/256, 255, 254/

 

/256, 255, 254/ Она сидела на кровати, обхватив колени руками, и пыталась скрыть дрожь. Можно было снять мокрую одежду, укутаться в простынь - наверняка именно на это и рассчитывали охранники,

Она сидела на кровати, обхватив колени руками, и пыталась скрыть дрожь. Можно было снять мокрую одежду, укутаться в простынь — наверняка именно на это и рассчитывали охранники, отправляя ее в холодную камеру, — но она не собиралась доставлять им такого удовольствия.

/245, 244, 243/

В коридоре послышались шаги, позвякивание ключей. Железная дверь щёлкнула, потом заскрипела — кто-то вошел внутрь.

Она не повернулась, продолжая смотреть в одну точку. Лишь отметила про себя, что ее, видимо, считают совсем не опасной, раз решили говорить с ней с глазу на глаз.

Что ж, тем хуже для них.

/232, 231, 230/

— Замерзла — спросил мужчина. В его голосе отчетливо прозвучала насмешка.

Не дождавшись ответа, он сделал несколько шагов (дверь за ним закрылась) и подошел вплотную к кровати. Теперь ей стали видны его лакированные туфли и темные брюки с идеальными стрелками.

Плевать на него. Нужно только считать, а он пусть говорит, что хочет.

Несколько мгновений мужчина просто стоял, а потом резким движением схватил ее за волосы и запрокинул голову.

Ей удалось сдержать крик боли, но не взгляд. Быстрый, полный страха и отчаяния. Всего на мгновение он задержался на бледном, самодовольном лице с черными глазами, тонким носом и пухлыми, искривленными в усмешке, губами.

Она тут же отвела взгляд и расслабила лицо, стараясь не морщиться от боли в затылке и шее. Но гораздо сложнее было сдержаться и не начать считать быстрее.

/205, 204, 203/

Прошло еще несколько секунд, прежде чем его пальцы разжались и девушка смогла опустить голову.

— Гордая Ну-ну, посмотрим, что останется от твоей гордости к концу нашего… разговора, — сказал мужчина, сделав ударение на последнем слове, и сел на кровать напротив.

Она следила за ним боковым зрением. Когда как он ослабил галстук и начал снимать пиджак, ее внутренности скрутило от нехорошего предчувствия.

Спокойно. Дышать ровно. Не позволять сердцебиению сбить ее с ритма.

/188, 187, 186/

— Не буду тебе врать — я даже немного восхищаюсь вами. То, что вы вчетвером сделали, просто невероятно. Хотя, знаешь, лично я не верю во все эти сказки — дескать, ваши силы взялись из ниоткуда, вы объединились и стали бороться за свободу.

Аккуратно положив пиджак рядом с собой, он расстегнул пуговицы на манжетах.

Не ускоряться. Не отвлекаться /171, 170, 169/

— Мы могли бы убить вас прямо сейчас, но где гарантия, что вам на смену не придут другие.. Мне говорили, что ты отказалась разговаривать с нашими людьми. Но у тебя все еще есть шанс уладить дело по-хорошему. Иначе… есть много способ заставить заговорить, особенно девушку. Особенно, когда вокруг около сотни солдат, которые торчат на этой чертовой базе несколько месяцев.

Пуговицы на рубашке. Одна, вторая, третья.

Нет, не сбиваться /158, 157, 156/

— Знаешь, мы тут поспорили, кто из вас самый сильный, а кто — самый слабый, — сказал он, видимо решив, что его угроза понята и принята, и теперь желая сменить тему. — С сильным мы, конечно, сразу определились, а вот слабость… мой товарищ считает, что это воздух. Я же голосую за тебя, Аква.

Снял рубашку, аккуратно сложил. Девушку все сильнее била дрожь, но уже не от холода. Она заметила, что очень напряжена и поспешила расслабиться — ей нужно экономить силы, скоро они ей понадобятся.

/138, 137, 136/

— И, глядя на тебя сейчас я все больше убеждаюсь, что победа в этом споре будет за мной. Ведь в этой камере только ты и я. Ты, супергерой, и я — всего лишь простой человек, у которого даже оружия нет. Так почему сейчас тебя, а не меня, трясет от страха

Девушка понимала, что ей стоило бы заговорить с ним. Потянуть время, хотя бы ненадолго отсрочить неизбежное. Но она не могла заставить себя открыть рот. Во-первых, дрожь в голосе и стук зубов выдали бы ее панику. А во-вторых, она очень боялась сбиться со счета.

/125, 124, 123/ Сейчас это самое важное.

Он снял ремень и, чуть помедлив, спрятал его под пиджак. Девушка мысленно усмехнулась — значит, все же боится. Хотя и не того, чего следовало бы.

— Мне даже интересно посмотреть, что ты будешь делать теперь, когда рядом нет ни капли воды.

/116, 115/ Меньше двух минут остается. Меньше двух. Слишком много.

— Ну что Ты все еще не хочешь говорить А может…

Он поднялся со своего места, подошел к ней и потянулся к ее затылку. Девушка попыталась увернуться, но его пальцы мертвой хваткой впились ей в волосы, вновь заставив запрокинуть голову.

 

— …может, ты и сама не прочь, м

/108, 107/ Быстрее! /106, 105/ Ну, пожалуйста!

Свободной рукой он провел по ее щеке, скользнул к шее и ниже. Она сжалась сильнее, жалея о том, что надела сегодня платье.

/101, 100, 99/

Продолжая держать ее за волосы, он потянул за бретельку и резким движением разорвал ее. Сначала одну, потом вторую. Провел рукой по спине, опуская платье все ниже.

/95, 94/

Сердце гулко билось, шум в ушах нарастал вместе с паникой. Не успеть…

Но тут он отпустил ее голову. Нарочито медленно разулся, снял брюки, сложил их и отправил на кровать, к остальным вещам. Позволив, тем самым, досчитать до цифры 51.

Теперь на нем были только трусы, носки и почему-то галстук. Его дурацкий вид, а также то, что оставалось меньше минуты, заставило девушку немного расслабиться. Она даже усмехнулась.

И это было ошибкой.

— Ах, тебе весело

Молниеносно он подскочил к ней и с размаху ударил по щеке, а потом с силой придавил к кровати, навалившись всем телом. Девушка никогда еще не чувствовала себя такой слабой и беспомощной. Она задыхалась от его веса, кричала, плакала и сопротивлялась, но не переставала считать.

/46, 45/

А он одной рукой сжал ее запястья, а другой перевернул на спину, так легко, будто она была тряпичной куклой. И раздвинул ей ноги.

— Нет! Не надо! — закричала она /41, 40/, — Я все скажу! /38, 37/ Клянусь! /35/ Отпусти меня! Отпусти! /33, 32/

Он замер и несколько секунд она, тяжело дыша, смотрела ему в глаза, позволяя упиваться своим страхом.

/28, 27/

Наконец, его хватка ослабла и он отстранился. Оказавшись на свободе, девушка сделала несколько глубоких вздохов и отползла к стене. Во рту чувствовался привкус крови, щеку жгло, а на теле остались призраки его прикосновений.

Не сводя с него глаз, непослушными руками она опустила подол платья и завязала узлом бретельки.

/21, 20/

— Ну Долго мне ждать — он протянул руку и провел по ее плечу, заставив еще сильнее вжаться в стену.

/18, 17/

— Нет-нет, я скажу /15, 14/. В вашем споре… ну, кто из нас самый слабый /11/, вы оба проиграли/9/. Потому что /7, 6/ нет сильных и слабых, если знать, как применять свои способности /2/. Я — знаю /1/.

Его лицо исказилось — может, от ярости, а может, от страха. Кажется, он даже хотел что-то сказать, но не успел.

Вода, которой были пропитаны одежда и волосы девушки, в одно мгновение собралась в сгусток в его ноздрях, и со вздохом попала в легочные пути.

Стены задрожали от далекого взрыва. Послышался вой сирен.

На самом деле, она могла обойтись и меньшим количеством. Капля пота, крови, слюны — чего угодно.

«Мне даже интересно посмотреть, что ты будешь делать теперь, когда рядом нет ни капли воды». Зато есть ты, мой милый. И твой организм. Ты ведь знаешь, из чего он состоит на 70%

Мужчина поднялся на ноги, с безмолвным криком ринулся к двери, но не смог сделать и двух шагов. Процесс был запущен. Каждая молекула H2O в его теле вырывалась из системы и устремлялась наружу, не забыв передать послание дальше. Пузырь вокруг его головы становился все больше, а тело на глазах серело и ссыхалось. Оно рухнуло на пол с глухим стуком и девушка отвернулась — зрелище было не из приятных.

А шум снаружи все нарастал. Автоматные очереди сменялись криками, стены сотрясались от взрывов. В камеру проник запах дыма.

Девушка села ровно, оправила платье и вытерла слезы. Прикосновение к щеке заставило ее поморщиться и зашипеть от боли. Не удержавшись, она бросила укоризненный взгляд на мумию в трусах и галстуке, скрючившуюся на полу.

— Сильные действуют напролом, а потому — слишком предсказуемы, — объяснила она. — Слабому же приходится искать другие пути. Действовать изнутри. Если ты понимаешь, о чем я.

Окончание фразы потонуло в грохоте, с которым железная дверь камеры слетела с петель.

ёна_Сечкина

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *