Девятнадцать секунд

Девятнадцать секунд - Смотри куда прешь, урод! - облаял меня из проезжающей мимо машины толстяк. Я завистливо посмотрел вслед заносчиво моргнувшему габаритами Мерседесу. Везет же некоторым.

— Смотри куда прешь, урод! — облаял меня из проезжающей мимо машины толстяк. Я завистливо посмотрел вслед заносчиво моргнувшему габаритами Мерседесу. Везет же некоторым. Решив больше не искушать судьбу, я откатил велосипед на тротуар и принялся ждать пока фигурка человека на табло светофора не зажжется приветливым зеленым светом. Серые улицы мегаполиса осточертели до ужаса. А в совокупности с мелким, непрекращающимся уже третий день, дождем, вызывали стойкое желание покончить жизнь самоубийством. Сейчас, на фоне старательно выращенной моим начальством и представителями коллекторских агентств депрессией, это уже не казалось таким ужасным выходом из сложившейся ситуации. А ведь все так хорошо начиналось

***

— Это легкие деньги, сам посчитай! — горячо убеждал меня Димон, мой сосед по комнате в студенческом общежитии, — Эти лохи не местные, вообще не шарят.
Дело действительно казалось плевым. Нужно было перевезти пакет с грузом из точки А в точку Б. Расстояние всего сорок километров, из них двадцать по городу. А платят так, как будто мы его пешком на Камчатку должны отнести.
Это здорово напрягало. Уже зная свой ответ, я подозрительно крутил носом глядя на прыгающего передо мной кента. Не встречаются в природе студенты, которым не нужны деньги. А живущим в институтской общаге, тем более. Жрать нам хотелось всегда. Чувство голода выдавалось седой комендой, с прокуренным голосом и толстой бородавкой на носу, вместе с погнутыми ключами от, грязных, наполненных тараканами и пожелтевшими бычками, комнат.
Мы с Димоном с первого курса скорешились. Жили втроем в одной комнате. Я, Димон и гламурный Валера, который по непонятным причинам оказался с нами в одном блоке. Как-то пьяные старшаки решили прокачать молодых за беспорядок на общажной кухне. Вот тут-то мы и выяснили, кто есть, кто. Белозубый качок Валера самый первый схватился за тряпку и побежал оттирать засохший на стенах кетчуп. Хотя, судя по виду пятен, они больше напоминали кровь жертв Сталинских репрессий. Ну, по возрасту, они точно были ровесниками.
Мы же с черноволосым и худым парнем выбрали путь воина. Правда не учли, что на этой дороге встречаются не только честные поединки. Весело, с огоньком, отпинав нас толпой, старшекурсники подняли свой авторитет на необходимый уровень и уползли дальше бухать в свой блок.
Стряхнув кровавые сопли на пол, я посмотрел на товарища по несчастью единственным открывающимся глазом.
— А ты молодец, не сдрейфил, — протянув руку новому другу, представился, — Максим, можно просто Макс.
— Димон, — ответил паренек и поморщился, ощупывая челюсть.
— Вы офигели — Валера уставился на нас, хмуро сдвинув брови, — кровью своей всю кухню заплевали. Ща убирать будете!
Переглянувшись с Димоном, мы накинулись на шестерку восстанавливая потрепанные честь и достоинство.

Пару раз нам везло. Товар перевозили удачно. За два часа работы мы получали пухлую пачку купюр от лысого молчуна, который принимал у нас посылки. А вот потом начались проблемы. Нет, это были не менты, а длинный нос Димона. Очень уж ему было любопытно, что же мы такое возим Этот придурок вскрыл аккуратно посылку и выудил маленькую таблетку красного цвета. А так как он был любопытный, а не жадный, он щедро подкинул ее в мой сок и замер в ожидании предстоящей реакции.
Итог известен. Анафилактический шок, скорая, больничка. Три долгих месяца восстановления после операции.
О том, что это работа Димки я догадался позже. Одногруппники не хотели говорить мне о смерти товарища. Через два дня после того, как меня увезли на скорой, трое людей в масках ворвались в нашу комнату. Перевернули вверх дном весь блок и шлепнули моего товарища перед уходом. Незавидная участь.

