Тридцать

Тридцать «Мне будет 30, я умру» - эта мысль влетела в голову в глубоком детстве, когда особо и не думаешь об этом. Когда самая большая твоя забота это чтобы игрушки были уложены в твою тумбочку,

«Мне будет 30, я умру» — эта мысль влетела в голову в глубоком детстве, когда особо и не думаешь об этом. Когда самая большая твоя забота это чтобы игрушки были уложены в твою тумбочку, иначе мама наругает. Мысль влетела и вылетела, детское сознание запомнило, но не заострило на этом внимания. Жизнь продолжалась, светило солнце, пели птички, в соседнем доме поножовщина двух алкоголиков, мужчина в крови, убегающий через твой двор от каких-то людей, драка двух бомжей, отец алкоголик, долбящий по окнам дома и кричащий, что он всех отсюда выкинет Взрослея в этой жестокости осознаешь, что мир добрый, когда ему выгодно, а в остальное время он злой и противный, он корчит гримасы и смеется над попытками вырваться, ставит подножки, толкает в спину. Большинству удается совладать с его правилами, обойти презирающую толпу, глубокие грязевые «ванны» и ямы с кольями. И это прекрасно! Это дает надежду и прибавляет немного уверенности, особенно если есть, кому верить.
Но все же «мне будет 30, я умру» С возрастом эта мысль возвращается все чаще и как бы невзначай напоминает:
— Друг мой, на часы-то глянь! Тебе почти 30, а что ты сделал Что ты вообще делаешь
— В смысле непонимающе смотришь ты.
— Дорогой мой, что оставишь-то после себя, кроме имени и двух дат отделенных тире Ты закрыл дверь перед всеми своими талантами, взял и беспардонно лишил их жилья! Так что ты оставишь
И не найдя что ответить, пожимаешь плечами. На самом деле и 30 тебе не так уж и скоро, но подумать лучше сейчас. И в голове появляется тонна воспоминаний о том, что и пел ты хорошо, и слух у тебя музыкальный, но писать музыку или даже стихи не умеешь, а значит, это совсем не то. Печальный образ музыканта, тяжело вздохнув, в очередной раз покидает твой «дом». Снова придется сидеть с инструментом на перекрестках реальности и ждать, что кто-то подберет.
Со стихами вообще весело. Когда-то ты пробовал, но выходило что-то вроде: любовь-кровь, морковь и прочая свекла Даже вспоминать, оказывается, стыдно! Забавно и глупо.
Пройдя все перекрестки семи дорог, на одной из них тебе улыбается чудак в берете, с мольбертом и палитрой. Вокруг шеи обмотан цветастый шарф всех цветов радуги, и он абсолютно счастлив, чего о тебе не скажешь! Вдруг вспоминаешь, что да, рисуешь-то ты всегда, потому что тебя это успокаивает, тебя это разряжает и спасает от серости будней и скучного окружения, потому как другого пока и нет. Жмешь чудаку руку, заляпавшись в краске, и бежишь сломя голову в магазин, тратишь последнее, что есть, в том числе и заначку на «черный день», хотя долго колеблешься. В конце концов, если подумать, «черный день» случается почти всегда, а поэтому разницы нет, когда ты потратишь эти деньги. И вот вы с мольбертом и красками остаетесь наедине Первое время молчите, но потом кто-то все же прерывает неловкое молчание и начинается «общение». Образами, сюжетами, натюрмортами и запахами красок, новых листов, растворителя…
«Мне будет 30, я умру» — мысль возвращается все чаще, словно Смерть завела будильник и боится проспать этот час, но будильник необычный, он действует в обе стороны. Бесит. Нещадно. Особенно когда пытаешься работать, писать картины и хоть немного общаться с интересными людьми. Но при этом понимаешь, 30 уже скоро, осталось всего ничего, а успеха нет. Может, поэтому и повторяют Мол, торопись, а то так и умрешь, бесславно или наоборот, прославишься, но потом, как пожмешь Смерти руку. Да, очевидно, она и есть главный поклонник таланта! Забавно, любопытно и даже приятно, вон какие Высшие существа оценили!
«Мне будет 30, я умру» — ты и сам уже думаешь эту мысль. Вернее, думаешь, а как Что будет-то Сбила машина Ударило молнией Пристрелили в подворотне Сам Или неожиданные проблемы со здоровьем Казалось бы, зачем вообще об этом думать Но интересно же! Любопытно, что там из своего списка выбрала Смерть, сидя как-то вечером за чашечкой чая, а чай непременно травяной, с самых солнечных лугов.
— Какая разница! отвечает тебе кто-то. Не заморачивайся, живи и не думай об этом, все равно потом узнаешь!
— Типа сюрприз интересуешься ты, надеясь все же вызнать правду.
— Что-то вроде того, — смутно отвечают тебе. Были бы у этого ответчика руки, он бы ими еще и покрутил так забавно, как бы прикидывая, похоже это на сюрприз или нет.
Вздыхаешь. Что там и как, никто отвечать не собирался, тебе просто выдали срок, чтобы ты успел сделать хоть что-то. И вот, пока все танцуют и рассказывают анекдоты на корпоративе, ты думаешь, а они знают Свой отрезок времени им известен Или это только для тебя будильник завели и напоминают
«Мне будет 30, я умру» — проносится в твоей голове, когда к тебе впервые приходит успех. Первая выставка, признание, комплименты и вдруг, осознание, что еще год Остался только год! Он пролетит, как день, может, даже час, и все это растворится, исчезнет, как дыхание на зеркале, а за ним и твое отражение и что будет потом Ну, после тебя Помнить-то будут Ну, ты же старался, писал днями и ночами, тратил последнее на краски и холсты, тратил себя Зря или не зря Благодарно ли это, отдавать себя таланту, пренебрегая чем-то простым и человеческим, что для тебя всегда было чуждо
Ты спрашиваешь раз за разом, но там, очевидно, проблемы со связью. Оборвало линии, и никто не слышит. Или все разом отправились в отпуск, решив, что не так и важно это все, сам как-то разберешься!
«Мне будет 30, я умру» — еще три месяца, но уже даже как-то не страшно и вдруг спокойно Почему-то понимаешь, что бояться смерти глупо, она придет ко всем, вопрос только в том, на каком месте Вы в ее длинном списке. Прятаться от нее А зачем Да и где Найдет, посмеется и все равно заберет. У нее же план, как у консультантов Сбербанка, на месяц. В августе Петя, в марте Света и прочие инициалы с датами, через тире. И ты даже не ждешь ее, ты просто знаешь, она придет, ее не остановят ни пробки, ни метели, ни морозы. Придет в любую погоду и любое время. А пока Пока она еще только просыпается, досматривает свой сон, ты можешь вдохнуть поглубже воздуха, научиться кататься на коньках, забраться на самый высокий дом, потому что всю жизнь боялся высоты, но попробовать-то надо! Пусть будет страшно, но ты это сделаешь! Ведь это все в последний раз, но впервые, ты живешь Ты свободен и знаешь, что бы ни случилось, так и должно быть. И может, все было зря, но оно было! Оно заставляло тебя двигаться дальше, преодолевать толчки в спину, подножки, лужи, ямы И ты выбрался! Ты был! Ты есть! Да, ты скоро исчезнешь, но пока-то Солнце светит, птицы поют, трава зеленеет, в соседнем доме родился ребенок, через твой двор носятся дети на велосипедах, скейтах, самокатах и звонко смеются, двое стариков играют в шахматы и спорят, куда делась ладья и была ли она вообще Жизнь стала добрее или ты просто этого не замечал

Мне 30, я умер Странно, было больно, а потом спокойно. Только холодно немного. В воздухе пахнет хвоей, на аккуратном деревянном мосту, перекинувшимся через реку, меня ждет человек, в черном костюме и пальто. Белый как сама Да это и есть Смерть! Он добродушно машет мне рукой, и я иду. Он улыбается, словно мы старые друзья, которые давно не виделись.
— Пойдем, а то холодает! говорит Смерть, и мы идем по темно-зеленому полю в темный лес. Воздух здесь теплый, но ветер

***

«Мне будет 30, я умру» — оседает где-то в детской комнате, пока маленький ребенок разводит на полу военные баталии, при помощи маленьких игрушек из «киндера». Мысль пролетает и остается где-то в глубине подсознания

Wanderer

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.