Хочу, чтобы у моих детей было охуенное образование

 

Не расеянское, разумеется, произносит белокурая девица, помешивая коктейль трубочкой.Я сижу за соседним столиком и невольно слушаю речи двух поддатых барышень, одетых в вечерние платья. Их голоса смешиваются с шумом и суетой субботнего бара, а внешний вид больше подходит для вечеринки светских львиц или хотя бы для выпускного.
Заказываю два бокала темного эля.
Уже в третий раз я жестом подзываю официанта и фразой «повторите» запускаю его обратно в зал. Он откатывается от моего столика подобно бильярдному шару. Следом шар влетает в лузу, которая ведет за стойку к бармену, и спустя несколько минут возвращается с двумя запотевшими бокалами.
Кроме пива на моем столе лежит огрызок бургера и остывшая картошка фри, разбросанная по деревянной доске. Огрызок напоминает мертвого гусара после дуэли. Я выгляжу не лучше, а может и хуже.
Вспоминаю свою суточную смену на скорой.
Как же блять ужасно. Но по сути человек привыкает ко всему. Никогда в жизни я бы не предсказал себе такую судьбу. А я ведь мог просто сочинять песни или раскладывать товары в «Пятерочке» или, может быть, бизнес открыть.
Но вместо этого меня ждали обмороженные пьяницы, бомжи, наркоманы со сгнившими конечностями, бабушки, чье сознание на девять десятых уже на небесах общается с Яхве. Дети с температурой 37.5, старики с грязно-желтыми ногтями и лицами, залитыми текстурой «кора дуба». ДТП с мотоциклистами. Иски в суд за проход к ребенку в уличной обуви. Экстремальный спуск с десятого этажа ста килограммов кричащей бабки в «волокушах». Вопли пмсной яжематери. Проклятья в адрес всея медицины от очередного сектанта, вегана или еще какого пидора. Все это я вижу почти каждый день.
Если подрисовать к моей скудной ЗП нолик, ну или хотя бы единичку в начало, тогда будет честно, и то не факт.
Делаю большой глоток эля.
«На прошлой неделе у клуба какие-то гопники подрезали парня… Он моментально вытек… Не успели довезти… Заступился за девку, которую даже не знает… И это 2019 год… Люди не меняются…» запиваю мысли пивом.
А я ему говорю, СУКА, ТЕБЕ ЗА ЧТО ДЕНЬГИ ПЛАТЯТ! крик белобрысой мадам дрелью впивается мне в уши. Въебался в меня на своей скорой, крыло помял, дверь поцарапал и стоит смотрит, еблан тупой. Прям как в анекдоте, ей богу.
Ну и что потом вторая девушка отвлекается от ленты инстаграма и лениво тянется за коктейлем. Вероятно она уже привыкла к диким воплям подруги, поэтому слушала ее со спокойствием танка.
Что-что, пинка под зад ему и поехала дальше. Виталик денег на ремонт даст. Жалко, тачка новая, блондинка ставит на стол полупустой стакан с кусочками льда и маленьким бумажным зонтиком. Повторим или счет попросим
Давай еще по одному, зевает подруга.
А вообще эти врачи не люди, особенно на скорой. В прошлый раз чуть бабушку мою не угробили. Еще и в госпитализации отказать хотели, мудачье. Надо было платную вызвать и не париться, что-то сразу на ум не пришло, блондинка поправляет волосы и слышит за спиной мою короткую речь:
Да ты совсем охуела!
Беру второй стакан с элем, грациозно огибаю столик, захожу спереди и наливаю на светлую голову девы ниагарский пивной водопад. «Это как-то само собой вышло» скажу я неделю спустя коллеге по скорой. «Правильно сделал» ответит он, и мы вместе славно поржем, проезжая по центру города в утробе белой кареты с красным крестом.
Шум. Крики. Мат. Я спешно покидаю бар, прихватив куртку. «А скоро новый год» думаю. «Опять люди обожрутся, набухаются до потери пульса и подерутся из-за какой-нибудь хуйни».
Им всем нужна моя помощь.

 

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *