Когда мы с мужем переехали из Башкирии (моей родины

в Алтайский край (на его родину) остро встал вопрос о работе. муж давно уже решил бросить медицину и занялся сайтами. А я не могла прожить без своей профессии, которую выбрала сознательно и к тому моменту имела 10 лет стажа работы в отделении травматологии и ортопедии.Главный врач предложил только место фельдшера в самой отдалённой деревне в районе на 400 человек. И я согласилась. Нет, никакого миллиона нам никто не дал, я ведь была всего лишь медсестра. Хотя по сути выполняла работу врача ходила на вызова, сидела на приёме, ставила диагнозы и назначала лечение.
Но сейчас не об этом.
В деревне с населением в 400 человек многие уже много лет подряд не проходили флюорографию. Считали, что это обследование слишком глупое, малозначимое, да и тратить своё время на него не стоит.
Приехала я на работу в августе, а в декабре мне надо было сдавать отчёт. И там была графа — сколько человек прошли флюорографию. Меня сразу предупредили цифра должна быть не меньше 80%.
Как этого добиться я в тот момент не понимала.
Но подсказал случай.
Как-то на приём пришла ко мне баба Лида. Ей было 60 лет, и она была страшным шопоголиком. Пенсию баба Лида получала большую когда-то работала директором завода, который теперь полностью развалился. На старость лет приехала доживать в деревню.
Детей у неё не было, родственников тоже не было, был муж.
И была огромная беда любила баба Лида походить по магазинам в районом центре. В самом селе был только продуктовый, так что душа там не разгуляться.
Но попасть в райцентр было не так просто автобус приходил всего лишь раз в неделю, а таксистов баба Лида не долюбливала. Да и не любила тратить свою пенсию «на мелочи», как она сказала.
И пришла ко мне баба Лида с деловым предложением так как «Скорая» ездила в райцентр в неделю по два раза то анализы отвести, то в аптеку за лекарствами, то кого-то на приём к врачу она просила каждый раз брать её с собой.
Но не просто так. В каждую такую поездку баба Лида обещала приводить с собой троих бабушек или дедушек, которые злостно уклонялись от прохождения флюорографии.
Она слышала как я ходила по деревне и буквально со слезами уговаривала местное население съездить и пройти флюорографию.
И мне хорошо, и бабе Лиде не плохо.
Я согласилась. И на первый раз попросила её уговорить пройти флюру троих старичков они не делали этого 5 лет.
Баба Лида кивнула головой и ушла.
И вот три дня спустя в 9 часов утра смотрю я в окно и вижу такую картину идёт по дороге баба Лида, а за ней ковыляют три бабульки!
Как раз те самые из моего «чёрного списка» — тех, кто не проходил флюру по 5 лет и более Загрузились мои старушки в «Скорую» и пока я делала свои дела, бабульки прошли флюру (дело 5 минут), а баба Лида удовлетворила свою страсть к покупкам.
И вот так вот с августа месяца и до середины декабря мы с бабой Лидой смогли перевозить на флюру всё население моей деревни. А это 180 женщин и 140 мужчин, остальные дети им флюра не нужна.
Когда я поехала сдавать отчёт и там стояла цифра 100% в графе охвата населения флюорографией, главный врач был невероятно удивлён.
Но своего секрета я не выдала.
Проработала я в той деревне год.
Причиной увольнения стала напрочь сломавшаяся «Скорая» и ответ на мой вопрос как я теперь буду возить пациентов в райцентр главного врача:
— На своём горбу.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.