Доктор

Доктор Огонёк свечи, догорающей и слабеющей, колыхнулся от внезапного порыва ветра, ворвавшегося в дом. Дверь лязгом металла оповестила об госте, точнее, гостях. Один был уважаем, другого

Огонёк свечи, догорающей и слабеющей, колыхнулся от внезапного порыва ветра, ворвавшегося в дом. Дверь лязгом металла оповестила об госте, точнее, гостях. Один был уважаем, другого боялись. В проёме, на границе света и тьмы, стояла фигура во всём чёрном. Подол плаща почти достигал подошв высоких сапог, рука в чёрной перчатке всё ещё обнимала холодную сталь ручки двери, другая же покоилась на плечевой сумке, источавшей запах трав и чеснока. Увидеть этого человека в маске с «клювом» у себя дома было, пожалуй, последним, чего хотели бы житель этого дома. Но хуже, когда доктор приходит сам, без приглашения. Они были вестники смерти, однако они же и были уважаемыми жителями любого города, а их познания во врачевании и анатомии не подвергались сомнениям. Дверь закрылась за спиной доктора, однако в то мгновение, когда сам доктор вошёл в дом, вместе с ним вошёл тот второй гость, неразлучно следующий за каждым представителем этой, безусловно, важной профессии. Точнее гостья, которую никто не хочет видеть у себя дома. Смерть. Половица надрывно вскрикнула под ногой ворона, но вместе с ней и завыл больной, что покоился в тёмном углу комнаты, в окружении родных, икон и связок чеснока. Без слов, будто это не человек, а тень, что пришла забрать очередного последователя, доктор приблизился к больному, на ходу доставая маленький бутылёк с мутной жидкостью. Люди послушно расступились, стараясь не прикасаться к доктору, а некоторые даже отводили глаза от маски, подчиняясь необъяснимому страху. Нависнув над кроватью, как гриф над ещё живым кроликом, доктор бегло осмотрел руки и лицо больного, всё остальное было скрыто простыней. Оспа, что бесчинствовала в это время, забирала миллионы жизней и за что было прозвана «чёрной смертью», и она не обошла и этот дом. Нарывы заполонили руки и лицо больного, лопались от простого прикосновения, рубцами поражая кожу. Он был болен уже давно и лечению не подлежит, но… Движения быстры и точны, словно перед доктором лежит кукла, хотя для него не имело значения, кукла или человек. Маленький надрез чуть выше запястья и кровь весёлой струйкой потекла из тела. Он был профессионалом. Оспины, что не успели налиться жидкостью, были вырезаны, другие нещадно прижгли. Мутная жидкость из бутылька закапана на каждую рану и в надрез на запястье, остаток просто залит в рот больного. Больше он ничего не мог сделать, лишь встал и вручил женщине, по видимому матери больного, склянку с ещё одной жидкостью. Яд. На бирке всё было расписано, нет нужды пояснять. Женщина скоро убрала склянку на стол и протянула доктору увесистый тканевый мешочек. Судя о звону, оплата. Ворон не отказался от денег, лишь еле заметно кивнул, уловив взгляд потухших глаз женщины через стеклянные глаза маски. Его работа закончена, но в этом доме ему не рады.
Солнце плавно плыло к горизонту, с каждой минутой окрашиваясь в более яркие цвета, но с каждой минутой приближаясь к своей гибели. Доктор невольно засмотрелся на закат, но холодный, будто мёртвый голос привёл его в чувства.
-И что дальше Долго ты ещё будешь мне мешать
Спутница, что тенью следует за ним, с насмешкой уставилась на ворона, ожидая ответа. Доктор не ответил, молча пошёл в одному ему известную сторону. Ему и его спутницей.
Мрачный переулок, куда пришёл человек в маске, источал невыносимый запах помоев, нечистот и отходов, но от этого букета ароматов спасали травы, что были набиты в самом клюве. И которые доктор так не любил и которые так раздражали нос. Крысы, снующие повсюду, как маленькие, а местами и не очень, шерстяные шарики, противно пищали и так и путались под ногами. Они не боялись, ведь они были единоличными правителями этого проулка, а вскоре и, возможно, всего города. Маленькая блеклая дверь, ведущая в подвал, была целью Ворона.
Точнее что за ней находилось.
-Простой человек мою лавочку не найдёт. Чем могу быть полезен- «Дверь была маленькой для незаметности, или что бы входящий кланялся хозяину» промелькнуло в голове у доктора, входя в узкое, но довольно длинное помещение, больше напоминая коридор. Стены с обеих сторон были заставлены полками с разными сыворотками, пучками трав и мешочками с неизвестным содержимым. Источником света был только один факел, что находился около грузного, но заметно малого роста, мужчины за прилавком. Лицо его исказили шрамы и рубцы, видимо, от оспы, но ему повезло пережить эту схватку с природой. Мимические морщины говорили о довольно приличном возрасте господина, порядком половина века, что уже было значимо, но маленькие свинячьи глазки, неустанно бегающие по силуэту вошедшего, в полумраке света факела не то, что бы не внушали доверие, но просто отторгали от этого человека.
-А, господин Ворон снова посетил мою скромную обитель. Вам как обычно-И без того маленькие глазки с прищуром уставились на чёрный клюв. Доктор кивнул.
-Отлично. Один момент.- Продавец быстрым шагом скрылся в подсобном помещении, дверь которого сливалась со стеной. Спустя несколько мгновений вернулся.- Вот здесь всё, что вам надо.
Ворон взял довольно увесистый мешок и подвесил его к поясу, положив взамен на прилавок мешочек с монетами, что недавно получил. Оплата была завышена, относительно цены полученного, но это было не важно. Глаза продавца сверкнули от звона монет кошеля и он быстро спрятал его под прилавок.
С ним приятно иметь дело, подумал торговец, но Ворон был уже около двери. Не сказать что то торговец не мог и просто крикнул в спину уходящему доктору «удачи». Ворон на секунду остановился, уже стоя в дверях, но лишь на секунду.
Солнце уже ступило за горизонт налившись алым цветом. Догорающей закат был прекрасен, до ужаса в сердце прекрасен.
-Сколько у меня осталось времени- Охрипший голос доктора звучал непомерно громко в пустом переулке. Закатив рукав, вся рука Ворона была поражена оспинами, зудящими и отдающими болью.
-Успеешь помочь нескольким обречённым.-Скучающим голосом отозвалась Тень, что наблюдала за закатом.
-Большего и не надо.- Покрыв руку бинтом, пропитанным пахучей жидкостью, Ворон закрыл её рукавом и двинулся в город, где его ждут.
Закат сгорал в пламени своего огня.

 

Sadist

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *