Мечта.

 

Мечта. Говорили, он пришел с востока... Одни считали его безумцем, другие мудрецом. Ктото говорил, что он колдун, спустившийся с гор, другие восклицали пророк, поцелованный Всевышним. В моей

Говорили, он пришел с востока…

Одни считали его безумцем, другие мудрецом.

Ктото говорил, что он колдун, спустившийся с гор, другие восклицали пророк, поцелованный Всевышним.

В моей памяти он навсегда останется усталым путником, тщетно ищущим дорогу к самому себе.

Моя встреча с ним была случайной, но оставила глубокий след в памяти.

В тот день Древний город привычно плавился в лучах палящего солнца, с высоты своих башен наблюдая за погруженными в ежедневные заботы горожанами. Солнечный диск поравнялся с крышами домов, окрасив их в драгоценный золотой цвет. Впрочем, как и каменные стены, и редкую зелень деревьев. Узкие мощеные улочки хитрой паутиной разбегались от центральной мечети к окраинам города, изредка сплетаясь узлами площадей.

В тот день я командовал войском — шумной стайкой мальчишек, вооруженных воображаемым оружием и самой настоящей отвагой. Устав от жары я решительно направил своих воинов к ближайшему колодцу. Веселая болтовня не затихала ни на минуту. Помню, горячо спорили о мечте. Мне тогда казалось, что мечтать можно только о чем-то великом, а все земное сбудется и так, само по себе.
— Торговцем Ты мечтаешь быть торговцем Да разве ж это мечта — я никак не мог убедить друга в том, что он не умеет мечтать.
— Ты просто не понимаешь! Быть торговцем это интересно! Это же караваны, пустыня, другие города, приключения, — друг не собирался отказываться от своей Мечты, но меня это не устраивало.
— Какие приключения у торговцев! с азартом продолжил я, — Когда-нибудь я прославлюсь! Стану великим воином! Все будут говорить о победах во имя Великого Халифа — мою пылкую речь прервал незнакомый голос, заставивший всех нас обернуться и застыть в оцепенении.

Прислонившись к выщербленной белесой стене, стоял незнакомец. Выгоревшая на солнце одежда, обветренное лицо и печальный взгляд таким он остался в моей памяти.

— Будь осторожен с мечтой, она имеет свойство сбываться, — незнакомец пристально посмотрел на меня, — А еще она не прощает предательства. Я знаю, о чем говорю. Я расскажу тебе свою историю.

«Я сын свободного народа пустыни. Моя семья всегда была частью многочисленного, богатого клана, а это значит, другие кочевники считались с мнением нашего шейха, не трогали наших верблюдов и наших женщин.

В моей семье царил уклад, необычный для нашего народа. Отец любил одну женщину мою мать, она до конца своих дней оставалась единственной женой. Отец был предан своей женщине всем сердцем, уважая ее, как равного и оберегая как драгоценность.

Моя мать была прекрасна. Она родила отцу пятерых сыновей, трудилась наравне с мужчинами, при этом вела хозяйство. А еще, мама всегда улыбалась, светлой, ласковой улыбкой, даже когда за пределами шатра свирепствовала буря, от нее веяло спокойствием и уютом. Отец говорил, что все его мечты стали жизнью.

Наблюдая за счастьем родителей я стал мечтать. И не о великих подвигах, не о дальних странах, не о богатствах. Я твердо знал: хочу жить так, как живет мой отец. Хочу всю жизнь любить единственную женщину, смотреть, как растут сыновья.

Пришло время. Я встретил девушку. Она жила в городе и была дочерью торговца. Она была юна и прекрасна, и я точно знал, что мое сердце на веки принадлежит ей. Так же, мне было известно, что я должен взять в жены девушку своего племени, брак между сословиями почти не возможен.

Но я мечтал! Я бережно лелеял свою мечту, надежно хранил ее в своей душе, был верен ей.

И вот однажды

 

Поздним вечером, в час, когда все небо усыпано звездами, а у каждого шатра разожжен костер, на горизонте показался караван. Утомленные пустыней путники нашли приют в наших шатрах.
Среди чужаков был он. Седобородый старец, мудрец (как мне украдкой шепнул отец). Старец был болен, и я всю ночь дежурил у его изголовья, подавал воду и лечебный отвар. На утро путнику стало лучше, он подозвал меня и сказал:
— Я хочу отблагодарить тебя, за твою заботу. И моя благодарность будет ценнее богатств. С сегодняшнего дня все твои мечты будут становиться явью. Будь счастлив.

Караван сливался с песками, скрываясь за горизонтом. Я долго стоял и смотрел ему в след, погруженный в раздумья.

Старец не обманул. Мои мечты постепенно становились жизнью. Мне было позволено взять в жены девушку другого сословия, она стала моей женой не по воле отца, а по велению сердца.

Шли годы, жизнь была в точности такой, какой я представлял ее в своих мечтах. Беды обходили дом стороной. Хозяйство росло. Я, так же, как и мой отец, был женат единожды, моя женщина родила мне троих прекрасных сыновей. Я уважал ее и оберегал.

В тот день мой мир был разрушен.

О, если бы это была война! Я бы сражался, защищая свой очаг, не отступив ни шагу. Я не отдал бы своего счастья.
Но в тот день на горизонте появился торговый караван. Среди обилия прекрасных вещиц сверкнули великолепные алмазы. Ее глаза. Она была невольницей, товаром. Я не смог отвести взгляд, не смог выпустить ее руки.

Пополнив запасы воды, караван двинулся дальше. Я отдал за нее лучших верблюдов.

Моя жена ни чего не сказала. Она, пряча слезы за густыми ресницами, впервые в жизни ушла в женский шатер и осталась там на ночь. А я, одурманенный, опьяненный, провел ночь в объятьях прекрасной наложницы.

Это было предательство.
Я предал не женщину, нет! Я имел право на нескольких жен. Я предал мечту, к которой стремился всем сердцем.

В ту ночь пришла песчаная буря чудовищной силы. Она налетела внезапно. Небо смешалось с землей, каждый вдох казался последним. Буря рушила шатры, рвала на части, разносила по бескрайней пустыне осколки моего счастья.

Та буря погубила десятки душ. Жену и сыновей я так и не нашел, их тела забрала пустыня. Сколько дней и ночей я оплакивал своих любимых, свое счастье, свою мечту Не знаю. Я молил Всевышнего забрать и мою душу. Но он оставил меня жить»

Рассказчик замолчал. Мне показалось, по его щеке скатилась слеза. Он привычным движением поднял с земли свой потрепанный дорожный мешок.
— Я много лет ищу того мудреца. Верю, он может вернуть все назад. Он может вернуть мне мою Мечту.

Путник устало побрел по мощеной улице Древнего города. А мы, мальчишки, в недоумении молчали, глядя ему в след. Я обернулся к товарищу, с которым горячо спорил несколько минут назад:
— Знаешь, а быть торговцем, достойная мечта. Как и мечта быть воином. Главное верить. И хранить ее в своем сердце.

Я не стал воином. Вместо этого — пеку хлеб. Так вышло, что повзрослев я понял, какова настоящая Мечта. Я верен ей.

Мечта не прощает предательства.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *