Как я ночевала в избушке Бабы Яги

Как я ночевала в избушке Бабы Яги По воле судьбы, в лице которой выступал главный редактор нашей областной газеты, я попала в самый глухой уголок области. Деревня была почти умирающая, но в ней

По воле судьбы, в лице которой выступал главный редактор нашей областной газеты, я попала в самый глухой уголок области. Деревня была почти умирающая, но в ней проживала преклонных лет женщина, которая знала местные легенды. Для пополнения рубрики о родном крае я и отправилась в глухомань. Деревня Подлипы стояла на краю леса. Весь день я провела в разговорах со старожилкой Анной Афанасьевной, записала легенды о водяных, мельницах, что сами по себе мололи ночью зерно и прочее.

— А еще в нашем лесу жила самая настоящая Баба Яга, — напоследок сказала словоохотливая старушка. Поэтому мы, когда собирались за ягодами, грибами, обязательно кланялись лесу в пояс и просили прощения и помощи.
— А прощения за что
— Ну как же, — удивилась Анна Афанасьевна, — ведь покой нарушали, то аукаемся, то слишком грибочку радуемся, то смеемся. А ей беспокойство. Но надо сказать в ту часть леса мало кто осмеливался ходить. Пару лет назад у нас в Подлипах появилась старуха. Очень странная на вид, в таких лохмотьях даже после войны не ходили. Старуха выбрала себе для жилья пустующий дом. Наш председатель сельсовета ходил к ней узнать, по какому праву она туда вселилась. Так старуха сказала, что ей хозяева разрешили пожить. Проверить было невозможно, о хозяевах дома давно ни слуху ни духу не было, так старуха и осталась у нас. Паспорта у нее не было, сказала, что потеряла, пенсию она не получает. Одним словом, особа странная.

— Как же она живет без пенсии удивилась я. Ведь надо есть пить, дров привезти, угля купить, за свет заплатить.
— Дрова она на своей спине из лесу таскает, во-от такие вязанки. Огород обрабатывает, ни разу трактор не наняла, сама пятнадцать соток копает, ягоды выращивает, клубнику, смородину, крыжовник. И не помню, чтоб у прежних хозяев такой урожай был. А тут морковка ровная, длинная, огурцы будто по линейке кто мерил, капуста тугая, лук золотистый, ягоды все крупные, ни единой червоточинки. А если в лес бабка пойдет, то мешок грибов тащит или здоровенную корзину ягод. Утром на рынок уходит, а до него семь километров топать. Только к обеду возвращается, так и зарабатывает.

Подлипы были очень красивой деревней. Наступала ранняя осень и утренняя прохлада, красивые лилово-розовые рассветы, густые туманы волновали душу и навевали странную грусть. Захотелось остаться в деревне хотя бы на пару дней, подышать этим воздухом, прогуляться по лесу.

— Оставайся, — обрадовалась Анна Афанасьевна. Мне одной скучно, хоть какая душа рядом будет, а то лишь с кошками и курами разговариваю.

И я осталась. Хотела на день, но жизнь в деревне так увлекла меня, что я провела в глуши целую неделю, много писала. Отсутствие удобств компенсировалось красотой окружающей природы и тишиной. Я быстро познакомилась с немногочисленными жителями деревни, встретила и старуху, о которой упоминала Анна Афанасьевна. Она была не разговорчива и быстро прошла мимо меня.

Перед отъездом я решила пройтись по лесу. Деревья только-только покрывались первой желтизной. Анна Афанасьевна сразу предупредила, чтобы я далеко не заходила.

— А то наткнешься на старухину избушку, — добавила она.

 

Я, разумеется, только посмеялась. Побродив по лесу где-то с час, засобиралась назад, но не тут-то было! Резко начало темнеть, на небе появились тучи и пошел такой сильный дождь, что я быстро промокла. Дождь был ледяным, я замерзла, кинулась было искать тропинку, но, как назло, деревья становились все чаще, и скоро я поняла, что заблудилась. Уставшая, насквозь промокшая, я брела по лесу и не плакала, а скулила, как собака. Тогда мне казалось, что весь мир бросил меня. Руки, ноги от холода почти ничего не чувствовали. Ветер разметал тучи на небе и показалась луна. Стало еще страшнее, лес в е свете стал как из фильмов ужаса, словно залит сиреневой дымкой. Листья шуршали, и мне казалось, что они разговаривают. Тогда я поняла, от чего люди могут сойти с ума, во всяком случае, мой рассудок уже грозил покинуть меня. И вдруг я вышла на свободное пространство, лужайку. Она была небольшая, посреди на четырех столбиках стояла избушка. Видно было одно окошко с криво висящей ставенкой. Я поднялась по ступенькам, толкнула дверь, вошла. Внутри было тихо и пахло плесенью, чем-то затхлым, старыми нестираными тряпками. Я включила фонарик на телефоне, от самого телефона толку не было сеть отсутствовала. На столе были чашка и ложка, под окном стояла скамья. Я решила переждать ночь в избушке, в ней хотя бы не чувствовался ветер и не лило на голову. Я заперла дверь на деревянный засов и подумала, а на чем же мне спать На скамейке смогла выдержать недолго, все тело сразу затекло, было неудобно. И решила полезть на лежанку, на ней были свалены какие-то тряпки. Я натянула капюшон куртки на голову, чтобы не пачкать волосы, и закрыла глаза. Сон как-то быстро одолел меня. Было так хорошо, уютно, мокрая одежда не тревожила, более того, мне казалось, что лежанка подо мной теплая. Ночью снились какие-то чудесные сны и казалось, что я маленькая, а покойная уже мама качает меня на качелях.

Проснулась я от яркого света, было утро, внутри избушка выглядела не ухоженно, но вполне прилично, пол был из крепких досок, сора особого нигде не валялось, видны были только листья, залетевшие в окно. На душе было спокойно и хорошо, одежда за ночь высохла, тело от того, что я лежала на жестком, не болело, наоборот, я чувствовала прилив сил. Я вышла из избушки и через несколько минут обнаружила тропинку.

Хозяйка моя была встревожена.

— Мы уже в район хотели звонить, — сказала она. Куда ты запропастилась, милая.

— Все нормально, я в лесу ночевала.
— Никак избушку этой нашла Анна Афанасьевна даже понизила голос.
— Кого этой не поняла я.
— Бабы Яги.
— Ну да, ночевала в какой-то избушке.
— Как тебе было, тепло или холодно
— Печка теплая, спала как младенец. Отлично было!
— У нас есть поверье, если встретишь избушку, проведи в ней ночь. Коли тепло и уютно, жизнь твоя наладится, а коли зябко и плохо жди беды.

Я не поверила Анне Афанасьевне, собрала вещи, попрощалась со старушкой и отправилась домой. До райцентра нужно было идти еще пять километров. На краю деревни я обернулась и увидела старуху, глядевшую мне вслед. Она как-то робко подняла руку и я с радостью замахала ей в ответ.

Надо сказать, до той командировки у меня в жизни было много проблем, просто как камни друг на друга громоздились. Иной раз мне казалось, что не хватает маленького камушка, чтобы полностью, по самую макушку засыпать меня. И, как ни странно, все мои неприятности как-то рассосались. Наладилась личная жизнь, я поменяла работу на более денежную, позволила себе путешествие, а раньше не могла об этом даже мечтать. Связано ли все это с моей ночевкой в избушке Сомневаюсь. Я много работала, чтобы добиться успеха. Но иной раз, вспоминая теплую печку, уют маленькой избушки в лесу, думаю, что в нашей жизни еще много непонятного и неизведанного.

Из сети

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *