Народная мудрость гласит: «Из запоя, как и из отпуска, нужно выходить постепенно»

Вчера бутылка, сегодня чекушка, завтра шкалик, послезавтра мерзавчик. Если это простое правило не соблюсти, то развивается синдром ОРЗ – «очень резко завязал». Три дня и три ночи изнывает добрый молодец от абстинентного синдрома, а потом неожиданно приходит она – белая горячка.
Вызвали нас как-то на кровотечение изо рта. Приезжаем: очередной алкаш, словив белочку, решил, что у него в горле завёлся червяк. После взгляда в зеркало подозрения подтвердились – с нёба что-то свисало. Мужик попытался достать до него пальцами. Не вышло. Но он был мужик рукастый, имел дома целый ящик инструментов. Выбрав пассатижи нужной формы и длины, он «вырвал грешный свой» язычок, как говорится, с мясом.
Это был обычный язычок мягкого нёба – по латыни мы его называем uvula. Действительно, uvula часто беспокоит профессиональных алкоголиков. Это вызвано тем, что пьяные спят с открытым ртом и мощно храпят. В результате uvula всю ночь обдувается «выхлопом», засыхает и воспаляется.
Другой случай еще интереснее.

Скорую вызвали родственники, поводом к вызову являлся всё тот же синдром ОРЗ. Приезжаем: посреди комнаты на табуретке сидит мужичок средних лет и делает руками странные движения, как будто вытаскивает изо рта длинную нитку и наматывает на клубок. Причем занимается этим уже несколько часов.
— В чем дело, голубчик? – спрашиваем.
— Вы что, не видите? У меня в желудке нитки! Вот я их вытаскиваю и наматываю на клубок. Вдруг в хозяйстве пригодится? – отвечает он, не отрываясь от своего занятия.
Всё понятно, посадили в машину, везём в психушку. Заехав в психбольницу, мы выгрузили больного и стали рассказывать психиатру историю. Глядь: а пациент уже ничего на клубок не «наматывает».
Психиатр радостно начинает оформлять отказ в госпитализации: мол, здорового привезли… Но тут выручил опытный фельдшер с моей бригады. Тёртый калач. Подходит к больному и говорит:
— Что же Вы, милейший, нитку наматывать перестали?
— Так ведь кончилась — отвечает, — Нету больше…
— Как это кончилась? — не сдается фельдшер, — Вот же кончик изо рта торчит!
— Ой! И правда! – сказал пациент и снова начал сосредоточенно «мотать на клубок». Больного в психушку взяли…
Третья история связана с казачьим движением. Развивается оно у нас бурными темпами: казаки в нарядных мундирах ходят по улицам – что ни казак, то генерал или маршал. Рядовых практически нет. Весело звенят жестяные медальки, никакого отношения к боевым наградам не имеющие. Пропагандируют, зовут в свои ряды. Один мой друг недавно вступил в их ряды, теперь он есаул. Звал меня, саблю обещал выдать. Я отказался, с саблей на скорой помощи неудобно ездить, я уж лучше по старинке, с пистолетом.
К одному такому казачку как-то раз и приехали мы на скорой помощи. Случился с ним небольшой запойчик, дней этак на пятнадцать — двадцать. А отпуск не резиновый … Огромным усилием воли он поборол в себе зеленого змия, пережил абстиненцию и уже было расслабился. Тут-то его и настигла белочка.
Белая горячка характерна тем, что действует на всех по-разному: верующим мерещатся черти, атеистам – инопланетяне или насекомые, воинам-интернационалистам — «духи».
Этот был из ветеранов боевых действий, поэтому ему мерещились террористы. Нарядившись в парадный казачий мундир, он взял саблю и начал крошить в щепки всё, что попадалось на глаза: мебель, двери, окна. Чуть кошку не зарубил.
Вызвали почему-то нас, а не психиатрическую скорую. Приехав, мы заглянули в комнату: вся мебель изрублена, на полу сидит «казак» в парадной форме и плачет. Родственники слёзно просили не вызывать психоскорую, а то «с работы попрут». Битый час мы с ним разговоры разговаривали, но без особого эффекта. Больной периодически хватался за саблю и начинал снова крушить всё подряд. Уже и окна выставил. Вызвали мы всё-таки «психов».
Психиатрическая скорая помощь работает быстро и эффективно. В споры они не вступают. Тощий сутулый дедушка-доктор с бородкой клинышком сказал только одно слово – «Где?» В комнату к казаку проследовали два мордоворота размерами «два на полтора», в рваных халатах. Послышались глухие звуки борьбы, и через десять секунд они вынесли казака, спеленатого, как грудной младенец. Только соски не хватало. Через минуту их уже не было на горизонте.

(с) Лев Падалко

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *