы» затряслась…»

— «Кровавого убийцы» Что за дурацкое имя… Джек Гловер ходил на «Буревестнике».

Правда Стоп, он же, вроде, читал об этом… Или нет Артур вдруг почувствовал легкий укол совести садясь за роман о пиратах, он даже не удосужился как следует изучить тему, лишь быстро пробежал глазами по коротенькой заметке о Джеке Гловере в Википедии. Так и есть, вот вкладка в браузере пара коротеньких абзацев текста, да старинная гравюра, с которой на него укоризненно глядел усатый мужчина средних лет, увенчанный широкополой шляпой с пышными перьями. Экран монитора едва уловимо мигнул. Ну что такое, неужели в сервис тащить Ничего, когда он закончит свой бестселлер, ему больше не придется волноваться о деньгах. Взгляд Артура вернулся к статье. Н-да, и правда «Буревестник». И как он забыл Ладно, нужно продолжать. «Черный Джек Гловер, этот безжалостный шотландский негодяй, явно не собирался так просто сдаваться…».

 

— Шотландский Черный Джек был англичанином, рожденным в Плимуте.

Усовестивший его внутренний голос, которому Каурый еще пять минут назад был благодарен, уже начинал порядком раздражать писателя. Да какая, к черту, разница шотландец, англичанин Да хоть француз! Француз с Ямайки так лучше! Проклятье, лучше бы про Генри Моргана писал! Каурый пробурчал под нос несколько проклятий, и, сгорбившись, склонился над клавишами пришла пора заканчивать. «Доблестный капитан Артур Куорри ловким движением отбил клинок пирата, и одним ударом сразил Черного Джека Гловера наповал». Точка. Блестяще!

— Одним ударом! Ты!

Голос, ранее звучавший в сознании писателя тихо и размеренно, вдруг стал громким и злым. Впрочем, как Артур понял уже через мгновение, раздавался он вовсе не из глубин его разума, а откуда-то из-за спины. Каурого прошиб холодный пот, и он из последних сил буквально заставил себя обернуться на звук. Позади его кресла стоял нет, парил! в точности тот же самый человек, которого он видел на гравюре минутой ранее. Вот только был он бледен, и, писатель был готов поклясться, через его камзол смутно проступали контуры двери, которая вела из комнаты в коридор.

— Такой дохляк убил меня одним ударом! А-ха-ха! Как-то я бился против трех испанцев разом, и каждый из них нанес мне по ране! Но я все равно убил их всех, и уже тем же вечером отплясывал в таверне Порт-Рояла! Ты, одним ударом, а-ха-ха!

Все сознание молодого писателя Артура Каурого сжалось до простого инстинкта «бежать». Он вскочил с кресла, и опрометью, спотыкаясь впотьмах, бросился к выходу.

— Да ладно тебе, парень! расхохотался Черный Джек Гловер, и приложился к бутылке рома такой же белесой, как и он сам. Просто впредь будь поуважительнее к тем, о ком пишешь, чтобы не приходилось каждый раз таскаться сюда! Точно не хочешь выпить

Пират зашелся хриплым смехом, и вновь приложился к бутылке. Экран монитора моргнул и погас.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *