В травмпункте

Я вчера была в чистилище. Теперь я знаю, что меня когда-нибудь ожидает. Там страшно пиздец, но обо всём по порядку.

Вчера сын катался на скейте, и не вписался в поворот. Не вписался так удачно, что домой прискакал на одной ноге, а вторую, говорит, я кажется сломал. Дело было ночью.

Утром я по делам уехала, а Дюша в поликлинику пошёл, откуда его ожидаемо отправили в травмпункт. Звонит, преисполненный печали и тщетности бытия: Мама, а ты где А можешь съездить со мной в травмпункт, а то там от автобусной остановки километр идти надо, а я не могу, я инвалид, ножка болит.

У меня внутри радужным холодцом всколыхнулся материнский инстинкт и начисто выбило все мысли о том, что Дюше пошёл двадцатый год, что у него на лице волос больше, чем по всему моему туловищу, что в нём метр восемьдесят, и что такси до травмпункта стоит 150 рублей.

Я рванула домой, к кровинушке своей покалеченной, ягодке своей одноногой, к младенчику бородатому. Сидит на лавочке у подъезда, на лице вся скорбь еврейского народа, в глазах надежда и немного решимости — ну чисто Мамонтёнок из мультика, который маму решил найти. Я охнула, зашлась сердцем, вызвала такси и поехали мы в травмпункт. Который, я же помню, всю жизнь был у нас на проезде Шокальского, я ж туда одно время как на работу ездила, а теперь надо ехать в какой-то другой, на каком-то Чукотском проезде.

Ну, приехали. Даже не вошли ещё, а я уже поняла, что там внутри всё очень плохо — очередь в регистратуру начиналась ещё на улице. А там откуда она начиналась — доносились крики: «Куда вы блять без очереди! Я тут чо, почти два часа просто так стою» — и следом звуки ударов.

Дюша чота взбледнул сразу, и к забору припал. Я говорю: Стой здесь, я на разведку. И пошла внутрь, даже не помолясь, а зря.

Такого количества хромых, загипсованных, одноглазых, и одноруких людей с костылями, ходунками и палками — я сроду в одном месте никогда не видела, даже в больнице. Вру, конечно. В больнице видела, но все они были тихие, обречённые, и сидели вдоль стеночки.

А тут шла натуральная гражданская война, где брат шёл на брата, бабка на бабку, дедка на дедку, инвалид на инвалида, и все были вооружены палками и костылями. При мне какая-то бабушка с рукой на перевязи пыталась палкой выбить глаз деду с костылями, с криком: «Я тут с десяти утра стою, мне тоже только направление взять!»

На часах было 16:00.

Только попав внутрь помещения, я поняла, что очередь в регистратуру ничтожно, смешно мала! Внутри были и другие очереди: в кабинет первичного приёма, на рентген и в перевязочную. Судя по запаху — где-то в этих очередях затерялся труп. Возможно, что и не один. И очевидно, что он сюда пришёл ещё живым, и вчера. Где-то через пару часов должна подойти его очередь, но трупу, кажется, это уже неважно.

Стульев на всех не хватало, люди сидели и стояли где попало. Кто уже обессилел — тот сидел молча. В ком ещё остались силы — бились на костылях и палках, выясняя кто из них достоин без очереди получить больничный, ибо и так уже прошёл все круги ада: и два часа в регистратуре, и три часа к врачу, и ещё три на рентген, и ещё два — снова к врачу, снимок показать, а теперь дайте уже суки больничный получить без очереди, я его выстрадал и заслужил!

Периодически откуда-то выскакивала врач, и выносила бумажку. Женщина, которой ту бумажку вынесли — громко воскликнула: Наконец-то!!! Полтора часа уже стою!!!

на что врач ей ответила: И скажите спасибо, что не три.

У стенки застонал и рухнул какой-то мужик. Тоже, наверное, бумажку ждал.

Всего час.

Я стою вот среди этого всего, и понимаю, что Дюше сюда не надо. Сюда ваще никому не надо! Нет таких грехов человеческих, чтоб за эти грехи вот сюда попасть!

Тут мне на глаза попался охранник. Я к нему подошла и спросила: Скажите, я правильно понимаю, что если мы тут впервые (тьфу-тьфу-тьфу), то нам сначала карту нужно завести в регистратуре, да

И он такой: Да. Но попробуйте прорваться туда без очереди. У нас одно окошко работает, там и карты выдают, и больничные оформляют, и долго это всё. Ну, часа полтора простоите же. Зачем время терять Вам ещё в три очереди стоять. Часам к десяти вечера как раз пройдёте.

Я оглянулась. У окошка всё та же старушка выбивала глаз деду с костылями и явно побеждала в этом раунде. Как-то без слов стало понятно, что не стоит мне даже пытаться пролезть без очереди. У деда хоть костыли есть для обороны, а у меня ничего, только хромой сын, и тот на улице у забора лежит. К тому же, полтора часа — это только в регистратуру стоять.

А потом ещё минимум три очереди отсидеть надо. В эпицентре поля боя и трупов.

И тут, знаете, самая стыдная часть моего повествования. Я возовопила.
Я возовопила как самый неправедный грешник, стоящий на краю котлована с геенной огненной.

И возовопила я семиэтажным матом, который даже стесняюсь озвучить, но смысл был такой: Женщина лёгкого поведения! Что тут у вас за совокуплённое фиаско происходит

Кто здесь ваще работает Почему, самка собаки, люди, которым в медучилище даже клизму мертвецам делать не доверяли — вдруг работают на Чукотском, самка собаки, проезде, и работают, самка собаки женщина лёгкого поведения, через анальный сфинктер! Идите вы все в этот вот анальный сфинктер, и будьте здоровы!

Повисла нездоровая тишина, и я поняла, что надо валить, иначе сейчас в меня полетят палки, костыли и вон та маленькая старушка в гипсе.

Ну и свалила. Не снижая скорости, подхватила у забора своего бородатого младенчика и быстро покинула территорию портала в преисподнюю. По пути я прикидывала варианты: куда щас можно поехать, чтоб за денежку сделать рентген да фиг знает куда. Надо гуглить платные медцентры в округе.

Так вот: я позвонила в СЕМЬ платных клиник, пытаясь дать денег за рентген. В трёх клиниках рентгена не было вообще, ещё в трёх — запись на три дня вперёд, а в одной рентген был, но в их филиале в Митино, и тоже на сегодня уже запись закончилась.

И тогда я решила по старой памяти скататься в родной травмпункт на Шокальского. Ну, может, хоть там очередь поменьше Приехали мы туда, а там, знаете, Боженькина пазуха и Барвиха Лакшери Вилладж в Медведково. Всё красиво, всё с евроремонтом, даже охранники как голливудские кинозвёзды выглядят, и, главное, человек 10 народу всего.

И у регистратуры ни души.

Ну, — думаю, — платный травмпункт теперь тут сделали. Для богатых старух и их хромых младенчиков. Подхожу к окошку, там всё как положено: красивая девушка улыбается: Чем могу помочь

Я ей Дюшин паспорт и полис сую: мол, мой зайчик, мой мальчик попал под трамвай. Тьфу-тьфу-тьфу канешна, простите, шутка у меня говно, это нервное. Со скейта навернулся, нам бы рентгенчику немного бы. Я денег дам, сколько скажете. И помолюсь за вас.

А она такая: Вы из СВАО А где прописаны Ну, на будущее просто знайте: теперь ваш травмпункт находится на Чукотском проезде, а к нам вы уже не относитесь, но рентген мы канешна щас сделаем, проходите, садитесь, щас вас врач вызовет.

Десять минут мы просидели в очереди к врачу, и минут 15-20 на рентген. Всё. Рентген выявил, что перелома нет, вывиха тоже, есть ушиб и растяжение, до свадьбы заживёт, вот рецепт на согревающую мазь.

Выйдя на улицу я сказала голосом Василия Алибабаевича: А на Чукотском щас хорошо, макароны дают. Уже половину очереди в регистратуру как раз прошли бы.

Я вот не знаю, за что, за какие прегрешения, нашу улицу прикрепили к травмпункту на Чукотском проезде, но тем кто это сделал — в руки насрать и похлопать заставить. Ну и ещё пожелать самим вам в тех очередях шесть часов просидеть под перекрёстным огнём из летающих костылей. И чтоб ещё полтора часа бумажку ждать. И ещё полтора биться около регистратуры, чтоб без очереди выбить себе больничный.

Вот не дай Господь нужда меня припрёт посетить травмпункт — я опять поеду на Шокальского, и опять отыграю там лицом пантомиму «Оу, как на Чукотский Не знала, не знала, ваще не знала! А где это»

Одно я поняла вчера точно: я не буддист. И никогда из меня буддиста не получится. И не смогу я в позе лотоса медитировать в травмпункте с 16:00 до 22:00, чтобы рентген сделать, и никому дополнительных увечий не нанести.
Вчера я была в преддверии Ада.

Раевская

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.