***

Я выжил, но в наследство получил приступы астмы, работающую на шестьдесят процентов печень и очень слабый иммунитет. Неизвестная таблетка жестоко нагнула мой организм, а врачи так и не смогли определить ее производные. Инвалид в девятнадцать лет. Сбылась мечта идиота. Ни нормальной работы, ни девушки, ни будущего.
— Эй, ты че спишь — на плечо легла тяжелая рука неизвестного мне мужчины. Махнув головой в сторону светофора, он дружелюбно усмехнулся, — зеленый уже.
— Спасибо, — я дернулся в сторону зебры, но рука неизвестного крепко вцепилась в мою куртку.
— И еще, — в глазах незнакомца мелькнула зловещая тень, — никогда не стоит брать чужое.
Дыхание перехватило от острой боли в боку. Выдернув нож, убийца перешел через дорогу и затерялся среди многочисленных автомобилей, сливающихся в разноцветную змею из металла.
Завалившись на велосипед, я зачарованно смотрел на бурые пятна крови, проступающие через старенькую джинсовую куртку. Неужели все случится вот так В глазах начало темнеть. Поплыли мутные пятна. Врут все Никакого света в конце тоннеля Просто темнота

 

— Смотри куда прешь, урод! — облаял меня из проезжающей мимо машины толстяк. Я завистливо посмотрел вслед заносчиво моргнувшему габаритами Мерседесу. Везет же некоторым. Что Какого черта происходит Я заснул Дыхание перехватило от испуга и желания бежать немедленно. Пытаясь справиться с приступом, я судорожно искал ингалятор в кармане. Привидится же такое Пара пшиков привычно успокоили нервы. Закрыв глаза, я постарался прийти в себя.
— Эй, ты че спишь — на плечо опустилась знакомая тяжесть. Судорожно вздохнув, я обернулся и испуганно уставился на лицо, искривленное знакомой усмешкой…

***

Дрожащими руками я достал из заначки, спрятанную полгода назад, пачку Винстона. Врачи очень настойчиво рекомендовали мне завязать с вредными привычками, но сегодня был повод пренебречь всеми карами обещанными людьми в белых халатах. Поэтому, тихо проскользнув в чердачный лаз, я устроился на узеньком подоконнике и с наслаждением вдохнул горький дым. Сидя среди паутины и сизого тумана, осмотрелся по сторонам.
— Ну какого хера — не выдержав тишины, я задал вопрос голубю, сидящему на балке под самой крышей.
Тупая птица недовольно курлыкнула в ответ и выскользнула на улицу спасаясь от табачного дыма. Сплюнув горькую слюну, я постарался прокрутить события последних двух часов.
Избежать острого лезвия мне удалось только с четвертой попытки. Каждый раз умирая, я возвращался в тот самый момент, когда меня практически снес лысый мудак на серебристом Мерине. Если в первый раз было страшно, то каждый последующий придавал мне уверенности в том, что все что со мной творится — это безумный сон. В итоге, не дожидаясь вопроса от неизвестного киллера, я молча пихнул его на дорогу. Прямо под колеса тормозящей фуре. Не обращая внимания на крики окружающих, сел на велосипед и поехал быстрее домой. И умер чуть позже, сбитый черным Ниссаном в конце улицы. Нервно поежившись, вспомнил хруст своих костей под колесами автомобиля.
Картинка сдвинулась. Я возвращался в момент за несколько секунд до своей смерти. Прикольный автосейв скажете вы, а вот и ни хрена. Умирать — это больно, очень больно. Возможно это было бы весело, если бы у меня на хвосте не висела банда убийц, желающих меня покатать на этой дикой карусели.
Методом десятков ошибок, я понял — за мною охотятся очень серьезные люди. Не забыли они про ту таблеточку, помнят. И если бы не она, лежал бы я уже в сырой земле доедаемый червяками и опарышами.
— А ведь я теперь супергерой, — мелькнула в голове мысль, и я горько усмехнулся.
С пыльного стекла чердачного окошка на меня смотрело отражение худого лица с желтоватой кожей и впалыми глазами. Супергерой, как же.
На лестничной площадке послышались чьи-то шаги и приглушенный шепот. Сквозь щель в двери были видны силуэты двух бугаев, колдующих над замком в мою квартиру.
— Работаем чисто, он профессионал, — предупредил напарника тот, что был пониже, — Валера к нему даже подойти не успел. Бросил его под машину и скинул хвост. Джеймс Бонд хренов.
— Все будет в шоколаде, босс, — отозвался лысый бугай и спрятал отмычки в карман, — готово.
Молча кивнув, коротышка пихнул перед собой здоровяка и нырнул в квартиру следом.
Страха не было. Скорее раздражение. Ворвались в мою жизнь, мою квартиру. Планируют перевернуть все внутри и пристрелить меня так же, как Димона. Может просто сбежать Ну уж нет.
В углу чердака валяется стопка битого кирпича, ритуальный подарок от строителей дома. Беру по одному в каждую руку. Уже не скрываясь, спускаюсь по лестнице вниз и открываю дверь домой. В коридоре никого. Однако, стоит мне только зайти на кухню Один из них спрятался в ванной. Второй пытался умоститься за холодильником. Короткая драка и теплая кровь заливает мое горло не давая дышать
Спускаюсь по лестнице вниз и открываю дверь домой. В коридоре никого. Я знаю где вы прячетесь. Открываю дверь в ванную и швыряю кирпич прямо в морду коротышке. Завизжал как девчонка. Обрывок рассеченной губы свисает между окровавленными пальцами бедолаги.
— Да ты ох…л! — второй громила выбрасывает руку вперед.
Яркая вспышка туманит сознание. Запястья туго сжимают браслеты наручников. Неужели попался У меня есть еще несколько секунд! Плечом оттолкнув здоровяка, бегу на кухню и прыгаю в светлый квадрат окна. Треск оконной рамы и звон осколков. Разбитое стекло сильно режет щеку, но это уже не важно. Потрескавшийся асфальт все ближе и ближе

***

Взвизгнул бензорез и дверные петли ослабли. Вывернув дверь в сторону, в коридор протиснулся плечистый мужчина с надписью МЧС на форменном комбинезоне. Деловито отжав дверь к стене, пропустил внутрь молоденького лейтенанта полиции.
Совсем еще пацан оценил участкового спасатель и достал из кармана наряд-задание.
— Здесь подпись и тут, — грубо буркнул он, протягивая бумагу лейтенанту, — а здесь — работа выполнена в полном объеме, претензий не имею и дату.
Получив заполненный бланк, спасатель тут же испарился. Участковый тихо осмотрел тесную квартирку. Минимум мебели, в холодильнике пол палки дешевой колбасы, плавленый сырок и заплесневелая булка хлеба. В мусорном ведре несколько пустых пачек от лекарств и кожура от банана.
— Отмучался, Максимка
Громкий вздох за спиной заставил обернуться. Пожилая женщина в черной шали с любопытством шарила глазами по стенам в поисках чего-нибудь ценного.
— Вы кто Почему зашли
— Так соседка я, Валентина Николаевна, — испуганно заморгала женщина и попятилась назад.
— Знали погибшего — жестом остановив женщину, участковый присел на скрипучий стул и достал из папки чистый лист бумаги.
— Конечно, — кивнула Валентина и доверительно зашептала на ухо полицейского, — блаженный он. Мать его, Тамарочка, восемь лет как померла. Сиротой он остался. Наркотиками баловался. А как в больницу попал — успокоился. Вот только с головой у него совсем плохо стало…
Невыразительная мелодия телефона прервала рассказ женщины. Участковый молча выслушал несколько фраз и нажал кнопку отбоя.
— Псих, — облегченно вздохнул лейтенант, — это многое объясняет. Ваш Максимка толкнул человека под машину и скрылся с места преступления. А через несколько часов выбросился из окна своего дома. Сейчас с лаборатории звонили. В крови погибшего обнаружены следы ЛСД.
— Видела, я, — часто закивала головой женщина, — бедный, умер то он не сразу. Упал на клумбу, кровью харкал. Как будто сказать что хотел. Я как раз во дворе Борьку, кота моего выгуливала…
Проводив постоянно крестящуюся женщину, лейтенант в последний раз осмотрел пустую квартиру. На глаза попался маленький осколок кирпича, покрытый бурой субстанцией. Неужели кровь Брезгливо понюхав камушек, лейтенант оглянулся по сторонам и закинул его под ржавую ванну.
— Псих, и дело закрыто, — успокоив себя, он быстро вышел из квартиры и начал опечатывать дверь.

Автор Кирилл Водинов
Группа автора апокалипсиса

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *