Надо сказать, что я достойно отметила 1 апреля… Прям вот сама не ожидала, что так пошучу. Удачно — нет Скорее, нет, — для меня. :)

 

Вчера ничто не предвещало. Сходили в театр. Дивная постановка! Дивная! Очень повеселились, массу положительных эмоций получили. Обратно на такси ехали. Сегодня утром мне надо было к 10 утра в больницу, еле встала. Я всегда тяжело встаю, но тут вообще… Немного позавтракала — кружка чая, тост из ржаного хлеба, штуки 4 галеты. Опять же на такси доехала до онкоцентра. Шла от машины и думала: «Мне дали на отдых 3 дня. Я бы вот неделю поотдыхала — такая слабость!» Поднялась в отделение, зашла к врачу, — всё как обычно. Врач назначила мне общеукрепляющую капельницу.
Усадили в процедурке. Поставили капельницу. И-и-и-и… минут через 10-15 я почуяла, что отъезжаю. Успела в полный голос позвать медсестру. По краям обзора — чернота, в горле вата, в голове невесомость. Медсестра позвала вторую, та — врача, ой, ой! Оказалось, давление упало до 60 на 40. Укололи что-то, нашатырь дали. Полегчало.
Больше всего развеселила врач. Она такая трогательная, такая молоденькая, такая старательная, такая симпатичная, прям ми-ми-ми! И вот она принялась разговаривать со мной как со старенькой бабушкой, — громко, раздельно, чуть не по слогам. Мне смешно, а смеяться не могу — слаба. Врач вызвала реанимацию. Пока те ехали, укол подействовал, мне полегчало. Врач опять громко, раздельно спрашивает, как мол, сердце, голова, а я хихикаю: «Всё хорошо, и слух тоже, не волнуйтесь, доктор!»
Но всё равно на каталке покатали. В лифте, на другой этаж, прям в реанимацию — интересно так! Палата вся в кафеле. И холодно, как в погребе! Мне под простынь к руке с капельницей пристроили тепловую пушку, похожую на трубу пылесоса и насаженным соплом. Ну чисто барыня: все удобства обеспечили!
В общем и целом меня приводили в чувство 8 человек. Восемь! Всё быстро, чётко, профессионально и сочувственно. Две медсестры и лечащий врач в процедурном кабинете, потом врач и сестра из реанимации, потом уже в реанимации ещё одна медсестра — она пришла на поиск вен. А потом ещё одна брала кровь и ещё одна снимала кардиограмму. Мне аж неловко было от такой свистопляски! Меня утешали — почти все. И только одна сказала: «Вас, девушка, надо было лечить сладким чаем и сосиской в тесте! У вас голодный обморок!»
Я склонна с ней согласиться. Есть и правда хочется почти всегда, но ограничиваю себя сильно, потому что и тошнит почти всегда. Или и вовсе… того… что с золотухой обычно вместе бывает! Поэтому лучше меньше, как я думала. Ну и додумалась! Но так лучше, чем аллергия на препарат. Его отменили, кстати. Вот теперь лежу в отделении, не отпустили на родной диванчик. Из окна палаты — дивный вид. Тётеньки в палате милые, но чрезмерно телевизор любят. Параллельно с разговорами по телефону, разгадыванием кроссвордов, чтением любовных романов — фоном. Громко. Рррррррррррр!
Правда, поспать дали, спасибо им. И вот обед, сон, полдник, ужин — и я как новая, 120 на 80!
А теперь и вовсе красота: любимый муж принёс ноутбук с наушниками, так что я сейчас кайфую под звуки дождя, грома, поющих чаш. И вот вам отчитываюсь про шутку, блин.
Ну, за весёлые и удачные розыгрыши на 1 апреля! И всем здоровья, хорошего аппетита и прекрасного заката за окном!
А особенно здоровья, сил и денег побольше всем медработникам.

 

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *