Восхищение вертикалью

Восхищение вертикалью Завтра рванули в горы А Чуть свет и туда! Ну, за горы. Вздрогнем! А между первой и второй И хрустнул огурчик, зашумела ветчинка во рту. Двумя пальцами отщипывалась черняшка

Завтра рванули в горы А Чуть свет и туда!

Ну, за горы. Вздрогнем! А между первой и второй И хрустнул огурчик, зашумела ветчинка во рту. Двумя пальцами отщипывалась черняшка бородинская, радостно нюхалась перед отправкой в рот. Ох-х. А груздей бы соленых Есть! Ну тебя! А давай под груздочки. Дззынь. Ну, давай. Да брось ты, какие пельмени! Всего же на столе. Как знаешь

Как знаешь, дорогой. Только вот ты мне так и не ответил. В горы завтра, как смотришь А Картофана возьмем, тушенки. Сто лет. Сто лет ведь прошло, как не виделись!

И придавить еще одной, пока вода на пельмени не закипела. Сигареткой добить. Не куришь Красава! А у меня чего-то закончили есть Оставил кто-то, ага Из гостей, ага Понял тебя. Класс.

Чуть дернули в сторону окно. Щелк-щелк. Да что ты будешь делать. Щелк. О! дым застелился вялыми всполохами к потолку. Кухня начала немедленно пахнуть кухней, на которой гулянка. А помнишь, как первые сишки курили Кто у бати мызнет из пачули, кто у старшего брата. Палочкой зажимали, да-да! А кто чем. Кто хвою жевал, кто полынью пальцы растирал. Было.

Я встретил его совершенно случайно. Будто он из портала вышел. Так происходит всегда, когда тебе это столкновение с прошлым на дух не нужно. Он был мне даже не одногруппник. Одноклассник! Школа стерлась из памяти, измелькалась смутными вспышками незнакомых лиц. Черт дернул зазвать в гости. Просто. Бездумно. В школе не дружили. Даже общались слабо. Вспомнить ноль. Шаблонные урывки каждого, кто хотя бы однажды бывал на уроке, сиживал за партой, дежурил по классу и прочая муть. Надежда была на водку. Она умеет находить темы для разговора и помогает вести дискуссию на любой заданной высоте. Но к нему прилепились горы. Намертво. Без возможности высотной гипоксии.

Посидим, слышь Воздух. Красота. Когда еще так посидим! Да кухня она кухня и есть. Ну, пожевали, потрындели. А горы это нееет. Это другое дело!

Ну, давай. Еще по одной. Тресь. Ф-фуух. Под пельмешки замечательно кстати.
Внутри потеплело, захорошело. Стало комфортнее. И не такой он уже стал чужой. Не такой уж ни о чём. Как-никак, а из одного класса. Время потекло аппетитней. Логика происходящего досадно махнула рукой. Ты чего туда лезешь беспрестанно В соцсети Не, меня даже нигде нет в этих соцсетях. Трата времени, считаю. Долгая беседа о телефоне, как о средоточии всего. Да чего они смотрют там в нем чего там интересного-то

Музыка. Какую бы только не приспичило послушать. Всё, что угодно. Никаких поездок в музыкальные магазины. Они хоть остались еще Раньше захотел кинишко посмотреть лупи в синему или в прокат. Сейчас в телефоне. Сколько угодно и какого нужно года выпуска. Хоть с титрами, хоть дублированное, хоть немое, хоть глухое. Книги видел сколько стоят В телефон! Скачал читалку, набросал томиков учитайся. Если совсем тупой вот тебе игры. Какие угодно! Личные кабинеты, счета, все данные, все ближайшие мероприятия и встречи. Всё в телефоне. Всё. Хорошо это не хорошо, не в этом и дело. Факт в удобности. Моментальный доступ к любым видам искусств и развлечений. К любым деловым программам и офисам. Только делай. Только живи. Поехали еще по одной.

Ну, вот зайди в этот телефон. Что он тебе Воздух горный покажет Неет.
Зря ты так смеешься. Почему кавказцы почитай все долгожители Потому что! Покачемучто! Умеют люди отличать прекрасное от мертвого. У каждого из вас робот в кармане, которому вы все свои данные слили. Добровольно. И робот этот все умнее с каждым днем. У меня У меня вот! Есть игра «Змейка». Зеленая кнопка ответить, красная не ответить. И трындец. За глаза.

И еще вздрогнули. Ничегоо. Прорвемся! Как дырка на мотне. Заскрипела услужливо пробка на второй, подмороженной, отлежавшейся. Он бросил закусывать. Посидел с поднятой рюмкой, храбро выдохнул. Дал внутрь. Кашель. Робкая капля, ударившись мимо рта, потекла по подбородку.

 

Мосты Сжигать мосты. И в горы.

Никогда не понимал этой пиромании, нелепо направленной на уничтожение мостов. Особенно за собой. Прошел по нему и пусть себе будет дальше. Для других. Никто, кстати, не застрахован от возвращения. Если только тебя не уперли в свежевыструганном. За горизонт событий. Понятно, торчать на мосту, ни туда ни сюда, не дело. Стремление к движению вперед очень здоровое чувство. Но к чему же идти вероломно, разрушая. Отказ от собственного опыта получается. От миллиона эпизодов породивших тебя настоящего. А эти Новое поколение кретинов, таких же как и мы, которые постоянно радостно призывают «обнуляться». Стирать все наголо. Что за юношеский понт такой. Мосты нужно строить, а не жечь. Пусть будут. Пусть.

Как там И спуска-аемся вни-и-из с покоренных верши-и-ин С покоренных, понял Даа. Оставляя в гора-ах, оставляя в гора-а-ах свое серррдце-е-е.

Очередную он не допил до дна. Отставил. Закурил. Я оценил его усталость и подумал о своих друзьях. Настоящих. Не этот черт из портала, а те мои. Которые всегда. Как же мы теперь проводим редкие мгновения встречи, мой друг Мы выпиваем с тобой бутылку водки. Под преступно хрустящие бочковые грузди и обжигающие пельмени. Всё так же. Перекуриваем, если опять не бросили. Долго смотрим друг другу в глаза, крепко жмём руки и расходимся.

И мы не ударяемся пить следующие четыре дня, нас не берут в охапку менты, мы никого не бьем, и нас не отоваривают по остаткам зубов. Мы не пишем ночное признание в любви на номер, обладательница которого вызывает у нас коленную дрожь от её красоты. И о ней никто и никогда не должен знать. Мы не лезем в окна, и не вступаем в спор. Нас не захватывает идея революций, жажда насилия. Мы не впадаем в истерику от непонимания и не бравируем познаниями в собственном ремесле.

Мы просто долго смотрим друг другу в глаза, крепко жмём руки и расходимся. Чтобы выпить чаю и спать. И это не оттого, что мы «взялись за ум», «включили мозги», у нас появились стимул и цель. Это мы просто стареем, брат. И, с каждым днем, мы будем преуспевать в этом всё значительнее и значительнее.

А взять высоту Такие, понял Такие Чик-чик. Высоту взяли. И разбили лаг лагерь. Оп. Разбили. И дышать. Дышать воздухом, понимаешь Красота какая будет. Там. Разговооры эти все. Эти груузди твои. Всякая эта Мелочь. Чушь! А с высоты. С высоты, слышь. Всее. Как на ладош На ладошечке. И, самое. Вот как Эти. Эти душегубы. Ведь нет вых Выход. Стояять! Выкусили В горы. Только туда. Наверх. Только туда.

Уложив альпиниста на диван в гостиной, я еще некоторое время посидел на кухне. Бахнул. Приварил чаёк, припил. Выключил свет и стал разглядывать сумрачное.

Луна причудливо шевелила полоску света на подоконнике, качала ее, играла. Было спокойно и светло внутри себя. Как пусто и приятно прожит день. Прожить день. Это уже великое счастье. Почувствовать, как глотка жадно трепещет от вкуса холодной воды. Как воздух, не поместивший всю свою свежесть в легкие, паром стелется из пасти. Увидеть над лесом разодрано-алое, небесное, предзакатное. Услышать ни единого звука. Услышать. Ни единого звука! Удержать подкатывающий ком восторга и желание валяться в снегу, неприятно загребая за ворот. Разорвать слух любимым из наушников. Торопливо начиркать из коробка огня, прикурить. Как же хорошо. Вот бы завтра ещё один денёк. Огромный, целый день. И таинственную, до смешного важную ночь. Такую, как сегодня.

Бриллиантовые переливы и звон в голове вскоре стали превращаться в свинцовую тяжесть. Наклонило в сон.

Он ушел под утро. Максимально тихо, чтобы не беспокоить хозяина. Едва слышно стукнул входной дверью, прихватив из моего кошелька несколько сотен. На снаряжение, наверное. В открытые окна потянуло сыростью утреннего тумана. Спросонья казалось, что туман этот спустился прямо с гор. Чтобы напоминать о той свободе, которой мы так грезим, но ничего для ее достижения не делаем. Ничего.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *