Мечта фарфоровая

 

Мечта фарфоровая Стояла когда-то за этим чайником в очереди. С самого утра и до закрытия магазина. И со следующего утра. Пришла со своим номерком на руке, еще темно было. Сердце: «Бух-бух-бух» -

Стояла когда-то за этим чайником в очереди. С самого утра и до закрытия магазина. И со следующего утра. Пришла со своим номерком на руке, еще темно было. Сердце: «Бух-бух-бух» — вдруг развалилась очередь, перемешалась Прогонят…

Она молодая еще, худенькая девушка, только три месяца как женой стала. Женщиной. Уже тошнит по утрам. А живут с мужем у его родителей. С бабкой его старой. Ууух, мегера. Ее, молодую, смешливую — ненавидит. За смех ее, за косы роскошные. Шипит, как змея.

В бараке тесно, в их комнате 7 человек живет. Она с мужем, бабка старая, родители мужа, и деверь с женой. У них скоро еще ребеночек родится. А потом и у нее.

Занавески серые какие-то, хотя бабка и заставила ее на следующий день после свадьбы снять все, перестирать, крахмалила, крахмалила Что толку. Курит свёкор тут же. Папиросы воняют, сил нет. А ее тошнит.
Свекор мужик хороший, без толку ее не обижает, даже угомонит иногда бабку: «Цыц, старая, оставь ее. Устала она, молодая еще»

А бабка шипит: «Скобли-скобли полы, ножичком дери, и не на коленях стой, лентяйка, наклонилась и скоренько, скоренько» После смены на заводе прибежала, наварила суп потроха да картошка И все равно вкусно. Ее мамочка научила. С потрохами все вкусно. Вот в детстве там ботву собирали с сестричками. Варили и ели. Пустая вода с травой, а все не так живот урчит.

 

Теперь хорошо. И потроха достать можно, и ножки бывают перепадут Холодец варили на свадьбу наелись.

А сейчас стоит на морозе, пять утра, номерок на руке Не прогнали из очереди. Купит чайник красивый! Бока блестят. Розы на боку, как в сказке. С таким чайником и в бараке — как во дворце! А дадут им с мужем потом комнатку свою. Не на двоих (троих! Третий-то уже под сердцем А, может, доченька замирает сердце), со деверем и женой его, кругленькой мягкой Настей поселят, как станет светло у них в комнате. И занавески белые будут, как бока этого чайника. И никто курить не будет- детки маленькие, им нельзя закашляют, зачишут

После обеда добралась до кассы. Недобро зыркнула рыжая Нинка-кассирша: «Чего тебе Чааайник. Нету! Нету чайников! Кончились! Вот только что!» И хохочет. Беззлобно. Пошутила. Достала сокровище, покрутила Крышку открыла. Вот скол маахонький под крышкой. Это ничего. Какой пузатый! И красивый!!! Заварим чай, с Настей детишек качать будем ночью. Не оставлю для праздников. Бабка не храпит на соседней кровати уже праздник.

Завернула в бумагу, деньги из кофточки припрятанные взяла, рыжая — лыбится. А чайник мой уже. Бегом домой, со всех ног. Ах, какое богатство!!!

Резко темно стало, и опять светло. Как моргнул мир. А она лежит уже. На дороге, на снегу истоптанном. Женщина рядом охает: «Упала, милая Дитятку ждешь небось Ничего, бывает, вставай» Дрожат руки, разворачивают бумагу серую. Двоится в глазах. Два чайника в руках. А, нет. Один! Один, как был. Да только две половинки

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *