Сверхспособность

Сверхспособность Есть у меня сверхспособность - когда я не прикладываю усилия к тому, чтобы НЕ нравиться людям - я им моментально нравлюсь. Странная особенность, в результате которой меня либо

Есть у меня сверхспособность — когда я не прикладываю усилия к тому, чтобы НЕ нравиться людям — я им моментально нравлюсь. Странная особенность, в результате которой меня либо обожают, либо ненавидят, видимо врожденная, ибо до 16 лет меня дважды похищали поехавшие мозгами люди, словно воровали понравившуюся игрушку из супермаркета. Но эта история случилась тогда, когда я не знала слово «супермаркет» и жила в глухом городке забытой Богом страны.
Я точно не помню сколько мне было — 10 или 11 лет, не помню было это весной или осенью, потому что долгие годы после этих событий я пыталась это забыть.
Я проснулась утром и узнала от мамы, что в школу я не пойду сегодня. Обычно это меня бы расстроило, но не в этот день. Мне было поручено ответственное задание- поехать в другой город (крупный, почти мегаполис), забрать у бывшего отчима сверток с золотом и привести его домой. Звучит странно, да Почему я Какое золото Нельзя ли передать через знакомых Но эта тварь неплохо подготовилась и достаточно умело все объяснила. Я — потому что нужно проехать границу, а детей не обыскивают. Знакомым веры нет. А золото, естественно, ворованное, кого этим удивишь в начале 2000х в провинции Не стоит спрашивать зачем матери с тремя детьми ворованное золото, я полагаю. И вот я, вместо школы, иду на автостанцию, откуда отправляюсь за сокровищем! Мой наивный мозг уже рисует картинку как мама покупает одежду на рынке, готовит праздничный ужин, как все радуются и начинается новый этап жизни нашей семьи. У меня было часа 4 для фантазий и вот я уже в мегаполисе.
Город меня поразил: большой, красивый, весь шумит, жизнь кипит и мое сердце замирает, ведь это я впервые так далеко от дома. Меня встречает бывший отчим и еще парочка дружков. Один из них молодой, лет 20, добрый, тихий. Второго не помню. Молодого называют Малой, я начинаю называть его так же и всю троицу это веселит. А меня все считают родной дочкой отчима. Мы садимся в вишневую девятку и едем на квартиру.
В квартире странный интерьер, но это я сейчас понимаю, тогда было норм. Обшарпаный диван-книжка, стол белый, каких я видила много, трюмо, шторы с нарисованной бахромой, книги на полу. Все ходят обутые, грязно. От жары окна открыты и слышны все разговоры соседей. Я жду когда же мне дадут обещанный сверток. Но оказывается его нет на квартире и за ним уезжает тот, которого я смутно помню. Малой со мной общается, он мне явно нравится, славный такой. Стараюсь не смотреть на отчима, потому что знаю этот взгляд наперед… ненависть, агрессия, желтые белки и черные глаза, жаждущие дозу. Да, я знаю что такое наркотики уже давно, задолго до этих событий. И к тому моменту уже осознанно ненавижу все, что связано с ними. Отчим отправляет малого в магазин за мандаринами- версия для меня, но я слабо верю и от нежелания остаться один на один с этим чудовищем прошу малого взять меня ссобой. Детям там не место. Явно не за мандаринами…
Малой уходит, защелкивается замок. Я пытаюсь верить, что я все же вот-вот получу заветный сверток и уеду. Пытаюсь думать, что отчим больше не ненавидит меня. Секунды застывают в ушах. Поют птицы. У соседей слышен телевизор. Хочется убежать. Я начинаю понимать, что сейчас последует месть и меня не станет. Глаза врага налиты кровью. Говорит что убьет меня. И если я буду кричать, то мне никто не поможет. Я забиваюсь в угол. Там грязно. Отчим идет курить. В углу я нахожу 2 вещи — заламинированную иконку и бритву с лезвием. На обороте иконки молитва. Я понимаю, что это мой шанс выжить. Я начинаю читать эту молитву, сжимая в одной руке иконку, в другой бритву. Думаю жаль, что не нож, сейчас бы я его точно убила. И молюсь. В тот момент все что я могла — верить. Я должна была выжить, ведь мама ждет меня дома, ведь я нужна маме. Самый большой страх, что с ней что-то случится и младшие останутся в детдоме или с этим чудовищем, которое хочет меня убить.
Я молюсь. Постоянно. Видимо прошло какое-то время. Отравленный наркотой мозг этой твари начинает впадать в паранойю. Ему снова кажется, что приехал Цыган и хочет его убить. А я отчаянно надеюсь, что это правда, а не паранойя. Он уже забыл обо мне и долго выглядывает в окно, разыскивая признаки своего преследователя. Я молюсь.
Он звонит кому-то. Потом еще. Потом звонит маме. Говорит что убьет меня, если Цыган не уедет. Я молюсь.
Звонки, звонки. Я уже не слышу разговоры. Я только молюсь, плачу и сжимаю бритву.
Он звонит еще и еще, потом говорит, что я еду домой. Я говорю что никуда не поеду с ним. Кричу чтоб пришел цыган и забрал меня. Возвращается малой. Ему я тоже теперь не верю. Но у меня есть бритва и икона. А еще надежда, что за нами на самом деле следит цыган. Он хороший, как для наркобарона. Я похожа на его дочь, и он с детства влюблен в мою маму. Так что шансы есть. Мы выходим на улицу и едем. Долго кружим по городу, пытаясь оторваться то ли от преследователя, то ли от спасителя, то ли от паранойи. Но вот я в автобусе. Можно выбросить бритву и спрятать икону.
Впереди 4 часа пути и мама.
Я жива. Бог точно есть. Зачем все это произошло Чего он хотел
Лучше бы пошла в школу.

Фрося Плюшкина

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.